Контекст

«В течение 15 минут уничтожил 5 танков»: как под Берлином советские солдаты немцев били

 

16 апреля 1945 г. началась Берлинская стратегическая наступательная операция — одно из самых крупных сражений в истории человечества. С обеих сторон в битве участвовало более 3,5 млн человек.  Укрепления Зееловских высот, которые занимали немцы, считались неприступными. О подготовке к сражению и о том, как происходили бои в первый день операции, вспоминают советские военные:

Командующий 8-й гвардейской армией Василий Иванович Чуйков:

«Разведка боем по всему фронту проводилась 14 апреля. В 7 часов 40 минут 14 апреля, после десятиминутного артиллерийского налета. Разведывательные батальоны дружно атаковали первую позицию противника и на участке наступления 8-й гвардейской армии захватили ее, продвинувшись вперед до двух-четырех километров. То же самое было и на участке соседа справа — 5-й ударной армии. Противник, застигнутый врасплох, понес потери и отошел на вторую позицию.

Во время разведки боем мы захватили пленных из 20-й моторизованной и 303-й пехотной дивизий противника. Среди них был капрал из 303 пехотной дивизии. На допросе он сказал:

— Германии через две недели капут!..

— Почему? — спросили его. Он подумал и ответил:

— Ваше наступление четырнадцатого апреля было не основное. Это только разведка. А дня через два-три вы начнете гросснаступление. До Берлина будете наступать около недели, да за Берлин будете драться тоже около недели. Так что дней через пятнадцать-двадцать Гитлеру капут.

Немецкий капрал оценивал обстановку, пожалуй, лучше многих фашистских генералов. Он не ошибся, что 14-го была разведка; он не ошибся и в том, что дня через два-три начнется наше основное наступление, и точно предвидел результат его.

Оставшиеся в руках противника господствующие высоты в Зееловской гряде давали возможность вести наблюдение за всей долиной, где сосредоточивались наши войска. Нам очень трудно было скрытно производить передвижения. А хотелось незаметно подвести войска, особенно артиллерию и танки, к исходным позициям. Но как это сделать, когда противник отчетливо видит наши позиции не только на плацдарме, но и на восточном берегу? Даже ночная темнота не выручала нас: враг прощупывал местность лучами прожекторов. А мы не открывали по ним огня: артиллеристам было приказано не выдавать себя, молчать до последней минуты. Гасли прожекторы — вспыхивали осветительные бомбы, сброшенные с разведывательных самолетов, и вся долина опять была как на ладони, перед глазами гитлеровцев.

Маскировка войск усложнялась тем, что деревья еще не распустились, а закапываться в землю не давали вешние и грунтовые воды. Копнул один раз штыковкой — и ямка сию же минуту заполняется мутноватой водой.

Ночь на 16 апреля показалась мне очень долгой. Так всегда бывает, когда ждешь решающих событий.

Пять часов утра по московскому, три часа по берлинскому...

Накатился сплошной гул вулканической мощи. Шутка ли: ударили залпом и продолжали бить и бить сорок тысяч орудий!.. Казалось, качнулась вся приодерская равнина. Клубы пыли и дыма стеной вздыбились до самого неба».

Герой Советского Союза Степан Андреевич Неустроев:

«Артиллерийская подготовка длилась двадцать минут, но для нас эти минуты остались незабываемыми на всю жизнь. Как только артиллеристы перенесли огонь в глубину обороны немцев, в вышине вспыхнуло множество красных ракет.

— В атаку!..

Только теперь люди поняли, что ночью на машинах, крытых брезентом, к передовой подвозились мощные осветительные средства. С началом атаки на широком фронте одновременно вспыхнули 143 прожектора и сотни танковых фар. Ярким светом они ослепили фашистов. Произошло это быстро, неожиданно. Враг был ошеломлен!

Сильное освещение помогало нам лучше разглядеть местность. Проволочные заграждения уже не являлись серьезным препятствием. На поле валялись лишь куски колючей проволоки да кое-где торчали из земли острые концы разбитых кольев. Вражеские траншеи осыпались и напоминали заброшенные и замусоренные канавы. Огневые средства противника были подавлены…

На гитлеровцев, которые чудом остались в живых, страшно было смотреть: одни из них сошли с ума, другие, стоя на коленях, молились...»

Герой Советского Союза Владимир Семёнович Антонов:

«... После артиллерийской подготовки советские войска устремились на штурм вражеских укреплений. Сплошная лавина огня и множество вражеских танков при поддержке авиации пытались любой ценой остановить натиск наших войск, замедлить наше продвижение вперед. На подразделение старшего лейтенанта Коваля (8-я стрелковая рота) устремилось 9 танков и 4 штурмовых орудия немцев. Под сильным артиллерийско-минометным огнем противника старшина Абакаров (командир стрелкового отделения) уничтожил 7 немецких танков, орудия и до 60 гитлеровцев. 

Лично сам Абакаров гранатами в течение 15 минут уничтожил 5 танков... и самоходную пушку. Наши подразделения получили возможность без потерь выбить противника из его траншеи и продвинуться вперед до 6 километров».

Подвиг за подвигом совершался в этом тяжелом бою. Вот как рассказывается о подвиге Героя Советского Союза младшего сержанта Василия Александровича Скрябина:

«... Немцы пытались остановить наше продвижение вперед крупными силами пехоты и танков, контратаковали наши боевые порядки. На огневую позицию Скрябина устремилось 7 немецких танков "тигр" и 2 бронетранспортера. Присутствие духа, стойкости и спокойствия у Скрябина помогли ему выйти победителем из неравного поединка. Подпустив танки на 100–200 метров, Скрябин сделал один за другим 10 выстрелов. От метких выстрелов отважного бронебойщика 4 вражеских танка и бронетранспортер навсегда остались недвижимыми. Экипажи подбитых танков пытались спастись бегством. Скрябин из своей ячейки с криком "За Родину!" с гранатами в руках устремился за немцами.

13 немецких солдат и 2 офицера нашли себе могилу на своей собственной земле. Осколком разорвавшегося снаряда Скрябину оторвало правую руку. Немцы, не имея успеха, контратаки прекратили.

Да, тяжелый и кровопролитный бой дивизии шел у Зееловских высот. Солнце уже уходило за высоты. Пехота немцев стала подниматься все реже и реже».


Источник: Антонов В. С. Путь к Берлину. — М.: Наука, 1975; Неустроев С.А., Путь к рейхстагу. — Свердловск: Средне-Уральское книжное издательство, 1986; Чуйков В.И. Конец третьего рейха. — М.: Советская Россия, 1973.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Отправил шестерых в нокаут, взорвал дзот, понес раненого дальше: чемпион СССР по боксу в Великую Отечественную войну
11 апреля
Я приказал Королёву оставить меня в густых кустах, а самому пробираться к своим... Королёв встал, повесил на шею автомат, вышел на просеку и, подняв руки вверх, пошёл к фашистскому дзоту.
Два советских автоматчика вели 200 немцев, в конце пути их было уже 500: неизвестные факты о штурме Кенигсберга
10 апреля
8 апреля 1945 г., на третий день штурма Кенигсберга, произошел один курьезный случай. Пленных надо было немедленно вывести из зоны огня, а в штурмовых отрядах каждый человек был на счету.
Алла Пугачева вышла из моды, как Прибалтика
15 апреля
Алла Пугачева больше не соответствует своему времени, она из тех остромодных явлений позднего СССР, которые не актуальны для новой России, и это сближает певицу с Прибалтикой.
Во сколько Германия оценивает страдания жертв национал-социализма
12 апреля
Накануне очередной годовщины окончания Второй мировой войны снова встает вопрос моральных и материальных компенсаций жертвам преступлений нацизма. Требования компенсаций выдвигаются не только потомкам немецких нацистов, но и правопреемникам коллаборационистов, которые были их соучастниками.
Обсуждение ()
Новости партнёров