Политика Политика

Мемориальное общество: «Польские власти объединяют людей вокруг ненависти к России»

Источник изображения: Adam Kozak / Agencja Gazeta
  2142 0  

17 июля президент Польши Анджей Дуда подписал поправки к закону о «декоммунизации», принятому месяц назад парламентом. Документ предполагает демонтаж минимум 469 памятников Красной армии. О законе и судьбе советских монументов аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал председатель польского мемориального общества «Курск» Ежи ТЫЦ.

— Г‑н Тыц, президент Дуда официально одобрил массовый демонтаж советских памятников, включая мемориалы советским солдатам, погибшим в боях с Германией в Польше. Какова Ваша реакция?

— К сожалению, президент сейчас — один из главных источников русофобии в Польше. Он мог сказать «стоп», сделать так, чтобы русофобия не продолжалась, но, к сожалению, он не такой человек. Ведь что он подписал? Что это за закон? Это закон, касающийся объектов, которые восхваляют, символизируют и пропагандируют коммунизм и другие тоталитарные системы.

Ежи Тыц у обелиска в ДзялдовоЕжи Тыц у обелиска в Дзялдово
Если внимательно читать его текст, то нельзя сделать вывод, что закон позволяет сносить памятники советским солдатам, павшим при освобождении Польши.

Речь идет об объектах, пропагандирующих коммунизм, при этом стоящие где-нибудь в полях памятники советским солдатам никоим образом коммунизм не пропагандируют. Это мое мнение, и не только мое. На следующей неделе получим результаты заказанной нами экспертизы. Мы хотим проверить, касается ли новый закон памятников советским солдатам, поэтому запросили оценку серьезных варшавских юристов. И если мы окажемся правы и по закону сносить эти мемориалы нельзя, уже будет зависеть от власти, станет ли она исполнять документ, который сама же придумала и приняла.

У многих людей в Польше есть хороший повод не любить коммунизм, это далеко не идеальная система. Но еще раз хочу подчеркнуть: тогда сносить нужно исключительно памятники, которые собой пропагандируют коммунистическую систему либо символизируют ее. Причем красная звезда в Польше — законный символ Красной армии.

Буквально только что на кладбище в Катовице убрали символы коммунизма — серп и молот — и заменили их на красную звезду. Простой выход. Зачем нам символы тоталитаризма? Хотя в Польше и так нет фанатов Ленина, Сталина и других строителей коммунизма. Поэтому никто не собирается восстанавливать памятники в их честь. Но как памятники солдатам, погибшим в борьбе против фашизма, за свободу стран Европы, могут влиять на то, какая система будет в Польше? Памятник, что ли, у нас сменит капиталистический строй? Это памятники, к которым каждый год обычные поляки приходят возлагать цветы. И коммунистов там нет.

— Прошлым летом демонтировали памятник генералу Черняховскому, которого в Польше обвиняют в участии в расправах над солдатами и офицерами Армии Крайовой. Как быть с такими ситуациями?

— В 1994 году между Польшей и Россией было заключено соглашение, где черным по белому написано, что все советские мемориалы на территории Польши должны быть под охраной нашего государства. На протяжении многих лет так и было.

Но когда в Польше сильно выросла русофобия после Майдана в Украине, поляки отказались выполнять данное соглашение. Они сказали, что соглашение касается только памятников, стоящих на территории кладбищ, что не было правдой.

Судьба памятников теперь попала в руки местных властей, а местные власти не всегда руководствуются общим благом. Там есть разные люди с разными политическими взглядами. Так вышло в Пененжно, где стоял памятник Черняховскому. Тамошний мэр — сильный русофоб, он начал активную работу, которая в конце концов и привела к сносу памятника.

— Польские власти действительно подчеркивают, что четко различают воинские захоронения и памятники. Они говорят, что одно дело — кладбища, та самая память о простых людях, сложивших головы за борьбу с нацистами. И совсем другое дело — памятники Красной армии, всякие типовые стелы и плиты, «которые даже художественной и эстетической ценности не имеют». Вы не находите такой подход логичным?

— Я не согласен с оценкой властей. То есть, если в поле стоит памятник, который вам не нравится, и если его переместить на кладбище, всё будет хорошо, да? Не вижу здесь логики. Какая разница, где стоит памятник? Памятник — он на то и от слова «память», что везде имеет одинаковое значение.

Более того, полагаю, что демонтировать многие памятники не удастся. Растет народное сопротивление. Местные жители не хотят расставаться с памятниками, к которым они с детства ходили с цветами.

Если бы провели опрос населения, народ бы сказал: «Не надо, не хотим ничего убирать». Но такого опроса никогда не будет. 22 июня, к примеру, в Миколине открыли большой отреставрированный памятник советским солдатам. Как раз в тот день, когда Сейм принимал поправки [к закону о «декоммунизации»]. На церемонию пришло много народу. Местные власти сказали, что хотели бы, чтобы памятник оставался на месте.

— Если с захоронениями понятно, то в чём для Вас ценность мемориалов? Почему люди их защищают?

— Это дань памяти людям, которые освободили нашу страну от фашизма. И люди это понимают. Помнят они и о том, что в составе Красной армии воевали бойцы разных национальностей. В том числе и поляки.

Уничтожая памятники советским солдатам, власть хочет «укусить» Россию, но она при этом «кусает» и обижает поляков, украинцев и другие народы. Это важно.

Политики не знают, что думает простой народ. Они спрятались в своих дворцах и шикарных машинах. Они не знают, что в Миколин пришли даже представители немецкой общины и сказали: «Мы этот памятник один раз отстояли и не хотим, чтобы его опять убирали». Немцы, понимаете? Посол Украины в Польше поблагодарил меня в письме. Написал, как рад, что мы восстановили памятник солдатам 1‑го Украинского фронта. Он был рад, что мы сделали это именно 22 июня, в день нападения Германии на Советский Союз. Видите, и украинцы тоже не хотят, чтобы памятники убирали. А кто этого хочет? Небольшая группа людей — политики и представители Института национальной памяти, сотрудники которого получают большие зарплаты за разработку программ по сносу мемориалов.

— В Польше на самом деле мало кто скучает по советскому строю, еще меньше людей мечтают его вернуть. С какой целью тогда власть организует «декоммунизацию»?

— Это очередной шаг в борьбе с Россией. Власти удалось объединить большое количество людей на основании ненависти к России. Всех их надо «кормить» памятниками советским солдатам. Потом, вот увидите, будут «кормить» их сносами памятников польским солдатам, которые пришли с Красной армией. Не верю, что, расправившись с мемориалами «в полях», они не пойдут заниматься кладбищами. Поэтому надо противодействовать им сейчас. Надо сделать так, чтобы власть услышала, что народ на самом деле думает о памятниках Красной армии и Войску Польскому.

— Вас часто называют «агентом Кремля», «агентом Путина». Как Вы относитесь к этому?

— Это неизбежно. Не воспринимаю всерьез такие слова, даже если их говорят серьезные политики. Сейчас уже сформированы группы молодых людей, убежденных, будто между Польшей и Россией идет война, Путин готовится направить танки на Варшаву, а деятели вроде меня — предатели. Это опасно, конечно. И это глупо: в Польше никаких «агентов Путина» и «пятой колонны» нет, тем более в нашей организации. Но люди не хотят знать правду. Ну что ж? Такие времена пришли. 

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
thumb_up close more_vert launch menu chevron_left chevron_right keyboard_arrow_up search eye share comments comments-list facebook vk odnoklassniki twitter google feed