Политика Политика

Ссоры с соседями, внутриполитический кризис, рост цен: 2017 год на Украине

Источник изображения: https://novostipmr.com
0  

В 2017 году на Украине еще более отчетливо очертился ряд устоявшихся трендов. Конфликты с соседями — во внешней политике, противостояние президента и оппозиции — в политике внутренней, галопирующая инфляция — в экономике. О характерных особенностях уходящего года и перспективах для Украины на грядущий 2018 год аналитический портал RuBaltic.Ru поговорил с доцентом РГГУ, экспертом Российского совета по международным делам Александром ГУЩИНЫМ:

— Г‑н Гущин, 2017 год на Украине… Какими были его основные черты? Что было такого, что отличает Украину от других стран? Какие тенденции являются ключевыми?

— Ответить на этот вопрос коротко довольно трудно, но если исходить из того, что необходим емкий и содержательный ответ, то я бы выделил три направления: внешнеполитическое, внутриполитическое и экономическое.

Если говорить о внешней политике, то для меня прежде всего это несбывшиеся надежды на мирное урегулирование конфликта или по крайней мере на частичное урегулирование на основе и на базе минской площадки; размывание «нормандского формата»; резкое ухудшение отношений Киева со своими соседями, прежде всего Венгрией, Румынией, Польшей, причиной чего стали такие события, как принятие в Украине закона об образовании и столкновение польского и украинского национализмов

Фото: 112.uaФото: 112.ua

Также можно выделить осложнение отношений с Европой, в которой, несмотря на введение безвизового режима (значение которого спорно само по себе), еще более выросла усталость от украинской проблематики. Особенно в контексте невыполнения Киевом антикоррупционных обещаний.

В области внутренней политики это продолжение диффузии политической системы и отсутствие реальной коалиции в Верховной раде, конфликты между властью и бывшим губернатором Одесской области, экс-президентом Грузии Михаилом Саакашвили, которые были вызваны в том числе и внешним давлением на власть из-за океана, со стороны одной из частей американской политической элиты. 

Михаил Саакашвили / Фото: landnews.infoМихаил Саакашвили / Фото: landnews.info

Это и противостояние президентских структур и Национального антикоррупционного бюро (НАБУ), а также то, что Украина после установления блокады Донбасса и особенно после того, как этот процесс возглавила власть, фактически окончательно взяла курс на отгораживание от Донбасса.

Тезис о том, что нужно реинтегрировать не только и не столько территории, но прежде всего людей, граждан, предлагая им преференции разного рода, фактически похоронен.

Подтверждение этому — вопрос принятия закона о реинтеграции, который пока отложен в Раде под давлением Запада, но который является, по сути, законом об отделении Донбасса и провоцирует новый виток обострения с Россией.

Если же говорить об экономике, стоит отметить прежде всего серьезный рост цен. Инфляция по итогам года составит 12–13%. Это говорит о том, что правительство в принципе не справилось со своими обещаниями по инфляции, которые звучали в начале года; что правительство провалило курс на ее таргетирование. Да и темпы экономического роста оставались незначительными.

— Темпы роста были незначительными, но всё же рост был. Какой рост считался бы оптимальным и что его сдерживает?

— Рост следует оценивать исходя не только из количественных показателей. Само качество роста в Украине очень плохое. Он в данном случае основывается не на росте производства — показатели последнего в 2% вовсе не внушают оптимизма. Рост достигается за счет инфляционных факторов, опережающего роста импорта, а не за счет роста реального сектора: он сокращается и лишь отдельные сектора, такие как строительный, демонстрируют рост.

Сложная ситуация с государственным долгом: по данным украинского Министерства финансов, на конец сентября общий государственный долг Украины превысил 2 триллиона гривен, достигнув в долларовом эквиваленте суммы в 77,03 млрд долларов.

Серьезной проблемой стал для украинской экономики отток за границу кадров высокого профессионального уровня, которые предпочитают ехать на заработки в Европу. Многие остаются там.

Важным фактором в украинской экономике и социальной жизни остается деиндустриализация и аграризация.

Конечно, надо отметить, что в экономике Украины были и некоторые позитивные показатели. Например, курс гривны оставался относительно стабильным. В отдельных отраслях удалось добиться роста. Но всё же в области экономики 2017 год можно охарактеризовать как год стагнации.

— И какие прогнозы на новый, 2018 год?

— В нынешних условиях выполнить те показатели, которые заложены в бюджет будущего года и предусматривают инфляцию на уровне 9% и темпы роста на уровне 3%, будет довольно сложно.

Я думаю, что показатели инфляции будут заметно выше — вплоть до 15%. Вероятнее всего, в следующем году стоит ожидать роста украинского ВВП на уровне 1,5%.

Еще один важный фактор, который необходимо учитывать, — это то, что давление на экономику могут оказать политические выборные факторы, а также то, что ближайшие годы станут критическими в области выплат по долгам. Поэтому ожидать каких-то прорывов в 2018 году в экономических показателях не приходится. К сожалению, Украина уверенно движется по пути построения экономики аграрной колонии, а вовсе не аграрной сверхдержавы, как об этом говорил бывший американский посол в Киеве Джеффри Пайетт.

Пайетт Джеффри / Фото: politrussia.comПайетт Джеффри / Фото: politrussia.com

— Даже неспециалисту при знакомстве с новостями с Украины становится понятно, что в стране явный внутриполитический кризис. Он может быть преодолен в 2018 году?

— Ситуация во внутриполитической сфере по итогам 2017 года выглядит действительно тревожной с точки зрения будущей выборной кампании. Она будет очень бурной. Президента Порошенко и его блок ждет острая конкуренция как в электоральном смысле, так и в смысле «смотрин» на Западе и борьбы за поддержку американских патронов. У последних тоже нет единства относительно того, кого поддерживать в Украине.

Позиции Порошенко, даже принимая во внимание укрепление президентской вертикали, отдельные выигранные раунды борьбы с Коломойским и то, что ему всё же удалось наладить определенный контакт с американской администрацией после неосторожной поддержки Клинтон в прошлом году, довольно шаткие. На Порошенко давит и оппозиция. Оппозиция, к слову, тоже разобщена, и Саакашвили явно не годится на роль ее лидера. Он даже с ролью тарана против Порошенко справляется слабовато.

На Порошенко давят и антикоррупционные структуры, такие как НАБУ, которые находятся под прямым управлением американцев.
Петр Порошенко / Фото: sharij.netПетр Порошенко / Фото: sharij.net

Электоральная поддержка Порошенко, особенно на востоке страны, очень небольшая, и вопрос с его переизбранием и с победой его блока на парламентских выборах остается открытым. Исходя из всего этого, думаю, что следующий год во внутриполитическом смысле будет не менее бурным, чем уходящий.

— Недавно Вы принимали участие в работе Гражданского форума в Минске, который как раз был посвящен украинской проблематике. Также на Форуме присутствовали белорусские и украинские эксперты. Какие впечатления у Вас о встрече? Что там обсуждалось?

— Сразу стоит отметить, что сам факт встречи экспертов трех стран очень позитивен, особенно когда встречаются эксперты, стремящиеся объективно смотреть на ситуацию, желающие диалога и способные на высоком профессиональном уровне, как это делали наши белорусские и украинские коллеги, анализировать процессы, происходящие вокруг Украины, сохраняя при этом высокую культуру дискуссии. На первый взгляд может показаться, что если в Украине доминируют конфронтационные тренды, то и встречаться не надо.

Но на самом деле среди украинского экспертного сообщества есть профессионалы, которые готовы к диалогу и понимают, что будущее Украины не в искусственном одностороннем выборе, а в развитии отношении и с Западом, и со странами евразийского, постсоветского пространства, и с Россией.

Конечно, сегодня позиции не во всем совпадают. К примеру, Россия дала понять, что с нашей стороны не стоит ожидать односторонних уступок, что обсуждение форматов миротворческих операций и политического будущего Донбасса зависит от того, насколько договороспособную позицию займет Киев. Пока же там доминирует тенденция к срыву переговоров и надежда на то, что Украина прочно, если не навсегда заняла место геополитического форпоста США против России и это само по себе решит все проблемы.

К слову сказать, украинские и белорусские эксперты, как и мы, выражают обеспокоенность отчетливо обозначившимся ухудшением белорусско-украинских отношений. Такое ухудшение можно рассматривать как сознательную попытку «размыть» минский процесс.

Для Беларуси, которая стремится играть роль медиатора (вспомните также предложения Минска по миротворцам), это неприемлемо. Думаю, сохранение минской площадки при всей ее порой справедливой критике необходимо.

Во-первых, площадка важна как диалоговое окно, а во-вторых, в отсутствии реализации политической части «Минска» виновата не площадка. Было бы желание ее выполнять — уже давно можно было бы приступить к делу.

— То есть отношения у Украины обострились еще и с Беларусью. Вы видите в этом устойчивый тренд?

— Думаю, да. Это укладывается в общий тренд ухудшения отношений Украины с соседями, хотя причины в каждом конкретном случае могут быть разные. Но, по сути, есть одна общая стратегическая причина.

Сегодня в Киеве у властей есть убеждение, что тесная связь с Вашингтоном убережет Украину от серьезных проблем в отношениях с другими акторами, что внутриполитические дискурсы в странах-соседях и их влияние на отношения с Киевом не столь важны, а роль геополитического буфера позволит до некоторой степени вести себя вольно, не оглядываясь на последствия конфликтов с соседями.

Между тем такая линия поведения свидетельствует о наличии сугубо тактического, но никак не стратегического горизонта у украинской дипломатии, которая, видимо, плохо себе представляет, что возникающие противоречия, которые сегодня кажутся второстепенными, могут в будущем сослужить Киеву очень плохую службу. Наблюдается зависимость внешней политики от внутренних идеологических факторов, отсутствие прогресса в деле диверсификации внешних, в том числе внешнеэкономических связей.

Внешняя политика не может быть основана только на сознании своей исключительности. Она ведется одновременно на разных направлениях и представляет собой, по сути, сеанс одновременной игры, где та или иная доска попеременно становится ключевой. Но это работает лишь в случае наличия субъектности, которая у Украины сегодня серьезно снижена. Вероятнее всего, негативные тенденции 2017 года во внешней политике будут продолжаться и в будущем году.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...