Контекст

«Старая партизанка»: «Я вытащила на себе восемнадцать тяжелораненых»

0  
Источник изображения: Девушки — бойцы партизанского отряда с личным оружием.

Ленинградец, специальный военный корреспондент ТАСС по Ленинградскому и Волховскому фронтам Павел Лукницкий пишет:

Старая партизанка

Заречье. 9-я партизанская бригада. 26–27 Февраля 1944 г.

— Я из храбрых, — попросту говорит Ира Игнатьева, одна из первых «старейших» партизанок бригады (а сама — молодая девушка, ей нет и двадцати одного года), — когда Первый раз уходила в разведку, мне предложили: «Возьми пистолет». Не взяла. Ходила месяца три...

Лицо у Иры русское, деревенское, зубы отличные, белые, волосы светлые, говор тоже крестьянский. Разговаривает весело, смех у нее — от души, легкий...

В отряде Ира была разведчицей, потом — бойцом, потом — медсестрой...

Ира Игнатьева делит действия партизан на три периода.

Первый период закончился 10 сентября 1942 года, когда после ликвидации немцами в Дедовичском, Поревичском и соседних районах партизанского края разбитые партизаны вывели раненых в деревню Студеновку, через Волховский фронт, в район Поддорье.

— Вышло нас, здоровых, одиннадцать человек — шесть женщин и пять мужчин. Вывели мы шестьдесят три раненых. В советском тылу — в Валдае и в Мореве — прожили полтора месяца, затем, после Октябрьских праздников, отрядом в семьдесят пять человек (под командованием капитана Тимофеева) вышли у деревни Хлебоедово обратно, через линию фронта, в тыл к немцам...

Второй период — действия в том же районе прежнего партизанского края, где все было уничтожено немцами, где отряду пришлось голодать, выискивать под снегом рожь, парить ее, выбирать мороженую картошку, есть ее без соли.

— К Новому году самолетами нам подбросили продуктов, потом мы нашли жернова, сделали пекарню, баню. Полтора месяца стояли на месте, до прихода Второй партизанской бригады. Узнав о ней, противник бросил на нас экспедицию. Двое суток держали бой, вышли из окружения, двинулись в Ухошинские леса. Здесь было безлюдно, деревень нет, все сожжено; жили под елками пять дней, перешли в Еловецкие леса, мерзли и там двенадцать дней. «Хорошо загорать тут! Померзнешь!» — говорили мы. Мороженой картошки — и то не было!

Немец опять наслал на нас карательную экспедицию...

Ира рассказывает об этой экспедиции и о том, как ушли в Новоржевский район, устраивали немцам засады, делали налеты на гарнизоны, в марте 1943 года дрались против танков и пушек новой карательной экспедиции, оборонялись, выходили из окружения, создавали возле Витебска новый партизанский край, вели бои.

Третий период — после приказа идти «в районы, сюда, под Акатьево». Перешли железную дорогу, у «острова Голодай» попали в окружение, пять суток, голодая, вели бои.

— Крепко досталось. Раненых было очень много. Я вытащила на себе восемнадцать тяжелораненых; было это в конце апреля. Лед растаял; как бултыхнешься по грудь, кричишь: «Нет! Ребята, вы сюда не ходите!..» Всех выволакивала. Никогда не бросали раненых!

И еще один бой — он длился семь часов. — Большие были потери, и тяжелораненых первый раз пришлось бросить, потому что нам выход оставался только к озеру. Многие раненые сами подрывались гранатами, девушка Аня, разведчица из первого полка, тоже подорвала себя. Другие стрелялись... Выскочили мы. Немцев побили много. Мирные жители рассказали нам, что по большаку шли немецкие машины, а из них кровь, как из баранов, текла...

Эпизоды, эпизоды непрерывных партизанских боев. За три года их набралось много!

Источник: Лукницкий П.Н. Ленинград действует...  — М.: Советский писатель, 1971.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...