Политика Политика

Днестровско-Дунайский регион входит в полосу политической турбулентности

Источник изображения: sputnik.md
  1454 0  

В 2016 году маятник истории в Молдавии качнулся в обратную сторону: победа Игоря Додона на президентских выборах спутала карты ориентированным на Евроатлантику местным политическим силам, находящимся у власти с 2009 года. Впрочем, законодательство Республики Молдова существенно ограничивает субъектность президентской ветви власти, потому кардинальной смены внутриполитического и внешнеполитического курса страны до перезагрузки парламента изначально ждать и не приходилось.

С первых дней пребывания Додона на президентском посту было очевидно, что он вступит в жесткую конфронтацию с правящим парламентским большинством и подконтрольным ему правительством, представляющими интересы компрадорской буржуазии. 

Практически каждая инициатива президента, направленная на ресуверенизацию страны, а также на восстановление отношений с ЕАЭС в целом и РФ в частности, будь то получение статуса страны-наблюдателя в ЕАЭС, возврат молдавской продукции на российский рынок или амнистия для молдавских трудовых мигрантов, встречает сопротивление правящих «еврооптимистов».

Инструментом выхода из политического клинча Додон видит консультативный референдум, который, по предварительным данным, состоится 24 сентября.

На него будут вынесены 4 вопроса: об аннулировании так называемого «закона о миллиарде», о расширении полномочий президента (для обретения полномочий по роспуску парламента), о снижении числа депутатов парламента с нынешних 101 до 71, о введении в школьную программу курса «История Молдовы» вместо теперешней «Истории румын».

Пока республика ожидает проведения плебисцита, представляющие правящее большинство «евроинтеграторы» продолжают ставить подножки Додону. Так, 29 мая Кишинев направил посольству РФ ноту с требованием к пяти дипломатам в течение 72 часов покинуть страну. 

Игорь Додон расценил данный шаг как провокацию «евроунионистов», раздраженных успехами президента. По мнению же Москвы, этот шаг свидетельствует о внутриполитическом кризисе в Молдавии («затянувшееся двоевластие») и направлен против курса Додона на сближение двух стран.

Не исключено, что этот шаг молдавского правительства стал ответом на арест по обвинению в коррупции мэра Кишинева Дорина Киртоакэ, представляющего Либеральную партию Молдовы (ЛПМ). Последняя, возглавляемая дядей Киртоакэ Михаем Гимпу, видным сторонником унии Молдавии с Румынией, в знак протеста покинула правящую коалицию, а четверо министров от ЛМП подали в отставку.

Дорин КиртоакэДорин Киртоакэ
Получается, что в Молдавии оформился распад коалиции и страна отправится на досрочные парламентские выборы (плановые — в ноябре 2018 г.)?

Пока что говорить об этом преждевременно.

Во-первых, новое большинство может быть оформлено с участием депутатов от «Европейской народной группы» (ранее откололись от Либерально-демократической партии), которые примкнут к крупнейшей Демократической партии (ДПМ), возглавляемой крупнейшим олигархом страны Владимиром Плахотнюком.

Владимир ПлахотнюкВладимир Плахотнюк

Во-вторых, в досрочных выборах не заинтересованы все прозападные политпартии (а точнее, политпроекты) Молдавии, которые в новом созыве парламента рискуют оказаться в меньшинстве против возглавляемой Додоном Партии социалистов.

В-третьих, в Молдавии продолжаются споры вокруг изменения законодательной системы. Понимая, что рейтинги ДПМ оставляют желать лучшего, Владимир Плахотнюк внес законопроект, согласно которому следующий парламент будет избираться исключительно по мажоритарной системе.

Что такое «мажоритарка», на постсоветском пространстве хорошо известно: преимущественно противостояние «денежных мешков» и административных рычагов.

В свою очередь Додон предложил избирать парламент по смешанной системе (51 депутат — по партийным спискам, 25 — по «мажоритарке», 25 — от диаспоры и граждан ПМР), что куда больше соответствует интересам Соцпартии. Интересно, что парламент в первом чтении принял оба законопроекта.

Словом, в Молдавии только начинается всё самое интересное. В принципе, после свержения «коммунистического режима Воронина» в 2009 году республике не привыкать жить в ситуации постоянной политической турбулентности и быть раздираемой противостоянием различных финансово-политических групп. Ключевыми точками бифуркации станут референдум и парламентские выборы, по итогам которых о судьбе Молдовы можно будет говорить более предметно.

Ну а пока паны дерутся, у холопов чубы трещат. Особенно болезненно это на себе прочувствовало Приднестровье, чья реинтеграция в политико-правовое пространство Кишинева является одним из главных предвыборных обещаний Додона.

Впрочем, в данной ситуации не всё зависит от молдавских властей. И дело даже не в приднестровском референдуме 2006 года, в ходе которого подавляющее большинство граждан ПМР высказалось за независимость и дальнейшее присоединение к РФ.

Равно как и в случае с возможной реинтеграцией Донбасса, приднестровские «верхи» рискуют лишиться львиной доли «кормовой базы», генерируемой в том числе благодаря непризнанному статусу.

Как бы там ни было, но кольцо блокады вокруг непризнанной республики продолжает сжиматься. Сперва Кишинев отказался импортировать электроэнергию с расположенной на левом берегу Днестра Молдавской ГРЭС, сделав выбор в пользу поставок с территории Украины (осуществляет «ДТЭК» Рината Ахметова). А в мае киевские власти по инициативе СБУ в рамках «локализации угроз национальной безопасности» запретили транзит продовольственных грузов в Приднестровье через территорию Украины без разрешения Кишинева.

Кроме того, 31 мая в Кучургане (Одесская область) начал работу первый совместный молдавско-украинский таможенный пункт на приднестровском участке границы. Планируется, что до конца года подобные пункты будут открыты на всех КПП вдоль украинско-приднестровской границы. Тирасполь и Москва не раз критиковали данные идеи, считая, что сначала их должны были обсудить в рамках официального переговорного формата «5+2». 

Приднестровские власти утверждают, что открытие молдавско-украинских постов нарушает право Приднестровья на свободную внешнеэкономическую деятельность и означает фактическую блокаду региона. Небезынтересно, что Игорь Додон поддержал инициативу совместного украинско-молдавского пограничного и таможенного контроля.

Политическая и социально-экономическая обстановка в Днестровско-Дунайском регионе накаляется, потому этот край в ближайшее время даст еще не один повод поговорить о себе.

 Жителям этого региона, где переплетаются и корпоративные, и геополитические интересы, остается пожелать лишь мужества и выдержки.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...