Политика Политика

Власти Литвы увидели в референдумах «подарок Кремлю»

Поддержка Офисом президента Литвы инициативы по снижению порога сбора подписей для организации референдума выгодна Кремлю. Об этом заявил депутат Сейма от правящей партии консерваторов Миндаугас Линге. Ранее министр иностранных дел республики Габриэлюс Ландсбергис критиковал президента Гитанаса Науседу за предложение чаще проводить референдумы. Ситуация кажется парадоксальной: борцы за демократию в Беларуси, России и других странах мира у себя дома прямую демократию не приветствуют.

Почву для очередного конфликта между правящей партией Литвы и Офисом президента Науседы подготовил Конституционный суд, когда в июле прошлого года «забраковал» закон о референдуме. Противники этого документа сумели доказать, что процедура его принятия была нарушена. Таким образом, пять месяцев назад старый закон утратил силу, а новый не принят до сих пор.

Оппозиция негодует: почему литовцы оказались лишены своего конституционного права инициировать референдумы?

Министр юстиции Эвелина Добровольска пеняет на предыдущее правительство: дескать, оно не сделало никакой «домашней работы». Летом проект нового закона о референдуме прошел в Сейме первое чтение, повторно его собирались рассмотреть в сентябре.

Добровольска надеялась, что уже к началу осенней сессии парламента вопрос будет закрыт. Но по неизвестным причинам уложиться в эти сроки не удалось: председатель комиссии Сейма по правовым вопросам Стасис Шедбарас полагает, что ко второму чтению законопроект будет готов только в марте следующего года.

Тем временем в Литве сформировалась инициативная группа, которая хочет снизить порог сбора подписей для проведения референдума. Этот вопрос организаторы кампании предлагают вынести на всеобщее голосование.

«В настоящее время идет сбор подписей для реализации Инициативы референдума по сокращению количества подписей, необходимых для инициирования референдума, до 100 000, зарегистрированный на заседании ЦИК (Центральной избирательной комиссии — прим. RuBaltic.Ru) 29 июня этого года. Согласно действующим статьям 9 и 147 Конституции Литовской Республики, необходимо собрать 300 000 подписей», — сообщается на сайте организации.

Кампания приобрела общенациональный масштаб, ее поддерживают известные политики и эксперты. Лоббисты новых правил организации референдума уже получили эфирное время на телевидении, чтобы объяснить свою позицию.

Поначалу Центризбирком отказался выдавать им листы сбора подписей, ссылаясь на то, что старый закон о референдуме уже не действует, но был вынужден сделать это по решению суда. В общем, тема отнюдь не высосана из пальца.

Поэтому неудивительно, что литовские журналисты попросили высказаться по ней Юрату Шовене — советника президента Литвы Гитанаса Науседы. На вопрос, должна ли быть упрощена процедура организации референдума, она ответила так: «Видимо, должна. Было бы больше возможностей говорить с нацией, с гражданами по некоторым важным для государства вопросам, были бы лучшие возможности».

Этот безобидный эпизод вызвал гневную реакцию депутата Сейма от партии «Союз Отечества — Христианские демократы Литвы» (СО-ХДЛ) Миндаугаса Линге.

На своей странице в Facebook он написал, что российское посольство в Вильнюсе уже радостно отчиталось Кремлю о позиции Науседы по вопросу референдумов.

При чем здесь вообще Россия? Она у литовских консерваторов всегда «при чем». Россия, по мнению Линге, сможет «проталкивать» на всеобщее голосование в Литве некие «случайные инициативы».

«Одной из крупнейших побед Кремля стал провал Висагинской атомной электростанции накануне выборов, после того как был проведен референдум. Результат — Островец (Белорусская атомная электростанция — прим. RuBaltic.Ru). Это всего лишь один пример использования демократического инструмента в антигосударственных целях», — пишет Линге.

Речь идет о событиях 2012 года, когда оппоненты литовских консерваторов действительно вынесли на референдум вопрос строительства новой атомной электростанции. При явке в 52,6% почти 65% граждан прибалтийской республики проголосовали против. Вероятно, «успех Кремля» заключается в том, что Белорусская АЭС устранила своего потенциального конкурента в Литве.

Правда, Линге забывает о ряде деталей.

Конечный отказ от Висагинской АЭС оказался связан не с волеизъявлением литовцев, а с тем, что новая атомная станция обошлась бы Литве в пятую часть национального бюджета, Еврокомиссия денег на нее не дала (это же не Советский Союз), японский инвестор сбежал, а Латвия и Эстония строить АЭС в складчину с Литвой отказались.

Впрочем, тут для консерваторов все типично. Всякий раз, когда очередное их правительство «обделается», от них следуют удивительные истории о том, что штанишки им испачкала «рука Кремля».

В комментариях под записью Линге отписалась еще один известный политик —депутат Европарламента от «ландсбергистов» Раса Юкнявичене. «Ух ты! Ведь это давняя кремлевская мечта! Разве никто не рассказал президенту о латвийском опыте, когда Кремль организовал референдум по второму государственному языку? И что он мог это сделать только потому, что это была очень простая процедура проведения референдумов», — заявляет Юкнявичене.

Не будем даже цепляться за утверждение о том, что языковой референдум в 2012 году в Латвии якобы организовала Россия. Пусть это комментируют психиатры. Но о какой «очень простой процедуре» говорит госпожа Юкнявичене?

Инициаторы кампании подали в ЦИК Латвии 187 378 тысяч подписей, то есть 12,14% от общего количества избирателей. Минимальный порог — 10%. Это вполне соответствует рамочным условиям проведения референдумов в европейских странах. Между тем в Литве сегодня официально проживает порядка 2,7 миллиона человек. 300 тысяч подписей для организации референдума — это значительно больше, чем 10% совершеннолетних граждан республики.

Да и почему, собственно говоря, Литву должен пугать латвийский опыт? Против государственного статуса русского языка проголосовали без малого 75% участников референдума. Это стало скорее подарком для местных националистов: они могут прерывать любые разговоры об узаконивании двуязычия в Латвии, ссылаясь на результаты волеизъявления граждан.

Вероятно, литовские консерваторы опасаются прямо противоположного сценария. Руководство СО-ХДЛ прекрасно понимает, что их действия, мягко говоря, не всегда пользуются поддержкой широких слоев населения.

За примером далеко ходить не надо: буквально на днях появились результаты социологического опроса, которые показывают, что относительное большинство литовцев не одобряет конфронтацию с Китаем (а ведь сегодня это один из главных элементов внешней политики «ландсбергистов»).

Даже навскидку можно придумать дюжину вопросов, на которые народ Литвы и правящая ныне партия ответят по-разному. Об этом, кстати, откровенно заявлял Гитанас Науседа: власти страны не хотят выносить важные государственные вопросы на всеобщее обсуждение. «Мы еще не стали зрелым государством, если политики рассматривают граждан как статистические единицы, голос которых требуется раз в несколько лет на выборах. С каких это пор мы начали бояться своего народа?», — задавался вопросом президент Литвы.

Стоит отдать ему должное: он довольно точно описал стратегию партии СО-ХДЛ. Попадая во власть, она никогда не оглядывается на мнение народа.

Действующий премьер-министр Ингрида Шимоните всего через четыре месяца после утверждения нового Кабмина посоветовала всем недовольным ждать новых парламентских выборов. Вероятно, тогда консерваторы уйдут в оппозицию, а через четыре года снова попадут во власть и будут работать по принципу: «Что хочу, то и ворочу».

Референдумы в эту систему не вписываются. Вот такой парадокс. Главные борцы за демократию «от Беларуси до Тайваня», как они сами выражаются, в своей собственной стране не приветствуют использование главного инструмента прямой демократии.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Новости партнёров
×