Культура Культура

Эстонские шутки: почему автор «русофобского» справочника остался непонятым

Источник изображения: www.facebook.com
  1116 0  

Разгоревшийся в СМИ скандал по поводу книжки Михкеля Рауда «Справочник эстонца. 100 дел, которые делает настоящий эстонец» дал отличный повод для ревизии эстоно-российских межгосударственных и эстоно-русских внутригосударственных отношений.

Краткое содержание скандала: продающаяся с прилавков эстонских книжных магазинов книжка содержит главу под названием «Эстонец обращается к русскому», в которой собраны всевозможные неуважительные, а по большей части оскорбительные эпитеты в отношении русских. Так, по мнению автора, русских называют «правильные эстонцы». Всего Рауд указал около 35 слов. Применимый к ним научный термин — «нисходящие экзоэтнонимы». Один из которых, чтобы составить себе представление, — tibla (этимология — «ты, …ля!).

Скандал развивался причудливым, но при этом стандартным путем, который хорошо описал руководитель НПО «Русская школа Эстонии» и член правления Левой партии Эстонии Мстислав Русаков: «Особенность наших “свободных СМИ”: Дмитрий Сухорослов поделился своими впечатлениями о книжке Михкеля Рауда, разослав свое мнение по нашим местным СМИ, в т. ч. в “Дельфи”. Мнение поставил только Baltnews.ee. Оттуда оно просочилось в российские СМИ. И уже только тогда “Дельфи” дал новость с российского сайта. Уютнее жить в российском инфополе и дергать новости о нас оттуда. Из первых рук как бы не так интересно...»

Мстислав Русаков / Фото: baltnews.eeМстислав Русаков / Фото: baltnews.ee

И это действительно стандартный (нормальным его назвать нельзя) путь проникновения автономных русских новостей из Эстонии в эстонские СМИ на русском языке, хозяевами которых являются эстонцы. Сначала — в России, потом — в Эстонии со ссылкой на российский источник. «Нехай клевещут…»

Мнение Сухорослова было жестким: «К сожалению, наша свобода слова дошла до того, что каждый эстонский националист может печатать откровенно русофобские тексты и распространять их по всей стране. Более того, за 25 лет пребывания у власти националистических партий в Эстонии сложилась своеобразная нездоровая мода на такие русофобские “признания”. Достаточно вспомнить случай с Рейтельманном, который, по сути, отделался легким испугом за свои высказывания, а сейчас преспокойно пребывает в таллинском городском собрании в качестве председателя фракции от EKRE. До этого неоднократно “засветился” бывший президент Т. Х. Ильвес.

А что, если русские начнут издавать подобные книжки про эстонцев? Неужели это пойдет на пользу взаимопониманию?

Мы живем в обществе, полном ксенофобии, которая выражается прежде всего в русофобии. В этом отношении Эстония отнюдь не является европейской страной.

Национальный раскол в обществе (благодаря всё тем же националистическим партиям) сейчас велик, как никогда».

Дмитрий Сухорослов / Фото: baltnews.eeДмитрий Сухорослов / Фото: baltnews.ee

Идею для русских «издавать подобные книжки» оспорил предприниматель Виталий Гайчонок: «Почему русские всё это терпят? Потому что противодействие русскому движению тоже возведено в ранг государственной политики. Любые попытки русских объединиться и отстаивать свои права терпят поражение по этой причине. Другая причина заключается в том, что метрополия русских — Россия на мировой арене низведена до страны-изгоя и не имеет рычагов влияния на европейскую политику, да и погрязла в своих собственных проблемах».

Виталий Гайчонок / Фото: baltnews.eeВиталий Гайчонок / Фото: baltnews.ee

Реакция Дмитрия Сухорослова понятна и правильна: во-первых, зафиксировать явление, во-вторых, дать отпор.

Таких людей, как Сухорослов, латвийский правозащитник Александр Гапоненко назвал «удерживающими».

Реакция Гайчонка тоже понятна: не высовывайся, и будет тебе счастье. Это реакция значительного числа русских Эстонии, которые смотрят на немногих правозащитников если не с осуждением, то с подозрением: как бы хуже не вышло…

Прав, конечно же, Сухорослов: если не фиксировать подобные явления и не давать им отпор, то они моментально превратятся в норму и, что хуже, станут плацдармом для нового наступления. На те права, которые до этого считались неотъемлемыми. Поскольку никакой точки равновесия, точки, в которой амбиции ультранационалистов были бы полностью удовлетворены, нет.

Обсуждаемый скандал обозревателя RuBaltic.Ru и автора данной статьи попросили прокомментировать пять российских изданий. Всем им было отказано по той причине, что в первую очередь, по мнению автора, надо было связаться с Михкелем Раудом и спросить того, а не есть ли это какая-то неудачная шутка?

Шутку в этом сюжете заподозрил и политолог Максим Рева: «Отдельным проявлением современного европейского бескультурья является тупое презрение и нежелание понять чужую культуру. Тут уместно вспомнить пошлые шутки, не имеющие границ, редакции журнала Сharlie Hebdo, сотрудники которого поплатились жизнью за свое бескультурье. Вот и эта книжечка, “100 дел, которые делают настоящие эстонцы”, — это некая шутка. Те, кто ее создавал, наверное, много смеялись, и они же считают себя культурными современными европейцами. И им, не имеющим культурного наследия, равного европейскому или русскому, невозможно понять, в чём же состоит оскорбление человека, какое бы оно ни было.

Конечно, представитель русской культуры, а это может быть и не русский по крови человек — тем и велика наша культура, что она интернациональна, — может написать книгу “100 дел, которые делает настоящий русский”.

Однако для того, чтобы свалиться в пошлость и бескультурье, русскому по культуре человеку надо вывихнуть мозги.

К сожалению, такие вывихнутые постмодерном люди есть и у нас. Однако если они пытаются публично проявить свое бескультурье, русское общество дает им культурный, но жесткий ответ. К сожалению, от эстонского общества на книжку “100 дел, которые делают настоящие эстонцы” такого ответа не последовало».

Максим Рева / Фото: baltnews.eeМаксим Рева / Фото: baltnews.ee

Так как большинство редакторов российских изданий, написавших о скандальной книжке, отчего-то решили с самим Раудом не связываться, а гипотезу Ревы следовало проверить, то обозреватель RuBaltic.Ru и автор данной статьи сам решил поинтересоваться у Рауда, что же это было. Вот его ответ:

«Мой “Справочник эстонца” является глубоко ироничным произведением и именно так — глубоко иронично — следует относиться и к обсуждаемой главе о “назывании русских”. Попытки представить эту главу как некий русофобский манифест являются либо глупыми, либо злонамеренными, так как на самом деле эта глава говорит совсем об обратном. И если кто-то и должен чувствовать себя оскорбленным из-за этой главы, то это те немногие эстонцы, которые бог знает как называют русских. Мне грустно видеть, как моим текстам, вырывая их из контекста, пытаются придать значение, на 180 градусов отличное от задуманного, но я, как и любой из нас, бессилен перед пропагандой. В качестве примера мне вспоминается юмористический скетч ETV “Эстония ищет неонациста” (“Эстония ищет суперзвезду” — популярный телевизионный конкурс талантов — прим. RuBaltic.Ru), который также был перевернут с ног на голову».

Теперь попробуем понять Рауда. Он — телезвезда частного канала TV3, харизматичный ведущий передачи Kolmeraudne («Трехстволка»). Да, в Эстонии случаются как харизматичные эстонцы, так и телезвезды, то есть люди, которые практически не вылезают из телевизора, перепрыгивая из одной телепередачи в другую. Еще Рауд музыкант и бывший политик — избирался в Рийгикогу от Социал-демократической партии, но ушел оттуда сам, разочаровавшись в политике. Из чего следует, что Рауд не «обычный подозреваемый» по делу о «разжигании ненависти».

В своем ответе Рауд не использовал формулу «Я пошутил». В Эстонии за такой формулой, если ее произносит политик, всегда стоит: 1) ложь (политик шутить и не думал) и 2) желание прикрыть какой-то ляп. Рауд считает, что 1) его неправильно поняли и 2) он стал жертвой (российской) пропаганды.

И еще он считает, что «эстонцы, которые бог знает как называют русских» — «немногие». И вот как раз они и имеют право чувствовать себя оскорбленными. А русские — нет.

И вот тут уже всё становится действительно интересным.

Недавно ушедший из жизни сатирик Михаил Задорнов был, судя по всему, не только хорошим, но и ответственным человеком. Если брать юридическое определение ответственности как «обязанности претерпевать неблагоприятные последствия своих действий». Благодаря Михаилу Задорнову мы знаем, что американцы — тупые. И ещё знаем, что он был лишен визы в США. Что его хотели лишить вида на жительство в Латвии. За «еврохохлов» лишили права въезда на Украину. Пытались лишить литовской визы. Не пускали в Египет… Короче, свобода (слова) неотделима от ответственности.

Михаил Задорнов был сатириком. Человек, пришедший на концерт Задорнова или посмотревший его выступление по телевизору, понимал, что «тупые американцы» и «еврохохлы» — это сатира, а не «разжигание ненависти», действенным средством которого является как раз употребление нисходящих экзоэтнонимов.

Михкель Рауд не сатирик, и русские в Эстонии как-то совсем не привыкли к тому, что эстонцы шутят. Поэтому винить кого-то за то, что тот не разобрал в сочинении Рауда «шутки юмора», нельзя.

Между тем современный эстонский юмор есть, и очень недурного качества. Народился он за последние лет семь-десять и обладает одной принципиальной особенностью: эстонцы уже в порядке нормы шутят над собой и над своими политиками. Умение шутить над собой — безусловный показатель свободы. Минусом является то, что эстонский юмор придуман только для эстонцев. Русских в него не приглашали. Отсюда и непонимание.

Очевидно, что юмор как таковой имеет исторические и национальные особенности. Вот, например, отец главной героини «Унесенных ветром» Джералд ОХара решает разыграть своего дворецкого. Тот упросил его выкупить у соседей его жену и дочь. Мистер ОХара с заданием справился, но решает сообщить дворецкому, что его семью он не купил, а, наоборот, самого дворецкого продал соседям. Такой вот розыгрыш. Чтобы скучно не было.

Русский анекдот всегда начинается с глагола в настоящем времени. Сидят Петька с Василь-Иванычем… Возвращается мужик из командировки… Приходит мужик к врачу… Такой стандарт русского анекдота — триггер: прозвучал глагол в настоящем времени — готовься слушать анекдот. При этом перебивать анекдот, как и тост, — верх неприличия. Тоже норма.

Эти наблюдения призваны подчеркнуть, что юмор не универсален, — отсюда пестрота реакций на книжку Рауда. А он — пошутил.

Пошутил, но к ответственности за свои шутки явно не готов. И причина для того, чтобы не чувствовать ответственности, преподнесена ему на блюдечке — российская пропаганда. Без кавычек, потому что ни одно из изданий, раздувавших скандал, не поинтересовалось замыслом самого Рауда. И в этом их тоже вряд ли можно обвинять, потому что стереотипы уже сформированы и все знают, что бороться с ними бессмысленно — их надо учитывать. А информационная война — она война и есть; по ту сторону — враг, и чем больше ущерба ему причинено, тем лучше.

Понимание было тогда, когда произведения эстонских писателей массово переводились на русский язык. Но дороги обратно в СССР нет. Нынешняя же ситуация явно выглядит тупиково. 
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up