Культура Культура

От маргиналов к массовому движению: как нацисты пришли к власти в Германии. Часть II

Источник изображения: http://photochronograph.ru
  912 0  

В конце сентября 2017 года при поддержке Государственного академического университета гуманитарных наук прошел очередной «Завтрак RuBaltic.Ru». Предметом обсуждения стало уравнивание коммунизма с нацизмом. Приглашенные эксперты: российский историк, директор фонда «Историческая память» Александр Дюков и немецкий историк, редактор Der Spiegel. Geschichte Уве Клуссман — рассказали, почему такая порочная практика является недопустимой. Аналитический портал RuBaltic.Ru публикует текст доклада г‑на Клуссмана «От маргиналов к массовому движению: причины и последствия подъема НСДАП в период с 1928‑го по 1932 год» (окончание. Начало здесь):

Сентябрьские выборы в Рейхстаг 1930 года оказались прорывом НСДАП (Национал-социалистической немецкой рабочей партии — прим. RuBaltic.Ru). Партия получила 18,3% голосов, за ней стояли 6,4 млн избирателей.

Кем были эти избиратели?

Исследования немецких историков и экспертов по выборам показали, что избиратели НСДАП представляли все слои общества. Особенно сильной, однако, оказалась поддержка протестантского электората в сельской местности. Свою роль сыграло снижение цен для сельскохозяйственных производителей. Не последнее значение имел и тот факт, что партия «ухаживала» за протестантскими священниками. 

Гитлер на заседании партии 1925 г.Гитлер на заседании партии 1925 г.
В некоторых местах на севере Германии сентябрьские выборы 1930 года принесли НСДАП более 60% голосов.

Сложнее для партии было заручиться поддержкой в местах плотного проживания католиков. Там священники регулярно предупреждали верующих, что расовая идеология НСДАП противоречит библейским заветам, что симпатии к этой партии являются грехом.

Об избирателях НСДАП существует устоявшийся миф, будто прежде всего за партию Гитлера голосовали безработные. Исследования опровергают этот тезис. Наибольшей поддержкой среди безработных пользовались коммунисты. Избирателями НСДАП прежде всего двигал страх перед угрозой безработицы.

В 1932 году каждый четвертый рабочий, каждый пятый служащий, 39% предпринимателей и каждая третья домохозяйка голосовали за НСДАП. В июле 1932 года партия Гитлера получила 37,4% на выборах в Рейхстаг. За ней стояли 14 млн избирателей.

Рос поток молодежи, приходящей в партию. Молодежная организация «Гитлерюгенд» и Национал-социалистический союз студентов Германии, который с 1932 года получил большинство на выборах студенческих советов во многих университетах, активно пополняли свои ряды. В октябре 1932 года «Гитлерюгенд» организовал всегерманский сход своих сторонников в Потсдаме. Вместо запланированных 30 тыс. юношей пришли около 70 тыс. 

Лозунг этого мероприятия звучал внушительно: «Против реакции за социалистическую революцию». Руководитель «Гитлерюгенда» Бальдур фон Ширах — студент германистики и истории искусства — говорил, выступая перед участниками схода: «…у нас нет ничего общего с правительством баронов и князей». В то время в Берлине работал рейхсканцлер Франц фон Папен — реакционный правый католик, в правительство которого действительно входило внушительное количество баронов.

Гитлер выступал перед юной публикой, чутко улавливая настроения и социальное положение молодежи. «Я знаю, что среди вас есть многие, у кого отец ходит безработным по улицам», — обращался будущий фюрер к молодому поколению. До этого он поддержал кампанию «Гитлерюгенда» по организации для детей безработных сторонников НСДАП бесплатного отдыха в деревне.

Партия называла это «социализмом в действии». Трудно переоценить эффект такого приема в тогдашних условиях.

Революционная риторика и быстрый рост партийных рядов создали для НСДАП определенные проблемы. В партию, и особенно в ряды штурмовиков, приходили молодые люди, которые были более склонны к классовой, чем к расовой борьбе. Одним из них был Бодо Узе, жизненный путь которого, как зеркало, отражает противоречивость многих представителей немецкой творческой интеллигенции XX века.

Узе родился в 1904 году. В конце 1920‑х годов был руководителем местной организации НСДАП в городе Итцехо на севере Германии и главным редактором региональной газеты партии на земле Шлезвиг-Гольштейн. 

Узе руководил протестными акциями крестьян и выступал на митингах НСДАП «по борьбе с мировым капиталистическим порядком». В своем дневнике в 1929 году Геббельс называет его «последовательным социалистом».

Адольф Гитлер, Йозеф Геббельс и Гофрид Федер 1920 г.Адольф Гитлер, Йозеф Геббельс и Гофрид Федер 1920 г.

Но в 1930 году руководство партии исключило Узе из НСДАП вместе с его единомышленниками, которые были сторонниками левонационалистического течения.

Это были сторонники издателя Отто Штрассера. Они видели себя противниками идеи Гитлера осуществить нападение на СССР и, наоборот, считали СССР тактическим союзником Германии в борьбе против «западных империалистических держав». Эта группа позиционировала себя как приверженцев «сознательного антиимпериалистического движения». Надо добавить, что свои идеи сторонники Отто Штрассера черпали в том числе из произведений философа и литературоведа Артура Мёллера ван ден Брука, который вместе с Дмитрием Мережковским был издателем трудов Достоевского.

В Нюрнберге (слева направо) Гиммлер (очки), Рудольф Гесс, Штрассер и Гитлер 1927 г.В Нюрнберге (слева направо) Гиммлер (очки), Рудольф Гесс, Штрассер и Гитлер 1927 г.
В этот период Гитлер призывает к зачистке партии от «большевиков салона» и «литераторов».

Часть левых уклонистов из НСДАП создала свою организацию под названием «Черный фронт». Часть из них к 1932 году перешла на сторону коммунистов, в том числе Бодо Узе.

После прихода НСДАП к власти Узе эмигрировал. В эмиграции он написал автобиографический роман, который был опубликован в Москве в «Издательстве иностранных рабочих» под названием «Наемник и солдат». Это было, вероятно, самое выразительное описание национал-социалистического движения бывшим его участником.

Во время гражданской войны в Испании Узе был политкомиссаром Интернациональной бригады. После войны стал первым председателем Союза писателей ГДР. В начале 1960‑х годов Узе неоднократно посещал Кубу, поддерживая кубинскую революцию.

Таких людей, как Бодо Узе, были единицы. Однако надо отметить, что после войны, особенно в ГДР, сотни тысяч бывших сторонников национал-социализма сложным и болезненным путем начали тот идейный поворот, который Узе осуществил еще в 1932 году.

После чистки 1930 года в НСДАП остался родной брат Отто Штрассера Грегор Штрассер, который был руководителем партийной организации. Он также пропагандировал левонационалистические позиции, но старался не конфликтовать с Гитлером. В мае 1932 года во время широко растиражированного выступления в Рейхстаге Грегор Штрассер старался представить НСДАП как истинных последователей рабочего движения.

Грегор Штрассер (справа от Гитлера) 1932 г.Грегор Штрассер (справа от Гитлера) 1932 г.

Он говорил, что народом движет «большая антикапиталистическая тоска». «Мы стоим перед большим, грандиозным переворотом времени, перед преодолением либерализма и возникновением нового мышления в экономике и новым отношением к Государству», — утверждал Штрассер.

В позиции широкого левонационалистического течения внутри национал-социалистического движения косвенно отражались результаты Октябрьской революции и строительства первого социалистического государства в мире в лице СССР. Несмотря на антикоммунистические взгляды, сторонники Грегора Штрассера и многие рядовые национал-социалисты учитывали тот факт, что СССР состоялся как некапиталистическое государство.

В 1932 году внутренние противоречия в немецком обществе и в НСДАП достигли своего пика. Экономический кризис привел к дискредитации либерализма как идеологии и либеральной демократии как системы. Народ искал альтернативу капиталистическому строю. В июле 1932 года немцы единственный раз в своей истории голосовали абсолютным большинством за несистемные партии: НСДАП и Коммунистическую партию Германии, которые в своих программах отвергали либеральный капитализм.

Одновременно с этим консервативная элита от землевладельцев до собственников заводов искала выход из нестабильной ситуации при сохранении своей господствующей позиции в обществе.

Правоцентристские и правоконсервативные силы, как католическая партия «Центрум» и Немецкая национальная народная партия, неоднократно пытались найти варианты включить НСДАП во власть, не позволив ей при этом играть доминирующую роль.

В 1932 году НСДАП была в непростом положении. Хотя национал-социалисты и стали самой мощной политической партией и самой сильной фракцией в парламенте, они были далеки от абсолютного большинства. Попытка Гитлера одержать победу на выборах президента республики в апреле 1932 года провалилась. 

Его конкурент — консерватор и бывший фельдмаршал Пауль фон Гинденбург имел огромную социальную базу, сломать которую НСДАП было пока не под силу. Гинденбург пользовался поддержкой широкого фронта от социал-демократов до ненацистских националистов — консерваторов. Во втором туре этих президентских выборов Гинденбург получил 53,1% голосов; за Гитлера проголосовали 36,8% избирателей, за коммуниста Эрнста Тельмана — 10,2%.

Пауль фон Гинденбург и Адольф ГитлерПауль фон Гинденбург и Адольф Гитлер
Примечательно, что на выборах главы государства социал-демократы выступали с лозунгом «кто за Гинденбурга, тот против Гитлера», а коммунисты с предупреждением: «Кто голосует за Гинденбурга — голосует за Гитлера; кто голосует за Гитлера — голосует за войну».

Начиная с 1930 года НСДАП успешно мобилизовала большой протестный электорат, ранее игнорировавший выборы. Но летом 1932 года эта стратегия себя исчерпала.

Во второй половине 1932 года ситуация обострилась тем, что на ноябрьских выборах Рейхстага партия потеряла около двух миллионов голосов. Свою роль сыграла поддержка нацистами забастовки сотрудников Берлинского метрополитена в попытке охватить рабочий электорат в Берлине. Национал-социалисты выступали вместе с коммунистами, дрались с полицейскими. Это пугало консервативных избирателей гитлеровской партии.

В такой нестабильной ситуации правоцентристское и уже авторитарное руководство страны во главе с канцлером Францем фон Паненом стало крайне непопулярным. 3 декабря 1932 года президент Гинденбург назначает новым канцлером генерала Курта фон Шлейхера. Шлейхер стал последним канцлером Веймарской республики.

Шлейхер позиционировал себя как «социально-ориентированного генерала» между политическими фронтами. У него был проект «отодвинуть» левое крыло НСДАП от Гитлера и включить его в парламентскую коалицию с правыми социал-демократами и руководителями профсоюзов. Для этого Шлейхер вел переговоры с Грегором Штрассером, который в это время сомневался в том, что Гитлер способен привести партию к власти.

За этой интригой очень внимательно следили в Москве. Так, в газете «Известия» 12 декабря 1932 года появилась длинная статья под заголовком «Грегор Штрассер». Газета утверждала, что Штрассер — «практик», который «остается верен себе». Констатировалось, что, в отличие от Гитлера, «Штрассеp дает очень конкретные формулировки политических заданий и лозунгов». Газета цитировала формулировку Штрассера о «великой антикапиталистической тоске», подытоживая: «…в лице Штрассера мы имеем дело не с фанатиком и даже не со взбунтовавшимся мещанином, каким, несомненно, хотя бы только отчасти является Адольф Гитлер, а с политиком весьма практического склада ума». Газета сделала вывод, что «Штрассер организует заговор против Гитлера». При этом «Известия» сожалели: «…быть может, Грегор Штрассер несколько опоздал».

И Штрассер действительно опоздал. За четыре дня до этой публикации Штрассер сложил свои полномочия как функционер НСДАП. Гитлер узнал о его сепаратных переговорах с канцлером Шлейхером и счел это предательством. С провалом Штрассера провалился и Шлейхер, который не мог создать себе парламентскую базу.

Параллельно Гитлер с ноября 1932 года вел доверительные переговоры с президентом Гинденбургом через консервативное окружение последнего. К этому окружению относился и бывший председатель государственного «Рейхсбанка» Ялмар фон Шахт. Бывший либерал Ялмар вместе с другими консерваторами и некоторыми нацистами был членом созданного в 1931 году Общества по изучению фашизма.

К началу 1933 года Гитлер выбрал двойную тактику: на переговорах со своими партнерами — консерваторами он был гибок, казалось даже уступчив. Так, Гитлер согласился возглавить правительство, в которое, помимо него, должны были войти лишь два члена НСДАП. 

Другой подход был в отношении соперников Гитлера. Так, к Новому году Гитлер отправил им сообщение, где предупреждал, что берет власть в свои руки. «Итальянский народ, — писал Гитлер, — нашел в фашизме свой идеал, который определяет его жизнь и руководит им».

Старая элита Германии не понимала сути происходящего, даже когда 30 января Гинденбург назначил Гитлера канцлером. Этом событие засвидетельствовала либеральная газета «Фоссише Цайтунг». Своим выпуском в тот же день газета утвердила тот факт, что Гитлер входит в Рейхсканцелярию «не как диктатор».

Через год «Фоссише Цайтунг», как и многие другие издания, была закрыта. Все политические партии, кроме НСДАП, запрещены. В стране была создана целая система концлагерей для инакомыслящих.

Германия всего за несколько месяцев из демократической республики с элементами авторитарного управления превратилась в диктатуру одной партии. Для этого понадобились всего несколько декретов, подписанных Гинденбургом, и закон «О чрезвычайных полномочиях», за который голосовали многие представители партий Веймарской республики, стоящие на антикоммунистических позициях.

В результате штурмовики НСДАП стали «вспомогательной полицией». Террор был легализован.

Под репрессивный «каток» попали и Курт фон Шлейхер, и Грегор Штрассер. Оба во время «ночи длинных ножей» 30 июня 1934 года были расстреляны членами СС. Установилась жесточайшая диктатура, которая прекратила свое существование только в начале мая 1945 года, когда советские солдаты водрузили знамя Победы над Рейхстагом.

От маргиналов к массовому движению: как нацисты пришли к власти в Германии. Часть I

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up