Политика Политика

Социолог: дилемма ЦС - привлечь латышей, не потеряв русских

Источник изображения: en.wikipedia.org
  2319 0  

Последние недели в Латвии охарактеризовались резким оживлением общественно-политической жизни. После трагедии в торговом центре в Золитуде, повлекшим гибель 54 человек, ушло в отставку правительство Валдиса Домбровскиса, и была развернута кампания с требованием отставки мэра Риги Нила Ушакова. Одновременно с этим с этим о возвращении в политику заявили такие знаковые для Латвии фигуры как бывший Госконтролер Латвии Ингуна Судраба и предприниматель Айнарс Шлесерс. Об основных закономерностях в общественном мнении и политическом процессе Латвии в преддверии выборов в Сейм 2014 года в интервью порталу RuBaltic.ru рассказал социолог Андрей СОЛОПЕНКО:

- Г-н Солопенко, как на Ваш взгляд, недавняя трагедия в Золитуде повлияла на общественное мнение в Латвии?

- Говоря о трагедии в Золитуде, можно утверждать, что на несколько дней национальный, этнический вопрос полностью выпал из повестки дня – все внимание было посвящено именно этим трагическим событиям: как помочь выжившим, что делать с развалинами магазина, как достать оттуда пострадавших.

Но сейчас, по моему мнению, все это отходит на второй план.

И думаю, через некоторое время все опять вернется на второй план, и этническая доминанта вновь будет превалировать в общественном сознании.

Мы уже видим конкретные ситуации, когда некоторые латышские маргиналы сразу после трагедии начинают считать, сколько погибло латышей, а сколько русских. Но все же общественное мнение в большинстве своем их одергивает – даже латышский истеблишмент говорит, что это неправильно, нельзя так делать. Однако, по моему мнению, боль от этой трагедии рано или поздно уйдет, и все вернется к тому, что было.

Тем более, что уже сейчас, после отставки правительства, делаются стандартные заявления представителей «Единства» о том, что с Центром Согласия они за стол переговоров не сядут, что в правительстве этой партии в любом случае не будет.

- И объясняется это опять тем, что это партия русских?

- Да-да, именно. Первый же вопрос, который был им задан: а вы признаете оккупацию Латвии Советским Союзом? То есть, речь по-прежнему идет именно о таких вещах.

- Накануне выборов в Латвии появляются новые партийные проекты, о своем приходе/возвращении в политику говорят многие публичные деятели. Например, прямо в день отставки правительства о создании общественного движения объявила бывший Госконтролер Латвии Ингуна Судраба. По Вашему мнению, голосование за Судрабу может носить неэтнический, консолидирующий латвийское общество характер?

- Какой-то определенный процент русскоязычных избирателей за нее, конечно, проголосует, потому что она пользуется относительной поддержкой и в латышской, и в русской среде. Но все зависит от того, какая у Судрабы будет команда, и с какими лозунгами она пойдет на эти выборы.

Существует интересное мнение, что в премьер-министры Ингуну Судрабу может выдвинуть Региональный Альянс, и именно совместно с этой партией Судраба может стартовать в Сейм.

Региональный Альянс поддерживается в основном в регионах, в малых городах, и он силен своими кадрами на местном уровне. От того, кого он будет выдвигать в Сейм, очень многое зависит. Если местный мэр, пользующийся поддержкой в своей родной волости, будет выдвигаться в депутаты Сейма, то вполне возможно, что какую-то поддержку он сможет получить. Здесь нужно смотреть какие кадры будут у этой партии, какие возможности и какие ресурсы.

- А как Вы оцениваете электоральные перспективы Айнарса Шлесерса, который также выразил намерение вернутся во власть?

- Здесь также интересно то, от какой партии г-н Шлесерс будет идти. Если мы вернемся к Региональному Альянсу, то в этой организации находятся люди, кто ранее были в Народной партии и Первой партии, которую ранее возглавлял г-н Шлесерс. И все здесь будет зависеть от того, с кем и от какой партии Шлесерс пойдет на парламентские выборы. Если он будет делать новую партию под себя, то здесь я сразу могу сказать, что электорат получается очень раздробленный (именно латышский электорат), и не факт, что г-ну Шлесерсу удастся вновь вернуться в Сейм.

Но если будет объединение нескольких партий с очень известными, харизматическими людьми, то тогда вполне возможно, что у г-на Шлесерса на попадание в парламент шансы есть. Это первое.

Второе – многое зависит от того, какие у него будут ресурсы, в том числе и финансовые, как будет проводиться кампания.

То есть, три главных фактора: с одной стороны г-н Шлесерс, с другой стороны – его команда, с третьей стороны – его ресурсы. Если все эти три фактора будут на достаточно высоком уровне, то вполне возможно, что пятипроцентный барьер эта партия может преодолеть.

Конкретнее говорить о количестве мест в Сейме пока преждевременно.

- Сейчас в Латвии в разгаре кампания противников мэра Риги Нила Ушакова, требующих его отставки. Как Вы считаете, если бы Ушаков последовал примеру Домбровскиса и ушел в отставку после ЧП в Риге, это улучшило бы электоральные перспективы его лично и Центра Согласия в 2014 году?

- Г-н Ушаков уже заявил, что в отставку он уходить не собирается и не уйдет, поэтому этот разговор в сослагательном наклонении не имеет смысла. Если говорить о кампании за отставку Ушакова, то эта кампания инспирирована совершенно определенными силами, которым выгодно, с одной стороны, смещение Ушакова, с другой стороны, дискредитация Центра Согласия.

И то, что г-н Домбровскис ушел с поста премьер-министра, это отчасти также «подножка» Центру Согласия, потому что сейчас все заговорили о том, что вот, Нилу Ушакову также надо уйти с поста.

Однако я не думаю, что проводящаяся кампания как-то повлияет на популярность мэра Риги. Скорее всего нет, если, конечно, не будут найдены конкретные виновные, что именно из-за действий структур Рижской думы произошла катастрофа в Золитуде. Тогда может быть. Смотря как эту проблему осветить. Пока я не думаю, что у мэра Риги могут быть серьезные проблемы – во всяком случае, по моему мнению, лично он-то в этой трагедии не виноват.

- Вы согласны с утверждением, что Нил Ушаков – это одна из политических фигур, объединяющих латышский и русский электорат?

- Частично. Нил Ушаков действительно пользуется огромной популярностью в русскоязычной среде. В латышской среде он, конечно известен, популярен, но не сказал бы, что он пользуется действительно большим доверием. Какой-то части латышей импонирует его молодость, его харизма, его умение управлять городом. Но не думаю, что это именно та фигура, которая объединяет латышей и русских.

- А можете ли Вы назвать каких-либо политических деятелей, общественных деятелей и деятелей культуры, которые популярны в обеих этнолингвистических общинах?

- Думаю, да. Это уже упоминавшаяся г-жа Судраба – она относительно популярна как в латышской, так и в русской среде. Из действующих политиков, возможно, президент Латвии Андрис Берзиньш. Из деятелей культуры это, безусловно, Раймонд Паулс.

- Последние замеры электоральных предпочтений показывают, что у всех парламентских партий снижаются рейтинги. С чем, на Ваш взгляд, это связано?

- Я не думаю, что рейтинги снижаются – на мой взгляд, они колеблются в пределах статистической погрешности. Явной негативной динамики я не вижу. Если они действительно немного снизились, то я думаю, что это сезонное явление, потому что сейчас одни выборы прошли, до следующих выборов еще около года, поэтому и нет PR кампании. Народ думает ни о том, за кого он будет голосовать, а о каких-то других вещах.

- У Ваших коллег социологов в отношении «русских» партий Латвии действует принцип электорального потолка, согласно которому никакая «русская» партия не может получить на выборах больше 30%. Вы с этим согласны?

- Да, это так, я с этим согласен. И могу сказать, что на последних парламентских выборах Центр Согласия достиг потолка своих электоральных возможностей. Ну, плюс-минус пара процентов. Точная цифра зависит от явки и от того, явка какой общины будет выше.

Однако на последних выборах Центр Согласия продемонстрировал предел своих возможностей у русскоязычного избирателя, и теперь ему ничего не остается, кроме как расширять свою электоральную базу на латышский электорат.

Но в этом случае возникает очень простая дилемма: расширяя свою электоральную базу на латышский электорат, есть вероятность потери какой-то части русских избирателей.

Вследствие этого Центр Согласия в данный момент пытается усидеть на двух стульях – сейчас перед ним стоит непростая задача: как привлечь латышский электорат, не потеряв в тоже время русских.

Выборы покажут, как он с этой задачей справится.  

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up