Контекст

«Как говорится, мышь мимо немца не проскочит. А партизаны проскочили!»: как партизаны взрывали мосты

0  

30 мая 1942 г., ровно 76 лет назад, с целью координации разрозненных отрядов советских партизан был создан Центральный штаб партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования.  Одним из ключевых направлений штаба стала доставка вооружения советским партизанам, которые находились в тылу врага. Правда, не всегда вооружение доходило до адресата, и на помощь партизанам приходила смекалка. Об одном из таких эпизодов рассказывает знаменитый советский партизан-диверсант Илья Григорович Старинов.

«Разумеется, партизаны сами делали все возможное, чтобы восполнить дефицит мин и взрывчатки: уменьшали вес заряда в минах, применяли механические способы крушений, выплавляли взрывчатку из неразорвавшихся вражеских бомб и снарядов. Их изобретательность поражала! Но сильнее всех удивили партизаны A. M. Грабчака, сумевшие без потерь и совершенно неожиданно для врага подорвать железнодорожный мост через реку Уборть (река на Украине и в Беларуси, правый приток Припяти — прим. ред.).

Произошло так. Несколько попыток партизан подобраться к мосту окончились неудачей.

Мост охраняли четыре дзота, пулеметчики, три полковых миномета и батарея зенитных орудий. Открытая местность и высокая железнодорожная насыпь, на которой располагалась охрана, позволяли фашистам вести круговой обстрел.

Берега Уборти враг густо заминировал, минные поля обнес колючей проволокой в четыре ряда, а путь при въезде на мост с обеих сторон перекрыл металлическими воротами. Как говорится, мышь не проскочит. А партизаны проскочили!

Разведка Грабчака установила, что дважды в неделю к мосту приезжает на дрезине местный фашистский комендант, проверяет, как несут службу подчиненные. Это и натолкнуло на мысль провести неординарную диверсию...

Работа шла две недели. Из двух колесных вагонеточных скатов партизаны соорудили платформу дрезины, установили на ней мотор, нагрузили дрезину пятью неразорвавшимися авиабомбами и укрепили среди бомб длинную жердь, чей нижний конец соединили проволокой с чекой взрывателя в подрывном заряде.

Коснувшись верхним концом мостового пролета, жердь неминуемо отклонилась бы — и натянувшаяся проволока вырвала бы чеку... Затем на авиабомбы усадили «коменданта» и «моториста» — набитые травой и ветками трофейные вражеские мундиры.

К четырем часам 31 октября дрезину-торпеду установили на рельсы вблизи деревни Тепеницы, примерно в километре от моста, завели мотор и подтолкнули.

Охрана моста не сделала по приближающейся дрезине-торпеде ни единого выстрела и не закрыла металлические ворота. Грянул мощнейший взрыв! Несколько раскосов и ветровых связей ближней мостовой фермы, нижние и верхние пояса других ферм были смяты или пробиты.

Ошарашенные гитлеровцы открыли бешенный огонь лишь десять минут спустя после диверсии. Исключительно для очистки совести или от страха. А для того чтобы кое-как отремонтировать мост и с великими предосторожностями, медленно пропихнуть к нему очередной состав, им понадобилось целых четверо суток!

Оскандалившиеся оккупанты сочинили легенду о некоей сверхсложной торпеде, доставленной на Уборть якобы «из самой Москвы» и управлявшейся «красными камикадзе» — советскими офицерами-смертниками, которые-де и погибли, ворвавшись с «торпедой» на мост...

Источник: Старинов И.Г., Мины замедленного действия: размышления партизана-диверсанта. — М.: Альманах «Вымпел», 1999

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...