Политика Политика

Русская Рига не перестанет бороться за свои права

Источник изображения: facebook.com
0  

В Верманском парке Риги 19 июля Штаб защиты русских школ и Русский союз Латвии провели акцию «СтихоМарш "Русская СтихиЯ"», приуроченную к 125-летию Владимира Маяковского и посвященную делу защиты русских школ Латвийской республики. В чем на самом деле смысл и значение этого события?

Около трех часов в самом центре города мощные акустические системы разносили над парком русское поэтическое слово. С невысокой сцены-ракушки выступали как известные в обществе люди, так и рядовые горожане, как молодежь — даже дети, — так и люди среднего и старшего поколения, как люди с артистическим опытом, так и те, кто вышел на сцену впервые.

Как уже писал RuBaltic.Ru, СтихоМарш собрал несколько сотен зрителей, но это с учетом ротации. Место проведения акции было выбрано удачно: сам парк и скамейки возле летней эстрады — излюбленное место отдыха горожан, поэтому втянутыми в событие оказывались и случайные прохожие.

Другая часть зрителей — те, кто давно вовлечен в русское правозащитное движение Латвии. Многим из них невольно вспоминалось Сопротивление «школьной реформе» 2002–2004-х годов. И, наконец, были те, кто вступил во взрослую жизнь уже после тех событий, но все же приходит в Штаб, чтобы продолжить начатое в то время, хотя и воспринимает себя и мир вокруг как-то иначе.

Мощная предыстория

Тогда, в начале 2000-х, все было гораздо мощнее. Акции протеста собирали десятки тысяч участников. Школьники ходили на них целыми классами, даже целыми школами. Колонны шли от «спальных районов» в центр города, к правительственным зданиям, где проводили митинги, переполненные юной энергией.

Против активистов Штаба осуществлялись провокации, на них заводились уголовные дела. Но изобретательность Штаба, казалось, не имела предела.

Были и рок-концерты, и уличные флэш-мобы, и незабываемый видеоклип «Черный Карлис», написанный то ли на музыку известной композиции The Wall группы Pink Floyd, то ли на мотив русской песни «Черный ворон» и снятый трагически погибшим несколькими годами позже рижским телеоператором Виктором Горобцом.

Наконец, группа активистов Штаба из числа педагогов в знак протеста объявила голодовку. И однажды один из ее участников вдруг поймал на своем радиоприемнике разговор, который шел в это время за стеной на очередном заседании Штаба. Так в «цитадели Сопротивления» было обнаружено замаскированное подслушивающее устройство.

Власти пребывали в состоянии полной растерянности. Они были просто не готовы к такому развитию событий. Апогеем Сопротивления стал митинг 1 мая 2004 года возле памятника Освободителям.

По самым смелым оценкам, с учетом ротации через него прошло до ста тысяч человек. Как раз в этот день Латвия вступила в Евросоюз. По другую сторону Даугавы, на территории Старого города и его окрестностей, проходили массовые народные гуляния. Поэтому даже результат — пресловутая билингвальная пропорция преподавания в школах 60/40 — явился хоть и частичной, но победой Сопротивления (изначально уже тогда предполагался полный перевод русских школ на обучение на латышском языке).

А еще через несколько лет те незабываемые два года многие русские Латвии вспоминали как наилучшее, полное смысла и человеческого достоинства время за весь период относительной независимости республики.

И вот министр образования — снова Карлис Шадурскис или, как прозвали его в среде Сопротивления 2002–2004-х годов, «Черный Карлис», и реформа вновь продвигается. На этот раз Минобр намерен взять полный реванш, можно сказать, «с запасом», запрещая обучение на русском языке даже в частных вузах. Да и в методике борьбы с «несогласными» власть за эти годы изрядно поднаторела.

Не пытаются ли Штаб и Русский союз вновь войти в уже обмелевшую реку? Ведь с тех пор утекло много воды. Например, героиня нашего интервью Екатерина Гаврилова, активистка нынешнего Штаба и одна из тех, кто читал стихи на СтихоМарше, летом далекого 2004-го года только готовилась пойти в первый класс.

«Русские живут в России»

— Я попала в школу как раз в первый год реформы. Поэтому долго думала, что учиться билингвально — это нормально. Но из-за конфликтов среди молодежи на межнациональной почве я решила, что принципиально не буду учить латышский язык.

Тогда, бывало, драки на улицах возникали просто потому, что ты — русский! Мне и самой приходилось попадать в очень разные ситуации…

Вместо латышского я изучала немецкий, чтобы уехать в Германию, но почему-то решила поступить в техникум. Разумеется, пришлось учиться на латышском языке и одновременно ходить на языковые курсы. Там была очень доброжелательная атмосфера: мне помогали, а не издевались из-за моего невежества. Так я освоила латышский язык. Но эта реформа меня раздражает именно потому, что она опять будет возбуждать конфликты среди молодежи. И я вижу, что это уже начинает проявляться.

Латвия прекрасна именно тем, что она по сути своей билингвальна! Многие латыши, молодые ребята, знают русские стихи. Одного из них, ему только 18 лет, я пригласила сюда сегодня днем в последний момент. И он пришел, и готов читать со сцены Маяковского, которого знает наизусть, чтобы показать, насколько русский язык красив и богат.

— Сегодня часто приходится слышать, что национальная идентичность в глобальном мире неактуальна. Должен формироваться некий «общепланетарный человек», а национальность — это дома, в семье, на кухне… Как Вы к этому относитесь?

— Я считаю, что традиции своей культуры очень важны. Ведь это тоже часть моей личности, как ее можно взять и «выбросить»? А так я, конечно же, нормальный ребенок XXI века. Я тоже считаю, что мир огромен и глупо держать себя все время в какой-то национальной «клетке».

Наверное, национализм должен присутствовать, но очень «чуть-чуть». Он должен проявляться как патриотизм. А такой прямой национализм, когда «только один язык, одна нация и одна правда на всех», — это очень и очень плохо.

— А как Вы сами себя идентифицируете? КТО Вы по национальности?

— Вот это крайне сложный вопрос. Я себя определяю как «русскоговорящую латвийку». Мы тут с ребятами спорили о том, что делает человека латышом, но так и не пришли к единому мнению.

Но извините, я же и не «русская»! Я даже в России ни разу не была и не могу сказать, что как-то мысленно связываю себя с этой страной. Я люблю свою страну — Латвию! Я люблю латышскую культуру, латышскую еду, мне нравятся латышские национальные песни, а Лиго — это мой любимый праздник.

— То есть для Вас «русский» равно «россиянин»? Хотя в России сто с лишним национальностей…

— Скорее – да… Русский — это тот, кто живет в России*. Вот сейчас у меня знакомая, тоже «русскоговорящая латвийка», уехала в Россию; она говорит, что это два абсолютно разных менталитета.

*Катя в таком мировосприятии не одинока. Какое-то время тому назад общество Ascendum провело исследование под названием «Идентичность учеников школ национальных меньшинств и их принадлежность к Латвии». Как следует из него, «русский», по мнению этих школьников, это тот, кто живет в России. Одновременно с этим, как считают они, «стать латышом» также невозможно; им можно быть только «по крови», по рождению. Себя они считают «русскоязычными латвийцами», все отличие которых только в том, что они думают «не на том языке».

— В России тоже много разных менталитетов. Поэтому есть мнение, что не надо говорить о России как о стране в обычном понимании — надо говорить о русском мире.

— Ну, та моя знакомая в Питер уехала. Возможно, ей именно питерский менталитет не нравится (смеется). А где живут «настоящие русские», трудно сказать. К примеру, мой отец еще во времена СССР побывал в разных городах и тоже говорит, что у «русских латвийцев» отличается даже манера разговора на русском языке.

— И все же — вот эта «русская компонента» в Вашей национальной самоидентификации, что она для Вас значит? Что Вам первым приходит на ум?

— Если не брать стандартное «медведь, водка, балалайка» (смеется), русский — это на самом деле человек, который может грамотно и хорошо защищать свою Родину. Причем вне зависимости от того, в какой стране он родился и вырос, он, думаю, больше других будет ее защищать…  

Тут наше интервью прерывает очередное выступление. Екатерина Ткачук читает «Балладу о борьбе» Владимира Высоцкого.

«Свеча живет, пока она горит»

Пересказать более двух десятков выступлений, в том числе стихотворный «конферанс» ведущего, актера и режиссера Виктора Мишина, разумеется, нет возможности. Со сцены звучали строки Владимира Маяковского, тексты Владимира Высоцкого, стихи Тютчева, Лермонтова, Игоря Северянина, Юнны Мориц, Роберта Рождественского и, конечно же, сочинения самих выступающих.

Евродепутат и сопредседатель Русского союза Латвии Мирослав Митрофанов задал тон, прочитав текст песни Высоцкого «Мы вращаем землю». Его коллега Андрей Мамыкин выступил на трех языках: от исполнения на латышском стихов Яна Райниса он перешел к пушкинскому письму в стихах «Я вас любил», которое прочел по-украински, и закончил стихами на русском языке. Известный рижанам своей правозащитной деятельностью юрист Владимир Бузаев выступил с гражданской лирикой собственного сочинения.

Президент Русской общины Латвии Вячеслав Алтухов прочел свою стилизацию под Маяковского, посвященную «Черному квадрату» Малевича. В ней бессюжетность этой картины ассоциативно сравнивается с бессодержательностью реформаторских идей латвийского Минобра.

А экс-депутат Сейма доктор педагогики Яков Плинер начал с декламации Маяковского, после чего напомнил собравшимся, зачем они, собственно, сюда пришли. А именно, озвучил лозунг Сопротивления 2002–2004-х годов: «Реформа — бред, реформе — нет!» Лозунг проскандировали довольно дружно.

Если старшие товарищи углублялись в ассоциативность и бичующую гражданственность, то более молодые выбирали тексты из простого желания «чувствовать, как жить». И становилось ясно, что «понять смысл жизни» — это тема, которая никогда не будет «закрыта», как бы кому-то ни хотелось это сделать. Вряд ли оставила зрителей безучастной сильная музыкально-поэтическая композиция, с которой выступил актер Евгений Лотманис:

Свеча живет, пока она горит,

Каким бы ветром пламя ни гасило…

Но одна свеча была слишком озабочена самосохранением, в то время как:

…Ее сестер давно пустили в ход,

За павших, за живых, во славу Божью…

И заканчивается «жизнь» этой свечи предсказуемо. Она все равно сгорает, только никем не замеченная, вместе со старым хламом-комодом, выброшенным на помойку:

…Так прогорела мертвая свеча,

Не осветив ничьей души собою.

Разве нужно еще что-то пояснять в этом поэтическом образе?

Все начинается со слова, сказанного об этом…

В день Победы к памятнику Освободителям в Риге приходит больше ста тысяч человек. Большинство русскоязычных граждан столицы считает своим долгом побывать там. В то же время акции в защиту русского образования, несмотря на злободневность этой проблемы, собирают на порядок меньше участников.

Объяснить, в чем причина такого явления, мы попросили лидера Русского союза Латвии Татьяну ЖДАНОК.

— Дело в том, что празднование 9 мая — это тоже пассивное участие (в Сопротивлении в широком смысле — прим. RuBaltic.Ru), — прокомментировала Татьяна Аркадьевна. — Но это участие, которое не требует от человека личного мужества. Это праздник, на него собирается масса людей.

А готовность выразить свою гражданскую позицию — это совсем другое. Человеку надо переступить через какой-то барьер, прежде всего, в себе самом.

Мы недавно провели опрос: 50% русскоязычных против этой реформы. Но только незначительная часть из них готова активно сотрудничать. Вообще считается, что пассионариев среди всего населения обычно около 5%. Но в решающие, переломные моменты их может быть гораздо больше. И я вижу, что люди потихоньку все-таки начали раскачиваться. Поэтому на протестном марше в сентябре, заявка на который лично мной уже подана, мы надеемся увидеть рекордное количество участников.

О том, почему был выбран именно такой формат мероприятия, мы узнали у Мирослава МИТРОФАНОВА:

— Первая причина: летом люди уезжают из городов, поэтому невозможно организовывать массовые акции протеста. В то же время сама тема должна все время оставаться в центре внимания. Второй по порядку, но не по важности момент: у каждого народа есть свои сильные стороны, и у русских эта сильная сторона — наличие за спиной великой литературы. Когда наступали времена больших перемен и испытаний, русское слово всегда приходило на помощь. И спасало! Естественно, что и сейчас эта помощь наших предков, помощь великой русской литературы, очень к месту. Она позволит нам собрать новые силы перед большим осенним наступлением, первая акция которого пройдет 15 сентября. 

Что ж, удастся ли Русскому союзу войти в новые воды прежней реки, увидим уже совсем скоро. Пока же просто скажем: было радостно услышать вот так, через динамики акустических систем, свободно и мощно льющееся над городом русское слово. Не на митингах, концертах на закрытых площадках или частных «корпоративках», а с открытой сцены в одном из публичных парков.

Как мы видим, потребность в национальной идентичности у русскоязычных «отменить» так и не получилось. Даже если ей в Латвии не дают сформироваться, русские все равно будут ощущать значимое отсутствие чего-то очень важного. Наверное, это тоже можно добавить к хорошему и правильному определению Кати Гавриловой о том, что значит «быть русским». 
Читайте также
Андрей Мамыкин: Русский союз Латвии в Сейме отменит «реформу Шадурскиса»
16 июля
Интервью с депутатом Европейского парламента от «Согласия» Андреем Мамыкиным.
Молодежь Латвии боится выходить на акции в поддержку русских школ
19 июля
Интервью с одной из молодых активисток Штаба защиты русских школ Екатериной Гавриловой.
Евродепутат: политика русофобии в Латвии зависит от отношений России и Запада
17 июля
Интервью с депутатом Европейского парламента, сопредседателем Русского союза Латвии Мирославом Митрофановым.
Из Латвии в Англию и Германию: «Решение о переезде было принято буквально за один день»
20 июля
Аналитический портал RuBaltic.Ru продолжает знакомить читателей с историями людей, подавшихся в эмиграцию.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...