Культура Культура

«Сделали придатком Ленинграда»: 4 абсурдных обвинения эстонцев в адрес СССР

Источник изображения: nato.int
0  

Для эстонских политиков и исследователей тема «советской оккупации» — это хорошая возможность потренировать фантазию. Каких только претензий не предъявляют Москве жители Прибалтийской республики! Даже развитие эстонской экономики — это едва ли не преступление «режима». Аналитический портал RuBaltic.Ru продолжает рассказывать о самых абсурдных обвинениях в адрес Советского Союза, которые содержатся в «Белой книге о потерях, принесенных народу Эстонии в период оккупаций».

1.                Дали слишком много денег

Удивительно, но составители «Белой книги» намекают на то, что масштабы экономической помощи от союзного центра в послевоенный период были чересчур велики. Описывая преступления советской власти, кандидат экономических наук Калев Кукк внезапно соглашается, что планы 4-й пятилетки (1946–1950 годы) предусматривали огромные капиталовложения в экономику Эстонии — речь идет о сумме в 3,5 миллиарда рублей

«Это было в 1,7–2,9 раза больше, чем предназначалось более крупным по численности населения Латвии, Литве, Молдавии, Армении, Киргизии, Таджикистану и Туркмении. В перерасчете на душу населения капиталовложения в народное хозяйство Эстонии в 1945–1950 гг. превышали средние по СССР на 30%, в 1951–1955 гг. — на 17% (в ценах на 1 июля 1955 года)», — констатирует Кукк.

Казалось бы, надо радоваться: Москва не жалеет денег на восстановление Эстонии, которая натерпелась в период гитлеровской оккупации и в ходе военных действий на ее территории. Но эстонским исследователям и здесь не угодишь.

По их мнению, Кремль просто колонизировал Прибалтийскую республику, а инвестиции — это прямой инструмент колонизации. Под предлогом братской помощи русские меняли национальную структуру страны. Приводятся слова некого Юзана Талве об «экономическом вторжении советских колониальных властей в Эстонию».

Что ж, можно только позавидовать извращенной хитрости советского руководства! Строить заводы, фабрики, порты, больницы — и все это лишь для того, чтобы ассимилировать эстонцев.

Фото: minevikumasin.eeФото: minevikumasin.ee

Если серьезно, то у авторов «Белой книги» совершенно конкретный посыл: в советском периоде истории положительных моментов нет и быть не может. А все хорошее, что тогда происходило, на деле оказывается частью коварной политики порабощения народов.

2.                Сделали Эстонию придатком Ленинграда

Калев Кукк выделяет еще одну причину, по которой Эстония пользовалась особым вниманием советских властей: ее якобы превратили в экономический и политический придаток Ленинграда (то есть в территорию, которая в хозяйственном отношении тяготела к городу на Неве).

В чем же проявлялась «придаточность» Эстонии? В том, что на ее территории форсировалось освоение сланцевых месторождений для обеспечения Ленинграда дешевым газом. А самим эстонцам, дескать, ничего не перепадало.

«Выделенные тогда Эстонии капиталовложения оплачивались вывезенным сланцем и продуктами его переработки, так что самой республике они не приносили никакой пользы», — пишет Кукк.

Вывод исследователя вызывает недоумение. Как мог сланец не приносить республике «никакой пользы», если в Эстонии он тоже использовался для нужд промышленности и населения?

Кроме того, сам автор упоминает, что «эстонский сланец используется в качестве топлива на Псковской теплоэлектростанции, на заводах и фабриках Риги, Вильнюса, Каунаса и других городов Латвии и Литвы». Означает ли это, что Эстония стала еще и «придатком» соседних Прибалтийских республик?

Завод Enefit280 /Фото: www.enefit.comЗавод Enefit280 /Фото: www.enefit.com

Еще одну интересную деталь Калев Кукк обходит стороной: после распада Советского Союза развитая сланцевая промышленность стала достоянием исключительно эстонского народа. Сланец по-прежнему остается опорой экономики Эстонии, ее экспортного потенциала. И авторы годового отчета предприятий сланцевой промышленности за 2014 год просто не могут этому нарадоваться!

«Эстония не только занимает первое место в мире по объемам переработки сланца, но и по праву считается страной, которой принадлежит роль инновационного лидера в этой области», — пишет в докладе руководитель Центра компетентности по горючему сланцу Вирумааского колледжа ТТУ Калле Пирк.

Заслуги сланца отмечал, будучи на посту премьер-министра, Таави Рыйвас: «Эстония — одна из немногих стран в мире, которая производит больше энергии, чем потребляет. Мы также являемся одной из наименее зависимых от импорта энергии стран в Европейском союзе, и эту независимость нам обеспечило производство электроэнергии из сланца».

Таковы итоги «экономического вторжения советских колониальных властей в Эстонию», которые не замечают авторы «Белой книги».

3.                Развитие — все равно ущерб!

«Наряду с топливной промышленностью опережающими темпами в 1946–1955 гг. шел также выпуск продукции легкой промышленности (восстановление и расширение Кренгольмской и Балтийской мануфактур происходило, прежде всего, в расчете на всесоюзного потребителя), промышленности строительных материалов, машиностроительной, металлообрабатывающей и химической промышленности», — пишет Калев Кукк.

Казалось бы, речь идет о развитии. Но для эстонского исследователя любое развитие в рамках советской системы — все равно ущерб. Одна причина нам уже известна: «неумные» административно-командные методы управления сдерживали рост эстонской экономики. Еще один повод для возмущения авторы «Белой книги» находят в том, что структура экономики ЭССР претерпевала серьезные изменения. Кукк утверждает, что «индустриализация Эстонии проводилась также за счет других отраслей экономики, и в первую очередь, сельского хозяйства».

Неужели за полвека «советской оккупации» агропромышленный комплекс республики окончательно «загнулся»? Нет, после окончания войны и завершения коллективизации сельское хозяйство развивалось стремительно. «По численности населения Эстония в СССР составляла 0,5 процента, а производила сельхозпродукции 2,5 процента от общего производства этой продукции в Советском Союзе», — рассказывает профессор, доктор экономических наук Ханон Барабанер. «Это было очень высокопроизводительное, научно и технически обеспеченное сельское хозяйство».

Обратим внимание на еще один важный момент: авторы «Белой книги» обвиняют советское руководство в закрытости. «Вследствие автаркической экономической политики СССР экономические связи Эстонии в последние пятьдесят лет были крайне односторонними. Самоизоляцию от мировой экономики можно рассматривать как сознательное или подсознательное поведение, обусловленное инстинктом самосохранения советского режима. Утрата собственной государственности означала для Эстонии продолжавшуюся почти полстолетия оторванность от мирового рынка».

Калев Кукк, видимо, был уверен, что «самоизоляция от мировой экономики» — это пережиток прошлого. Но в XXI веке независимая Эстония охотно прибегает к подобной практике. И несет не гипотетические, а вполне конкретные убытки. К примеру, из-за антироссийских санкций выпуск сельхозпродукции в Эстонии по итогам 2016 года сократился на 19,8%, а производство зерна — на 31,9%. Для Европы это абсолютный рекорд (даже в соседних Литве и Латвии падение оказалось не столь критичным).

Впору задаться вопросом: почему экономические связи Эстонии снова становятся «крайне односторонними»?

4.                Производство ради производства

Да, для СССР были характерны очень высокие производственные показатели. Калев Кукк приводит статистику, согласно которой советская Эстония на душу населения производила больше электроэнергии, мяса, молока, масла, чем Финляндия, Швеция и ФРГ. Цифры говорят сами за себя. Но цифры эти коварны и, по мнению автора, реального положения дел не отображают.

Кукк пишет: «Это было производство ради производства, опиравшееся, прежде всего, на государственное директивное планирование (достоверность статистики здесь также спорна), к тому же произведенная продукция могла найти спрос лишь на необъятном и нетребовательном замкнутом внутреннем рынке СССР. На мировом рынке эта продукция не была конкурентоспособной, то есть не могла быть продана за свободно конвертируемую валюту».

Как понимать слова о «производстве ради производства»? Автор, видимо, хочет сказать, что никакой пользы простому народу оно не приносило. Но если в Эстонии производили большое количество продукции (причем не танков и самолетов, которые на хлеб не намажешь, а вполне съедобного мяса, молока, масла), то куда-то ее нужно было девать: вывозить, кормить кого-то из «своих». Мы ведь помним, что советские продукты годились только для «нетребовательного замкнутого внутреннего рынка». Вот только все республики почему-то вышли из СССР «обделенными» и «недоедающими». Где же это райское место, в которое стекались богатства из всего Советского Союза?

Выдача молока в Вирумаа в 1967 году / Фото: Музей Вирумаа minevikumasin.eeВыдача молока в Вирумаа в 1967 году / Фото: Музей Вирумаа minevikumasin.ee

Есть и другой вариант: продукция просто пропадала, не доходя до конечного потребителя. Прокисало молоко, ржавели на складах трубы. «Производство ради производства».

Абсурд, конечно. Но на такие размышления наталкивают авторы «Белой книги», которые и мысли не допускают, что «сюрреалистичная» советская система что-то делала для человека.

Читайте также
Латвия несет убытки, пока «Новая волна» проходит в Сочи
5 сентября
В Сочи 4 сентября стартовал ежегодный международный конкурс молодых исполнителей «Новая волна», который еще четырьмя годами ранее собирал своих гостей и участников в Юрмале. Тогда противодействие латвийских властей заставило организаторов сменить место проведения фестиваля.
Кому помогает Прибалтика
8 сентября
Из-за спровоцированного американскими интервенциями в арабском мире нашествия беженцев заживавшие старые болячки Германии начинают болеть вновь.
Посол Латвии в США: многие страны завидуют Прибалтике
8 сентября
Лидеры стран Балтии продемонстрировали единство, отправившись на встречу к президенту Соединенных Штатов Америки Дональду Трампу.
Военный эксперт: США готовят плацдарм для своих войск в Европе
6 сентября
Интервью с военным экспертом Юрием Зверевым.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...