Контекст

Как советские спецслужбы спустя 40 лет после окончания войны поймали Васюру — палача Хатыни

 

Украинец Васюра родился в Черкасской области в 1915 году. Во время войны был старшим лейтенантом в Красной Армии и в 1942 году попал в плен. В феврале 1942 года он по собственному желанию поступил в школу пропагандистов в деревне Вустрау в Германии, где Восточное министерство Альфреда Розенберга обучало бывших советских военнопленных. После окончания школы, в октябре 1942 года, Васюра поступил на службу в 118-й батальон охранной полиции и был отправлен в Киев. 

Он приехал туда в ноябре и вместе со своим подразделением принимал участие в казнях в Бабьем Яру. 

Васюра быстро продвигался по службе. Из командира взвода он превратился в начальника штаба. Позже его назначили адъютантом, а в конце декабря 1942 года – начальником украинского штаба батальонов. В том же месяце подразделение отправили в Белоруссию для проведения карательных операций, а Васюре присвоили звание лейтенанта. Немецкие командиры были довольны его службой и наградили его двумя медалями.

Васюра принимал участие, по крайней мере, в 6 карательных операциях, в ходе которых было убито 340 человек. Он лично издевался над людьми и расстреливал их, часто на глазах у своих подчиненных, чтобы подать им пример. 

По мнению солдат, Васюра был жестоким человеком, железную дисциплину в своем батальоне поддерживал за счет чрезмерного насилия, не только по отношению к гражданским лицам, но и по отношению к тем, кто был младше его по званию.

Когда Васюра узнал, что кое-кто из его батальона хочет перейти на сторону партизан и уже установил с ними контакты, он лично на глазах у своих подчиненных избил провинившихся и застрелил их. Два бывших служащих 118-го батальона П.Ф. Дзеба и Григорий Спивак рассказали, как однажды во время набега на белорусскую деревню солдаты пили самогон, закусывая его салом, которые они украли у белорусских крестьян. Васюра разозлился, выбил солдатам зубы пистолетом и заставил их слизывать кровь с пола.

22 марта 1943 года в 40 км от Минска партизаны обстреляли легковую машину, в которой ехал гауптман Ганс Вёльке. Он был чемпионом по толканию ядра Олимпиады 1936 года. Его смерть, а также ещё двух немцев, всполошила оккупационные власти.

Неподалёку находился 118-й украинский полицейский батальон, которым командовал Васюра.

Полицаи быстро собрались на акцию, но идти в лес и ловить партизан им было лень, и они сначала расстреляли без разбору 27 жителей деревни Козыри. Но этого коллаборационистам показалось мало. Они вошли в деревню Хатынь, согнали её жителей в огромный сарай и, обложив его соломой, подожгли.

Когда под напором обезумевших людей дверь сарая рухнула, они принялись расстреливать выбегавших. 

Сам Васюра, вооружённый пистолетом и пистолетом-пулемётом, принял посильное участие в расстреле. В итоге было убито 152 человека, четверым удалось выжить (благодаря им всему миру и стало известно об этой трагедии).

Когда война закончилась, Васюра с женой вернулись в родную деревню, заявив, что сидели в немецкой тюрьме. Васюра признался, что служил немцам, но всячески отрицал свое участие в расстрелах и прочих зверствах. В 1952 году за сотрудничество с немецкими оккупантами Васюру приговорили к 10 годам тюрьмы, но в 1955 году освободили по амнистии. Он дослужился до заместителя директора совхоза «Великодимерський» Броварского района Киевской области, построил себе большой дом и за усердную работу был несколько раз награжден. Как и многие другие коллаборационисты, Васюра выдавал себя за советского патриота, служившего на фронте офицером связи и сражавшегося с немцами. 

Он считался ветераном и военным героем и даже рассказывал пионерам про патриотизм. Но, по словам его коллег, он никогда не отмечал День Победы. Вместо этого Васюра обычно встречался с шестью другими коллаборационистами, которые жили в той же деревне.

Сгубило Васюру то, что в 1985 году, на 40-летие Победы, он стал требовать себе орден Великой Отечественной войны. Тогда какой-то мелкий служащий в архивах военкомата обнаружил, что Васюра до сих пор числится пропавшим без вести. Стали копать и докопались. Повезло, что в то время обнаружили ещё одного ветерана ВОВ – некого Мелешко, который командовал одной из рот 118 карательного полицейского батальона. Этого Мелешко начали допрашивать в Минске, и он сдал Васюру, с которым они переписывались после войны.

Дело Васюры состояло из 14 томов материалов, в которых достаточно подробно рассказывалось, что же произошло в белорусской деревне 23 марта 1943 года. Расследование проводилось очень серьезно. Белорусский военный округ выделил две машины и нескольких следователей, которые ездили по всей республике и допрашивали свидетелей, как жертв, так и преступников. 

Все показания перепроверялись военной коллегией Верховного суда СССР. Во время расследования дела Васюры были допрошены 26 бывших полицейских. В Минский суд привезли Кнапа и Лозинского, которые отбывали срок в лагере в Коми в АССР.  

В 1986 г. по решению суда Васюра был приговорен к смертной казни через расстрел.


Источник: Григорий Васюра: палач Хатыни; Пер Андерс Рудлинг. Террор и коллаборационизм во время Второй мировой войны: случай 118-го батальона охранной полиции в оккупированной Белоруссии // Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры – 2016 – № 1

Обсуждение ()
Новости партнёров