Versus Versus

Антифашизм как русская цивилизационная идея. Ч. 1

Источник изображения: kudamoscow.ru
0  

Ни один российский праздник не вызывает в России столько эмоций, сколько День Победы 9 Мая, и ни одна акция не сопровождается столь мощным духовным подъемом, как «Бессмертный полк». Но где эмоции, там и дискуссии, нередко перерастающие в жесткие идейные и политические баталии. С учетом же того, что 9 мая мы отмечаем не просто праздник, но победу советского народа над германским фашизмом и европейским нацизмом (в то время как неофашизм и неонацизм становятся сегодня мейнстримальными трендами западного реваншизма), сохранение нашего особого отношения к дню Великой Победы приобретает всё большее значение.

К сожалению, число сторонников фашистских (русофобских и антироссийских) идей нарастает сегодня не только на Западе, но и в самой России. Более того, кое-кто из них оказался в период «либеральных» (а по сути, антикоммунистических и русофобских) «реформ» в новой российской власти. И именно эти люди вместе с упразднением Советского Союза и отказом правящего класса от коммунистической идеи чуть было не добились отказа Российского государства от Великой Победы. 

Во всяком случае, при сохранении многих формальных советских атрибутов (государственного статуса праздника 9 Мая, памятников и мемориалов погибшим воинам, льгот ветеранам Великой Отечественной войны и т. д.), значение последних было существенно принижено как в школьных учебниках по истории, так и в политической практике российских элит.

Такое ощущение, что память о Великой Победе советского народа над фашизмом была оставлена новой российской властью в качестве инструмента манипулирования народными массами, не спешащими признавать смену в России политического строя.

Новый правящий класс раз в году (9 мая) продолжал чествовать ветеранов Великой Отечественной войны, одновременно вбросив в российское общество вирус пересмотра ее истории. Стараниями члена Политбюро ЦК КПСС Александра Яковлева Россия приняла на себя вину за раздел Польши в 1939 году и события в Катыни в 1941 году; стараниями Гавриила Попова в РФ началась реабилитация власовщины, иные же русофобы принялись мастерить из СССР виновника начала Второй мировой войны, а из фашистской Германии — жертву сталинизма.

Автор этих строк, в бытность свою депутатом Государственной думы РФ первого созыва, приложил немало усилий к разработке и принятию в России федерального закона «О запрещении нацистской символики и литературы», а позднее — внесению соответствующих антинацистских норм в ФЗ «О противодействии политическому экстремизму». 

Однако же формирование в нашей стране соответствующих правовых механизмов противодействия неонацизму растянулось чуть ли не на два десятилетия, поскольку в новой России в российском парламенте нашлись силы, препятствующие внедрению соответствующих запретов на реабилитацию «чумы XX века» уже тем, что приравнивали фашизм к коммунизму. 

К примеру, депутат Борис Березовский внес в законопроект «О запрещении нацистской символики…» поправки, запрещающие советскую символику, а, например, лидер ЛДПР Владимир Жириновский каждый новый созыв вносил в Государственную думу законопроект о запрещении КПРФ, аргументируя свою инициативу тем тезисом, что коммунизм и фашизм равны; после чего автору этих строк всякий раз приходилось готовить отрицательное заключение профильного комитета на данный законопроект.

Лишь в ноябре 2014 года — уже значительно позже государственного переворота в Киеве — в российское законодательство были внесены нормы, распространяющиеся не только на нацистскую символику и литературу времен Второй мировой войны, но также на неонацистские (бандеровские и им подобные) риторику и деятельность.

К сожалению, за последние 20 лет, пока некоторые российские политики боролись с фантомными болями зоологического антисоветизма, в соседней Украине выросло целое поколение дегенератов, в данный конкретный момент избивающих по всей Украине ветеранов Великой Отечественной войны и ведущих войну со Знаменем Победы и георгиевскими лентами.

В самой Российской Федерации за последние четверть века антикоммунизм отдельных российских политиков распространился на неприятие всего советского, раз за разом оказывающееся откровенно русофобским. В результате в нашей стране, помимо уже традиционных акций в духе «анти-Сталин», оказались возможными такие пертурбации, как установка в Санкт-Петербурге памятной доски одному из организаторов блокады Ленинграда Карлу Маннергейму, дискредитация подвигов советских людей в годы Великой Отечественной войны (Зои Космодемьянской, героев-панфиловцев и т. п.), попытки примирить потомков советских воинов-победителей с власовцами, участие российских дипломатов в мероприятиях за рубежом в честь памяти погибших эсэсовцев и т. д.

Танцы на некоторых государственных телеканалах с переодеванием актеров в робы узников концлагерей или же в нацистскую форму офицера вермахта, кинофильмы с «интеллигентными» гитлеровцами и публичное обвинение россиян в «красном фашизме» — всё это из серии тех диверсионных актов против нашей страны, которые, оказавшись дозволенными в новой России, призваны нивелировать в гражданах РФ способность к сопротивлению навязываемым россиянам западопоклонничеству и ценностному инфантилизму.

В эфире государственного телеканала страны актер по фамилии Петров станцевал в форме офицера Третьего рейхаВ эфире государственного телеканала страны актер по фамилии Петров станцевал в форме офицера Третьего рейха

Сам Запад давно расписался в неспособности и нежелании сохранять память об истории и итогах Второй мировой войны. В результате в XXI веке в Европе вновь активизировались силы, призывающие начать новый, на сей раз всезападный поход на Россию под предлогом недостатка в ней демократии олигархическо-охлократического образца.

Одним из ключевых направлений атак на память о самой страшной войне в истории человечества становится реабилитация Гитлера. Так, в конце 2015 года в Германии огромным тиражом была опубликована книга «Майн Кампф». Одновременно в городах ФРГ была проведена ее рекламная кампания в виде тура по городам Германии актера Оливера Мазуччи, переодетого Гитлером, и одновременно же отрывки из «Майн Кампф» были внесены в школьные программы по изучению немецкого языка.

Актер Оливер МазуччиАктер Оливер Мазуччи

В ФРГ и других странах Европы всё чаще проводятся акции, снимающие табу с тиражирования имени (и, следовательно, идей) вождя Третьего рейха и закрепляющие его новый, «человеческий» образ. В частности, несколько месяцев назад в социальные сети был вброшен мем «Живопись Адольфа Гитлера», после чего через специально созданные аккаунты в FB и YouTube мировое медийное пространство было наполнено сентиментальными рассказами о биографии и творческом пути этого «непризнанного гения», а также рисунками и картинами, написанными (как утверждают промоутеры «гениального художника») самим лидером НДСАП.

На фоне искусно вызываемого роста интереса западной публики к биографии Гитлера, в странах Европы и в ряде постсоветских стран активно продвигается тема равной ответственности фашизма и коммунизма за развязывание Второй мировой войны. 

Ближайшая цель демиургов новой истории состоит, очевидно, в том, чтобы поменять местами «интеллигента» Гитлера и «тирана» Сталина, конечная — представить нацистов освободителями Восточной Европы от «красной заразы».

Такой вот эмоционально-личностный подход к истории двадцатого века (историческая фактология сегодня на Западе уже почти никого не интересует) активно внедряется сегодня в странах Балтии, на Украине, в Белоруссии и везде, где становится возможной «промывка мозгов» деградирующего населения под руководством разного рода специалистов по дезинформации от западных спонсоров.

Именно с этой целью, к примеру, Западом был сфабрикован очередной русофобский нобелевский лауреат. Подобно тому, как Нобелевская премия по литературе подтолкнула в 1970 году Александра Солженицына к завершению антикоммунистического (на самом деле — антисоветского) «Красного колеса», в 2015 году белоруска Светлана Алексиевич получила Нобелевку за пасквиль под названием «Конец красного человека». 


Продолжение следует...

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...