Политика Политика

Советник Саркози: Макрон может улучшить отношения с Россией

Источник изображения: livejournal.com
0  

Новый президент Франции Эммануэль Макрон успел провести встречи с Путиным и Трампом, заявив себя сторонником энергичной внешней политики. О его курсе, российско-французских отношениях и судьбе крайне правых во Франции аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал экс-депутат Национальной ассамблеи и Европарламента, советник президентов Жака Ширака и Николя Саркози Иван БЛО:

— Месье Бло, изменятся ли франко-российские отношения с приходом Макрона?

— Надеюсь, что да. Сегодняшнее состояние отношений нельзя назвать хорошим, и при Олланде они были плохими. По сравнению с ним Макрон совершенно другой. Олланд был человеком идеологии, а Макрон — прагматик. Именно поэтому на самом деле сложно делать прогноз, как он поступит. Новый президент постоянно удивляет, так что вполне возможно улучшение отношений. Наши деловые круги этого хотят, а Макрон как раз выходец из деловых кругов, он — банкир. 

Иван БлоИван Бло

Естественно, бизнесмены желают иметь хорошие отношения с Россией, потому что они заинтересованы в развитии торговли. Единственная проблема — отношения Макрона с американским президентом. Позволит ли президент США Макрону иметь лучшие отношения с Россией? Мы точно не знаем. Нас нельзя назвать полностью независимой от Соединенных Штатов страной. Но будем надеяться на лучшее.

— О том, что французский бизнес хочет нормализации отношений, мы слышим постоянно. Что же мешает экономической элите повлиять на политическую?

— Во Франции государство оказывает огромное влияние на экономику. В этом плане мы немного социалистическая страна, я бы даже сказал, в большей мере, чем Россия.

Бизнесу необходимо иметь хорошие отношения с политиками, тогда как политики имеют обыкновение раздавать указания крупным корпорациям.

В прошлом уже были дискуссии между представителями бизнес-сообщества и президентом Олландом. Они закончились плохо, и бизнес был на него очень зол, но изменить позицию Олланда не смог. Теперь Олланд ушел, а Макрон, как мне кажется, намного лучше понимает экономические процессы. Это дает основания надеяться, что ситуация в будущем улучшится.

Никто во Франции не ожидал, что Макрон примет Путина в Версальском дворце. Никому в голову подобное прийти не могло, ведь все считали, что Макрон будет действовать в интересах США и что в реальности он окажется очередным социалистом.

Сущность французских социалистов в том, чтобы поддерживать плохие отношения с Россией.

Еще по окончании Второй мировой войны американцы выдавали французским социалистам много субсидий на борьбу с коммунизмом. Для ограничения влияния советского коммунизма американцам всегда было интереснее инвестировать в левых, чем в правые партии. Хоть советской системы уже нет, но социалисты всё равно сохраняют тесные связи с американцами.

И на этом фоне Макрон всё-таки не испугался принять Путина во Франции. Разумеется, отношения не поменяются за пару дней. Частично потому, что множество решений придется принимать на европейском уровне. 

То есть Макрон может хотеть лучших отношений с Россией, но для начала ему придется инициировать дискуссию с европейскими партнерами. По большому счету, с одним партнером, самым важным, — Германией. Удастся договориться с Меркель — и отношения тогда станут лучше, и, возможно, впоследствии и от санкций избавимся.

— Можно ли сказать, что теперь хотя бы не будет громких инцидентов вроде истории с отменой контрактов на покупку «Мистралей»?

— Само собой, что было сделано в прошлом, сейчас не исправить. Но, опять-таки, в будущем всё может поменяться.

Надо признать, что французская администрация, текущий состав правительства, сама по себе не поддерживает нормализацию двусторонних отношений, но Макрон куда более авторитарная фигура, нежели предшественники.

Если он захочет подкорректировать внешнюю политику, он издаст соответствующие указания и ему подчинятся. Будет очень интересно понаблюдать за его шагами. Но мне сложно представить, чтобы по российскому вопросу против него взбунтовалась его же администрация, как это происходит в США при Трампе, — во Франции такое невозможно.

— Во время предвыборной кампании Макрон позволял себе резкие выпады в адрес Москвы, запретил российским государственным СМИ доступ к своему штабу. После чего пригласил Путина в Париж. На Ваш взгляд, чего он рассчитывал добиться от российского лидера?

— Макрон отлично понимает, что Франция нуждается в хороших отношениях с Россией по двум причинам. Первая: экономика. Франция сейчас переживает множество сложностей на экономическом фронте, в то время как Россия — большой рынок, интересный французской промышленности в плане экспорта. Вторая: французским политикам не очень нравится положение вещей, когда американцы — чересчур важный для них партнер, который склонен командовать.

В традиции французской внешней политики отвечать на вопрос: «Что делать с Россией и Германией?»

Поэтому полагаю, что Макрон настроен на хорошие отношения с Трампом, но не собирается подчиняться Вашингтону, как делал Олланд. Нормализация отношений с Россией — способ для Макрона добиться большей независимости от США. Понимаю, что пока можно рассуждать только об определенных надеждах, но раньше-то и надежд даже не было!

— Пресса следила за майскими саммитами НАТО в Брюсселе и «большой семерки» на Сицилии. Наблюдатели отмечали, что Макрону удалось «перебороть» Трампа и не дать ему себя «подавить». У Вас какое впечатление сложилось?

— Как Вы наверняка знаете, Макрон прямо заявил Трампу, что полностью расходится с ним в вопросе о климате (1 июня Трамп объявил о выходе из Парижского соглашения по изменению климата — прим. RuBaltic.Ru). Он готов демонстрировать несогласие с США и по другим вопросам. Однако важно учитывать и другой аспект: Макрон находится в очень хрупком положении. Именно так: положение Макрона в глазах общественного мнения нельзя назвать сильным. Многие уверены, что он сильный президент, так как заполучил абсолютное большинство мест в парламенте. Но в реальности за него на парламентских выборах проголосовали лишь 18% граждан, имеющих право голоса. Половина избирателей не пришла на выборы, явка была крайне низкой. Доверия к оппозиции тоже нет, но и Макрона поддерживают не так уж сильно. Он воспринимается как кандидат богатых, и в этом его часто обвиняют. Буквально несколько дней назад он выразился в том духе, что, когда приходишь на вокзал, можно встретить людей успешных и людей, которые являются «никем». Естественно, пресса негодует, говорит, что недопустимо утверждать, будто часть французов — «никто». Причем не первый раз подобное происходит. Так что положение Макрона не столь стабильное, как многие предполагают.

— Почему столько французов не пришло на выборы?

— Хороший вопрос!

Политическая традиция Франции предписывает: после избрания президента следует поддержать его на парламентских выборах, обеспечить ему большинство, иначе он не сможет претворить в жизнь свою программу.

В данном случае принцип не сработал. Люди не хотели голосовать за оппозицию, считая, что она не справилась со своими задачами. За Макрона же они не голосовали, потому что он им тоже не нравится. У него прекрасная репутация среди зажиточного среднего класса, ведущих бизнесменов, лидеров общественного мнения в СМИ и так далее. При этом порядка 60% французов выступают против Европы, против мигрантов, против отсутствия безопасности. Макрон их не устраивает, вот они и воздержались, остались дома. Повторюсь: оппозиция их тоже не устраивает, она провалила выборы, в частности Марин Ле Пен разочаровала, не справилась со своими задачами, к тому же часто вводила в заблуждение по телевидению. Люди поэтому вообще не хотят связываться с политиками.

— В каком плане вводила в заблуждение?

— Ле Пен допустила большую ошибку. Она взялась спорить с Макроном про экономику, про евро. Макрон — банкир, два года проработал министром финансов, следовательно, лучше разбирается в теме. Можно с ним не соглашаться, но технически он лучше осведомлен. Про Ле Пен так не скажешь. Ее козыри — миграция, безопасность, терроризм. На этих вопросах она могла побороть Макрона, но предпочла о них не говорить. Вероятно, советники ей неправильно подсказали. В итоге на дебатах она толком не смогла выразить уверенную позицию по экономике. Макрон — смог. Даже сторонники «Национального фронта» признали, что лидер подвела их.

— Какое будущее ждет крайне правых после неудачной президентской и парламентской гонок?

— Социология благоволит «Национальному фронту». Всё больше французов считают, что невозможно смириться с массовой иммиграцией. Многих не устраивает политика в области безопасности. Полиция обнаруживает террористов, заводит на них досье, но оставляет их на свободе, после чего некоторые из этих террористов убивают людей. По этой причине граждане убеждены, что борьба с террористами ведется неэффективно. И они правы.

Я это хорошо понимаю, так как 10 лет работал в департаменте по безопасности — занимался антитеррором, и могу сказать, что в наших методах полно изъянов.

Есть и другие проблемы — вроде безработицы. Это побуждает людей голосовать за «Национальный фронт», особенно молодежь. Примерно 30% молодых людей выбирают «Национальный фронт» — это много. И рабочий класс тоже: рабочие больше не голосуют за левых, они голосуют за «Национальный фронт».
То есть условия благоприятные. Единственная проблема — лидерство «Фронта» недостаточно сильное. Марин Ле Пен и ее команда не справляются со своими обязанностями. Перспективный кандидат — депутат парламента Марион Марешаль-Ле Пен (племянница Марин Ле Пен — прим. RuBaltic.Ru), но она недавно покинула партию и сообщила об уходе из политики. Почему, достоверно неизвестно. У нее имелись все необходимые качества для того, чтобы возглавить партию. Марин же предстоит провести работу над ошибками.

— Какие главные вызовы стоят перед администрацией Макрона?

— На днях Le Monde опубликовала любопытные результаты опросов. Они показали, что сейчас французских граждан больше всего волнуют вопросы миграции. Евросоюз идет на втором месте. Но сейчас число сторонников ЕС совсем ненамного превышает количество его противников.

Можно сказать, Франция разделена примерно на две равные части: половина людей против ЕС, половина — за.

Почему выступают против Евросоюза? Политика Брюсселя плохо сказывается на нашем экономическом росте. Факт: в прошлом году темпы роста экономики ЕС были очень медленными, особенно во Франции. К тому же из-за ЕС у нас неохраняемые границы, как следствие — множество нелегальных мигрантов. В этом смысле, полагают многие, стоит выйти из Шенгенской зоны: только так реально восстановить контроль на границе. С другой стороны, французы выступают за евро. Евро пользуется популярностью. Согласно последним опросам, 80% граждан не желают возврата франка. Евро — крепкая валюта, франк был слабым. Вот и получается, что общественное мнение касательно ЕС разделилось. Макрон выступает за то, чтобы было «больше Евросоюза», но ему придется учитывать, что половина населения не разделяет его взгляды.

— Реализуемая Еврокомиссией программа переселения и распределения мигрантов по всем странам ЕС призвана в том числе «разгрузить» Францию, куда мигранты-нелегалы проникают из Италии. Государства Вышеградской группы выступают жестко против любых квот по приему мигрантов и вообще против системы распределения. Что Вы думаете по этому поводу?

— Макрон утверждает, что он в той или иной степени выступает за иммиграцию и готов запускать беженцев во Францию. Также он в курсе, что это очень непопулярная мера. Вероятно, он поддержит идею Еврокомиссии распределять беженцев по европейским странам. Однако если это приведет к большим протестам, уличным демонстрациям, он может изменить свою позицию.

Как я отмечал ранее, Макроном не движет какая-либо идеология — он полный прагматик, он способен менять взгляды. Так что, надеюсь, позицию по мигрантам он поменяет, потому что она совершенно нереалистичная.

В то же время я считаю, что никто не должен заставлять государства принимать беженцев. Ни в одном соглашении Евросоюза не прописано, что кто-то должен принимать часть беженцев, которые прибывают в другие регионы Европы или оседают в ЕС в целом. Это уже новая политика. Правительства, которые от нее отказываются, имеют право так поступать. Но если они откажутся, вероятно, возникнут проблемы с Еврокомиссией. Им скажут: простите, не можем дать субсидии на инфраструктуру, не можем дать денег на поддержку конкретных секторов вашей экономики. Это своего рода шантаж. Еврокомиссия ведь не выборный орган, оттого совсем непопулярный. 

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...