Образование и наука Образование и наука

Чем российские этнологи угрожают нынешней Эстонии?

Источник изображения: www.teatoimeta.ee
  2387 0  

Выдающегося российского этнолога, директора Института этнологии и антропологии РАН академика Валерия Тишкова не пустили в Эстонию. Не пустили демонстративно - отправили обратно в Москву, не позволив переступить линию государственной границы в аэропорту им. Леннарта Мери. Обратного самолёта российскому академику пришлось ждать в пустынном аэропорту всю ночь. Политическое противостояние России и Эстонии порой приобретает всё более узнаваемые черты холодной войны, тем более что сегодняшняя официальная Эстония искренне понимает себя как форпост западной цивилизации, противостоящий российской угрозе.

Лязг танковых гусениц, рёв авиационных двигателей, гулкие разрывы гаубичных снарядов мерещатся воспалённому воображению немногочисленных эстонских милитаристов. Большинство эстонских политиков отдаёт себе отчёт в том, что пугало военной угрозы хорошо лишь для поднятия патриотического духа, а настоящая угроза - в идеологическом разнообразии, мировоззренческом противостоянии, пропагандистских столкновениях. В той самой борьбе идей, в том числе и научных концепций, которые могут поставить под сомнение эстонскую этнополитику, а быть может и окончательно её подорвать. Новые для Эстонии идеи могут оказаться слишком широки и просторны, ибо этнополитика - это не политика в отношении национальных или языковых меньшинств. Тут можно экспериментировать и не слишком бояться ошибиться. Этнополитика – это политика в отношении этнического большинства, титульной нации, народа, в конце концов. Это политика национального и государственного строительства. Стратегическая политика. Выбор на поколения, на века.

Академик Валерий Тишков, приглашённый в Эстонию медиаклубом «Импрессум», выступает в России с такими научными идеями, которые просто не укладываются в прокрустово ложе эстонской этнополитики, принципиально ей противоречат.

Национальное эстонское государство создано именно как этническое государство, и главная задача его, как гласит Конституция, - сохранение эстонского народа (как этноса) и эстонского языка в веках. Консолидация эстонского этноса вокруг высшей ценности эстонского государства – главная политическая задача и правительства, и парламента, и гражданского общества. Да, в Эстонии проживают национальные меньшинства и похожие на них языком и культурой разнообразные мигранты. Их следует по мере сил интегрировать в эстонское общество, понимаемое как общество эстонской этнической культуры и эстонского языка. Мода на мультикультурализм прошла, а национальные государства остались. Лет двадцать тому назад израильский политолог Самми Смуха применительно к своему государству назвал такую политическую систему «этнической демократией». И тут прилетает в Таллин академик Тишков со своими многолетними исследованиями, энциклопедическими знаниями и реальной политической практикой…

И хотя лично с российским академиком жители Эстонии встретиться не смогли, через скайп Валерий Тишков всё же прочитал лекцию в клубе «Импрессум». «Я считаю, что преждевременные похороны мультикультурализма, которые произошли, в том числе и в России, среди политиков и экспертов, сегодня требуют корректив, - заявил учёный во время своего выступления. - Следуя за маргинальными высказываниями Тило Сарацина, а потом и высказываниями Ангелы Меркель и Дэвида Камерона, многие решили, что мультикультурализм - вещь ненужная и вредная, а государства должны стать монокультурными». Политические лозунги и предвыборные обещания всегда просты и доступны пониманию обывателя, но не всегда они согласуются с реальностью. А реальность, по мнению Валерия Тишкова, противоречит политическим лозунгам, ведь все современные национальные государства, государства-нации, имеют сложный состав населения. «Сложность государств-наций, - утверждает академик, - только увеличивается, так как к внутреннему разнообразию добавляются ещё и активные миграционные процессы».

Один народ – одно государство – один язык! Лозунг для националистов привлекательный, но невозможный. Разве что на кладбище.

Ответом на этот вызов истории, считает Валерий Тишков, стала в государственном устройстве современных наций такая форма государственного устройства, как федерализация, когда провинции имеют определённую автономию внутри большого государства. Если говорить о постсоветском пространстве, то, по мнению Тишкова, среди постсоветских стран, чьи проблемы могла бы решить федерализация, находятся Казахстан, Грузия, Молдова и Украина. «К Эстонии это не имеет отношения. В Эстонии нет оснований для федерализации: страна мала. В Эстонии и Латвии нечего федерализировать с точки зрения территории и характера расселения жителей», - считает академик.

Зато от признания плодотворности двуязычия или даже многоязычия академик Тишков не отказывается. «В своё время признание двуязычия спасло Канаду от квебекского сепаратизма, - констатирует он, специально много лет изучавший проблему квебекского сепаратизма. - В своё время Европа, наверное в попытке как можно быстрее дистанцировать постсоветские государства от России, не поддержала вариант официального двуязычия для Молдовы, может быть даже для Украины, для Латвии, для Эстонии…».

Валерий Тишков - один из авторов концептуальных основ современной российской этнокультурной политики, которая принципиально отличается от балтийской этнополитики. «В России в декабре 2012 г. была одобрена стратегия государственной национальной политики, что явилось важным шагом в деле более адекватного понимания такой государственной политики. Шаг вперёд был сделан в провозглашении того, что российский народ есть многоэтничная гражданская нация. Гражданская основа нации – это на сегодня единственная оправданная, легитимная и испытанная временем форма устройства государств. Ни одно государство на основе этнонации не состоялось», - твёрдо уверен российский академик.

По его мнению, доминирующей доктриной на постсоветском пространстве остался старый советский этнонационализм: «Почти все постсоветские страны пошли по пути старого советского понимания, что нация — это тип этнической общности. В России же понимание, что российский народ - это гражданская нация, наконец закреплено на уровне официального доктринального документа».

Действительно, трудно себе представить, чтобы на законодательном уровне эстонским народом считалась бы полиэтничная гражданская нация. 95 лет назад эстонские политики обращались к «народам Эстонии», среди которых есть главный народ - носитель государственной идеи и есть меньшинства.

Российская же этнополитика последовательна. Так, по словам Валерия Тишкова, «и по сей день нигде в российских законах и в официальных документах термин «национальные меньшинства» не используется. Кстати, как и во многих других странах. Термин меньшинства применяется, прежде всего, к мигрантским меньшинствам. И никто не считает меньшинством франкофонов в Квебеке или корсиканцев во Франции. Точно так же неправильно было бы зачислять в меньшинства русское автохтонное население, старожильческое население в странах Балтии.

«Не следует путать меньшинство демографическое и меньшинство национальное. Последнее - это группа, находящаяся в приниженном положении. Вот главный критерий для использования этого термина. А демографическое меньшинство может быть в ситуации большинства, если у него власть», - пишет академик. 

Проблема меньшинств связана прежде всего с социальной иерархией этнических, расовых, языковых, религиозных групп, с их подчинённым положением: «Там, где есть равенство, есть различия, но нет меньшинств».

МИД России болезненно отреагировал на запрет эстонских властей на въезд в страну российского этнолога, прилетевшего в эстонскую столицу для чтения лекции в клубе «Импрессум». Смоленская площадь пообещала не оставлять без последствий депортацию. Сам же Валерий Тишков, по прошествии времени, настроен более миролюбиво и полагает, что не стоит действовать по принципу «око за око, зуб за зуб»: «Я считаю, что эстонские учёные наверняка не имеют к этому никакого отношения. Более того, президент нашей Ассоциации этнологов и антропологов по моему совету отправил тем эстонским учёным, кого мы знаем, приглашение на наш конгресс этнологов и антропологов, который запланирован на 2015 г. и пройдёт в Екатеринбурге».

«Я лично против симметричного ответа, - твёрдо заявил Валерий Тишков. - Не знаю, как уж поступит наш МИД. Но если мне удастся в ближайшие дни увидеть Лаврова, я ему об этом скажу. Потому что уподобляться нашим, как говорит Владимир Владимирович, «партнёрам», мне кажется, не стоит».

Обсуждение ()
keyboard_arrow_up