Политика Политика

Курдский вопрос испортил отношения Турции и США

Источник изображения: http://realtribune.ru
  1082 0  

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что Анкара больше не может доверять Вашингтону. Соединенные Штаты не сдержали ни одного слова, данного Турции по поводу курдских вооруженных формирований, сказал он после встречи с госсекретарем США Рексом Тиллерсоном. Аналитический портал RuBaltic.Ru разобрался в причинах кризиса американо-турецких отношений и показал, куда он может привести конфликтующие стороны.

Зачем Турции вступать в конфликт с США?

Турецкая армия 20 января начала военную операцию под названием «Оливковая ветвь», направленную против курдов и их союзников в сирийском административном районе Африн. Что заставило президента Турции Реджепа Эрдогана ввести войска на территорию Сирии, учитывая, что менее года назад после завершения военной операции «Щит Евфрата» турецкие военные покинули это государство?

Президент Турции Реджеп Эрдоган / Фото: tvc.ruПрезидент Турции Реджеп Эрдоган / Фото: tvc.ru

Дело в том, что 14 января коалиция во главе с США объявила о планах создать в Сирии Силы безопасности границы (СБГ) в сотрудничестве с Сирийскими демократическими силами (СДС). Согласно инициативе, СБГ должны разместиться вдоль турецкой и иракской границ, а также вдоль долины реки Евфрат. По задумке коалиции, Силы будут насчитывать тридцать тысяч человек, из которых половину составят ветераны, имеющие опыт участия в боевых действиях.

Хотя Сирийские демократические силы формально считаются курдско-арабским формированием, их костяк составляют именно курды. По мнению американского эксперта по Ближнему Востоку Джошуа Лэндиса, долгосрочной политической целью СДС является создание курдской автономии на севере Сирии.

По сути, проамериканская коалиция поставила Анкару перед фактом, что на границе с Турцией будет создана 30‑тысячная курдская армия. А это равносильно тому, что помахать возле носа быка красной тряпкой.

Чтобы лучше понять мотивы турецкого руководства, представим себе такую ситуацию: США объявили, что в Грузии в приграничных районах с Россией создадут многотысячное вооруженное формирование, состоящее из чеченцев — сторонников выхода Чечни из состава Российской Федерации. Реакцию Москвы на такие действия предугадать нетрудно.

Для Анкары создание 30‑тысячного курдского корпуса на границе — это то же самое, что для России — армия чеченцев-сепаратистов в Грузии.

Неужели США не понимали, какой будет реакция Анкары на объявление о создании СБГ? Как они могли не просчитать тот факт, что турки прибегнут к военной силе?

По мнению президента Института Ближнего Востока Евгения Сатановского, в Вашингтоне такой вариант развития событий действительно не предвидели. Вероятно, в Белом доме были уверены, что Анкара не рискнет силой оружия противодействовать проекту Соединенных Штатов по созданию СБГ. Вполне возможно, что Трамп и его советники не учли два фактора: то, насколько болезненна курдская тема для Турции, и взрывной характер Реджепа Эрдогана.

Так, президент Турции заявил: «Надо быть дураком, чтобы не понимать, что этот предательский проект нацелен против Турции. Они [США] отказались продать нам оружие, но безвозмездно предоставляют оружие террористическим организациям». Террористами в Турции считают курдские формирования, которые входят в СДС.

Откуда взялся курдский вопрос и как на него ответить?

Для турок курдский вопрос является одинаково сложным и во внутренней, и во внешней политике. Дело в том, что начиная с середины 1980‑х годов на юго-востоке Турции идет фактически гражданская война между турецкой армией и вооруженными формированиями курдов.

В 1923 году на Лозаннской конференции было принято решение о создании независимого Курдистана. Однако потом интересы курдов были принесены в жертву «аппетитам» Великобритании, Франции, Турции и Ирана, в результате чего на сегодняшний день этнические курдские земли разделены между четырьмя государствами: Ираком, Сирией, Ираном и Турцией. В последней проживает самая крупная курдская община, насчитывающая около 20 миллионов человек, или примерно 20% от всего населения страны.

Поэтому Анкара очень болезненно реагирует на любое укрепление позиций курдов за границей. Так, в ответ на проведение референдума о независимости в Иракском Курдистане Турция пригрозила иракским курдам экономическими санкциями и применением силы.
Курды, поддерживающие референдум о независимости Курдистана, в городе Эрбил, Ирак 25 сентябрь 2017 года / Фото: ReutersКурды, поддерживающие референдум о независимости Курдистана, в городе Эрбил, Ирак 25 сентябрь 2017 года / Фото: Reuters

Появление государственного образования или крупного армейского соединения курдов рядом с границей пугает турок прежде всего тем, что курдское государство или курдская армия в Ираке или Сирии могут стать символом борьбы для турецких представителей этого народа. Кроме того, возможно, в Анкаре опасаются, что сирийские и иракские курды будут помогать своим соплеменникам в Турции оружием и людьми. Нужно отметить, что на сегодняшний день курды — это самая большая этническая группа, не имеющая своего государства.

Турция vs. Запад: новая доктрина Анкары?

Однако сложно согласиться с мнением Эрдогана, что СБГ — это антитурецкий проект. Проект по созданию Сил безопасности границы нужен Вашингтону для того, чтобы иметь влияние на события в Сирии. На сирийском направлении Белый дом потерпел полное фиаско. Войска президента Сирии Башара Асада при помощи России и Ирана разбили боевиков ИГ (террористическая организация «Исламское государство», запрещена в РФ — прим. RuBaltic.Ru). 

Главной переговорной площадкой по сирийскому урегулированию стала Астана. Поняв, что на астанинских форумах ведущая роль принадлежит России, США отказались принимать в них участие. И самое главное, Вашингтону не удалось добиться ухода со своего поста Башара Асада. Таким образом, союзные курды остались последним козырем Соединенных Штатов в «сирийской игре».

Создание крупного курдского формирования в приграничных районах позволило бы США влиять на внутреннюю ситуацию в Сирии, однако американцы не учли реакции турок.

Отношения между Турцией и Западом в последнее время значительно ухудшились. Осенью 2017 года Эрдоган заявил, что Анкара более не нуждается в присоединении к Евросоюзу. Интересно, что годом ранее в Турции была популярна версия, что за неудачной попыткой свержения Эрдогана стояли США. А во время протестов в Иране в январе 2018 года Турция, в отличие от западных стран, поддержала правительство Исламской Республики.

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу даже раскритиковал президента США Дональда Трампа и премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху.

Мевлют Чавушоглу / Фото: ria.ruМевлют Чавушоглу / Фото: ria.ru

«Трамп и Нетаньяху поддерживают демонстрации в Иране. Мы же выступаем против вмешательства извне во внутренние дела Ирана», — заявил он.

Это притом, что противоречия между Турцией и Ираном насчитывают сотни лет. Начиная со Средневековья оба государства боролись за доминирование на Ближнем Востоке и в Закавказье.

В поиске ответа на главный вопрос

Создается впечатление, что Вашингтон и Анкара теперь антагонисты, а не союзники. Но не всё так однозначно. Самолеты ВВС США продолжают использовать турецкую базу Инджирлик для операций в Ираке и Сирии, а Турция по-прежнему является членом НАТО.

И самое главное, 24 января 2018 года в Париже состоялась встреча главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу и госсекретаря США Рекса Тиллерсона. По словам турецкого министра, глава Госдепа предложил ему сформировать 30‑километровую зону безопасности. А это одна из заявленных Турцией целей операции «Оливковая ветвь»: отодвинуть вооруженные формирования сирийских курдов от своей границы.

Однако уже вечером 25 января стало известно, что, по мнению турецкой стороны, доверия между Анкарой и Вашингтоном быть не может.

«Я объяснил, почему у нас нет доверия сейчас к США: они не сдержали ни одного слова, данного нам по теме отрядов народной самообороны курдов», — заявил Чавушоглу.

Тем не менее США приняли реальную ситуацию такой, какая она есть: войска Турции находятся в районе Африна и это факт, с которым нужно считаться. О том, что Белый дом очень обеспокоен перспективой столкновения в Сирии американских и турецких сил, сообщил Трамп в разговоре с Эрдоганом.

Дональд Трамп / Фото: ntv.ruДональд Трамп / Фото: ntv.ru

Таким образом, США не хотят воевать с Турцией в Сирии и стараются пойти Анкаре на уступки. Выглядит вполне реальным, что два одиозных лидера, Трамп и Эрдоган, придут к консенсусу.

Что до интересов курдов, то их в очередной раз принесут в жертву политическим стремлениям крупных держав.

Могут ли США и Турция снова стать союзниками, как во второй половине XX века? Вполне реально, ведь, как говорил британский политический деятель Генри Джон Темпл Пальмерстон, «нет вечных союзников и постоянных врагов — вечны и постоянны только интересы». А это значит, что если интересы Вашингтона и Анкары будут совпадать, то эти государства вполне могут вновь стать союзниками. Однако нельзя исключить, что страны станут врагами, если у них будут диаметрально противоположные интересы на Ближнем Востоке.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...