Писатель Вайжгантас в 1929 г. заметил: «Если бы не было Вильнюсского вопроса, нам бы пришлось его создать. Нам необходима высокая цель, ради которой любой настоящий литовец не пожалел бы жизни».

"/>
Контекст

Союз освобождения Вильнюса

  2056 0  

В октябре 1920 г. Польша заняла Вильнюсский край, который вскоре инкорпорировала в состав Польши. Литва не намеревалась с этим мириться, здесь утвердился принцип, что сохранения политического и культурного суверенитета в отношениях с Польшей требует единственно правильной тактики – полного разрыва отношений до тех пор, пока Польша не вернет Вильнюс. Таким образом, почти весь межвоенный период Литва жила без Вильнюса, довольствуясь временной столицей в Каунасе и стремясь вернуть свою настоящую столицу.

Вера в то, что Вильнюс жизненно необходим для существования литовского мира, породила движение освобождение Вильнюса, которое в 1925 г. приобрело институциональную форму в виде Союза освобождения Вильнюса (СОВ), полного решимости сплотить общество «около главной идеи литовской нации – освобождения своей столицы Вильнюса». Следует добавить, что вопрос отношений с Польшей, обычно именуемый Вильнюсским вопросом, в межвоенной Литве был не только основной проблемой заграничной политики, но и важным фактором внутренней политики. «Польская карта» была активно использована в политической борьбе в 1920-х гг. После переворота 17 декабря 1926 г. укрепившийся в Литве авторитетный режим безотлагательно взял под свою опеку СОВ, главного организатора кампании по освобождению Вильнюса. СОВ, находясь под опекой властей, увеличил число своих членов от одной тысячи в 1926 г. до 27 тыс. в 1937 г. Членство в СОВ считалось доказательством политической лояльности и верности национальным идеалам, которых требовал политический режим.

Могут возникнуть сомнения в том, действительно ли были какие-либо намерения использовать акцию освобождения Вильнюса как идею сплочения этнической общины. На этот вопрос можно ответить словами близкого таутининкам писателя Вайжгантаса, который в 1929 г. заметил: «Если бы не было Вильнюсского вопроса, нам бы пришлось его создать. Нам необходима высокая цель, ради которой любой настоящий литовец не пожалел бы жизни». Иначе говоря: не будь Вильнюсского вопроса, пришлось бы найти другую идею, способную сплотить нацию, и провести другую пропагандистскую кампанию.

Для кампании освобождения Вильнюса было характерно убеждение, присущее литовскому национальному дискурсу, об экзистенциональной необходимости Вильнюса, а также волевое стремление политической элиты использовать акцию освобождения Вильнюса как идею сплочения этнической общины. Так или иначе, благодаря этой пропагандистской кампании литовское общество осознало Вильнюс как неотъемлемую часть литовского мира и настоящую столицу Литвы. Современники писали, что гимн СОВ  «Эй, мир, мы без Вильнюса не успокоимся» стал вторым гимном Литвы.

 

Источник: Мачулис Д. Практика легитимации авторитарного режима Антанаса Смятоны// Образ Другого. Страны Балтии и Советский Союз перед Второй мировой войной. – М: РОССПЭН, 2012. – С. 151-167

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up