Контекст

«Русские идут, русские идут. Они везде. Я видел русских солдат»: история о том, как министр обороны США сошел с ума

0  

22 мая 1949 года выбросился из окна первый министр обороны Джеймс Форрестол.

«Младший лейтенант, мальчик молодой…»

Фамилию этого политика сегодня помнят немногие даже в самих Соединённых Штатах, но одна его фраза впечаталась в память человечества на десятилетия вперёд, превратившись для одних в символ угрожающей миру советской экспансии, а для других — в символ сначала антисоветской, а затем антироссийской истерии, которая прочно вошла в политическую жизнь США.

«Русские идут, русские идут, они уже повсюду», — бормотал Джеймс Форрестол под сочувственным взглядом врача-психиатра.

Сыну ирландского иммигранта Джеймсу Форрестолу в юности и в голову не могло прийти, как закончится его жизнь.

После окончания школы в 1908 году он не без успеха осваивал ремесло газетчика. Журналистской деятельностью он занимался и во время обучения в Принстоне, где редактировал студенческую газету.

После вступления США в Первую мировую войну молодой человек поступил на военную службу на флот, а затем перешёл в морскую авиацию, обучаясь в Королевском авиационном корпусе Канады. Закончил войну Форрестол в офисе морских военных операций в Вашингтоне, в звании младшего лейтенанта.

После войны Форрестол работал публицистом в комитете Демократической партии, участвуя в различных избирательных кампаниях разного уровня. В числе тех, кому Форрестол помог победить на выборах, был и будущий президент США Франклин Рузвельт.

Тиран-трудоголик

Затем полтора десятилетия он посвятил работе в фирме «Вильям А. Рид и компания (Диллон, Рид и компания)», где добрался до поста президента.

Его самоотдача на работе вызывала у коллег сначала уважение, а затем ужас. Он не признавал никаких уважительных причин, которые могли бы мешать его основной деятельности. Запредельная требовательность к себе и другим не знала границ — после нескольких лет жизни с Форрестолом у его жены начались запои, поскольку иначе снимать стресс от общения с супругом-трудоголиком не получалось.

А своим сыновьям, опоздавшим на самолёт в Париже, Форрестол, работавший в Лондоне, предложил самим найти способ, как добраться в столицу Великобритании. Всё бы ничего, вот только сыновьям Форрестола к тому моменту было 8 и 6 лет.

О Форрестоле президент Франклин Рузвельт вспомнил в июне 1940 года, когда в Европе уже бушевала Вторая мировая война. Рузвельту нужен был человек на посту заместителя министра ВМФ, которому предстояло перевести промышленность на нужды военного времени.

Назначение Форрестола произошло 22 июня 1940 года — ровно за год до того, как Германия напала на Советский Союз.

Неизвестно, скольких человек ещё прессинг Форрестола довёл до хронического алкоголизма, но с поставленными задачами он справился вполне. Настолько хорошо, что в сентябре 1944 года он получил пост министра ВМФ.

СССР как мишень

Война подходила к концу, и у армии и флота США появлялись новые задачи. Сменивший в 1945 году умершего Рузвельта Гарри Трумэн новую цель определял вполне чётко — борьба с Советским Союзом, вытеснение его из Восточной Европы, возможно, военным путём, с применением последней новинки, атомного оружия. После ударов по Хиросиме и Нагасаки Трумэн был уверен, что получил убийственный во всех смыслах козырь в противостоянии с СССР.

В Соединённых Штатах шла реорганизация военных структур, предполагалось соединить вместе управление армией и флотом. Форрестол был горячим противником нововведения, но именно он в 1947 году стал первым главой национального военного ведомства, которое в 1949 году было переименовано в Министерство обороны США.

Вчерашние союзники старательно готовились к тому, чтобы превратить в пепелище страну, с трудом восстанавливающуюся после гитлеровского нашествия.

Кругом враги

Трудоголик Форрестол без устали занимался подготовкой новой войны, рассчитывал, как вернее и эффективнее уничтожить несколько десятков миллионов русских.

Русские, однако, тоже не сидели сложа руки. В 1948 году коммунисты пришли к власти в Чехословакии, в Китае товарищ Мао громил ориентировавшегося на США Чан Кайши, непростая обстановка складывалась в оккупированной Германии, которая из-за противостояния союзников неуклонно приближалась к разделу на два враждующих государства.

Набирающая обороты холодная война сопровождалась валом антисоветской пропаганды в американской прессе, гонениями на всех, кого подозревали в лояльности к коммунистам и СССР.

Министр, 24 часа в сутки 7 дней в неделю обдумывавший планы атаки на Советский Союз, в редкие минуты отдыха постоянно слышал о «красной угрозе». Это заставляло его работать ещё больше, хотя больше, казалось, уже некуда.

Форрестол требовал увеличить ассигнования на оборону, но этому активно противились другие ведомства, справедливо полагавшие, что, помимо «борьбы с Советами», в стране есть и другие неотложные нужды.

Министр обороны воспринимал это крайне болезненно. Ему начало казаться, что его оппоненты в правительственных структурах — это сплошь советские агенты.

«Русские» добрались и до психбольницы

В своих выступлениях он всё чаще и всё больше говорил о советской угрозе. Форрестол осунулся, выглядел крайне переутомлённым, часто заговаривал сам с собой о советском вторжении.

Наконец, 28 марта 1949 года министр дошёл до такого состояния, что было принято решение снять его с должности и поместить в военно-морской медицинский центр. Официально было объявлено, что Джеймс Форрестол уволен ввиду «нервного и психического истощения», но приближённые говорили проще — шеф натуральным образом спятил.

Он сидел в палате и ежеминутно повторял: «Я видел русских солдат. Русские идут, русские идут, они уже здесь».

Медики делали всё, что могли, — через какое-то время Форрестол стал набирать в весе, взгляд его стал более осмысленным, про русское вторжение он стал говорить меньше. Врачи ослабили контроль, и это стало их роковой ошибкой.

22 мая 1949 года труп Джеймса Форрестола нашли на крыше третьего этажа под окнами кухни 16 этажа, находившейся напротив его комнаты.

В комнате министра нашли предсмертную записку с отрывком из трагедии Софокла «Аякс».

Следователи после осмотра места происшествия объявили, что произошло самоубийство.

Потом нашлись свидетели, которые якобы видели, как Форрестол выбросился из окна с криком: «Русские идут!». Впрочем, стопроцентного подтверждения этому нет.

Как и полагается в таких случаях, после гибели министра обороны стали множиться различные «теории заговора» — в убийстве Джеймса Форрестола подозревали то советских агентов, то сотрудников американских спецслужб, якобы опасавшихся разглашения министром имеющихся у него сведений об НЛО.

Но, скорее всего, всё значительно проще — болезнь Форрестола вызвала очередной рецидив, из-за которого министр и вышел в окно.

Источник:  оригинальная статья

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...