Политика Политика

Россия и Беларусь борются за безопасность в интернете

Источник изображения: bezformata.com
0  

Госдума России в окончательном чтении приняла законопроект об автономии российского интернета. Закон наделяет Роскомнадзор правом автономного управления российским сегментом интернета независимо от мировой паутины. Предполагается, что подобная опция будет задействована только в случае каких-либо внешних угроз, способных дестабилизировать работу Рунета, однако критики законопроекта утверждают, что он станет инструментом фактического цензурирования российского информационного пространства и позволит отсекать любую информацию, неудобную российским властям. На фоне дебатов в России вопросами информационной безопасности озаботились и в Беларуси.

18 марта президент Республики Беларусь Александр Лукашенко подписал Концепцию информационной безопасности. Сам документ носит декларативный характер и не имеет силы закона, однако может послужить основой для принятия норм и выработки практических мер в сфере информационной политики. Как и в России, документ сразу же получил свою порцию критики за стремление государства к ограничению свободного доступа к информации. Кроме того, возник вопрос: от кого собирается защищать свое информационное пространство Беларусь и на каком направлении видит основные информационные угрозы?

Параллельное принятие в России и Беларуси документов, регулирующих вопросы информационной безопасности, в очередной раз ставит на повестку проблему согласованности политики обоих участников Союзного государства.

Закон об автономии российского интернета принят в рамках информационного противостояния с Западом, в котором Россия находится с 2014 года из-за кризиса вокруг Украины. Примечательно, что тему «информационной угрозы» начали раскручивать именно на Западе, обвиняя Москву в распространении фейков и дезинформации, направленных против молодых восточноевропейских демократий, вмешательстве в президентские выборы в США, а также в разного рода кибератаках и диверсиях, дестабилизирующих работу энергосистем и инфраструктуры стран Балтии и Украины.

Противодействие «информационным угрозам», исходящим из России, легло в основу большинства аналитических материалов и публикаций, касающихся российской и постсоветской тематики.

При этом под «противодействием» подразумеваются не столько оборонительные, сколько вполне «наступательные» акции, призванные переформатировать общественное мнение и политическое пространство России в выгодном для коллективного Запада направлении.

Учитывая, что главным полем нынешней «холодной войны» в отношениях между Россией и Западом стало именно информационное пространство, меры по автономизации российского интернета выглядят вполне закономерными.

Пока речь идет лишь о потенциальной возможности автономного функционирования российского сегмента сети, а не о выстраивании полноценных заградительных барьеров и формировании параллельного русского интернета по образцу Китая, где давно создана и успешно функционирует автономная сеть, а внешний трафик жестко фильтруется.

В России создать файрвол, подобный китайскому, значительно сложнее хотя бы в силу намного более глубокой интеграции в западный информационный и культурный контекст.

Беларусь в этом великом информационном противостоянии заняла особую позицию, стараясь не вовлекаться в конфликт на той или другой стороне. Именно этим определяются расхождения в информационной политике Минска и Москвы, а также трения, возникающие между двумя государствами на этой почве.

Стараясь избежать вовлечения в информационную конфронтацию с Западом из-за украинского кризиса, Минск оказался в весьма затруднительном положении. Во-первых, все более очевидная информационная рассогласованность между Минском и Москвой противоречила самому духу Договора о Союзном государстве, что, в конечном счете, позволило поставить ребром вопрос о дальнейшем формате интеграции.

Во-вторых, обеспечить информационный «нейтралитет» Беларуси оказалось затруднительно в силу практически стопроцентной вовлеченности республики в русскоязычное информационное поле, где так или иначе преобладают российские СМИ и повестка.

Большая часть контента белорусского телевидения состоит из российского контента, белорусский интернет также не отделен от российского в силу отсутствия языкового барьера.

Вот почему застрельщиками темы информационной безопасности в Беларуси долгое время были прозападные и националистические силы, которые под этим понимали прежде всего огораживание информационного пространства Беларуси от российского влияния. В этой связи обычно звучит и тема популяризации белорусского языка как гарантии информационной независимости республики.

В России и Беларуси по-разному оценивают двусторонние экономические споры, а также внешнеполитическое маневрирование Минска. Появление некомплиментарных публикаций в российских СМИ и интернет-блогах всегда остро воспринимается белорусской стороной как проявление недружественного отношения к союзнику. Нередко эти противоречия выплескиваются и на высший политический уровень. В частности, тему информационной безопасности и координированной информационной политики намеревался поднять Александр Лукашенко в ходе переговорного марафона с Владимиром Путиным в Сочи в феврале этого года. О каких-то конкретных договоренностях в этой области, однако, так ничего и не сообщалось.

Немалую роль в белорусско-российских противоречиях в информационной сфере играют различия в политической культуре двух стран. Если в Беларуси сложилось четкое разделение между государственными СМИ, транслирующими официальную точку зрения, и преимущественно либерально-националистическими оппозиционными ресурсами, то российское информационное пространство одновременно более плюралистично и менее поляризовано, чем белорусское, а грань между информационной политикой государственных и «независимых» СМИ сильно размыта.

Этот информационный плюрализм довольно трудно понять из Минска; вот почему «недружественный» контент о Беларуси, появляющийся в СМИ, блогах или телеграм-каналах, здесь воспринимают как проявление системной информационной политики российского государства.

В условиях отсутствия координированной информационной политики и общих подходов к информационной безопасности нельзя исключать, что новые законы и концепции в сфере регулирования информации, которые Беларусь и Россия принимают независимо друг от друга, станут источником очередных конфликтов и недоразумений в двусторонних отношениях.

Читайте также
По следам одного скандала: что Rammstein сказали миру о Германии
5 апреля
Резонанс вокруг нового клипа группы Rammstein вышел далеко за пределы музыкального сообщества и шоу-бизнеса. Представленное группой на собственный манер полотно с историей Германии стало одним из сильнейших высказываний по германскому вопросу за последние годы.
Донбасс встретит украинские выборы переходом на российские паспорта
17 апреля
После выборов президента Украины жители Донецкой и Луганской народных республик начнут получать российские паспорта.
Слуга народа: украинцы свыклись с Зеленским в образе президента
25 марта
Шоумен Владимир Зеленский — главная новость и «черный лебедь» украинской политики 2019 года, устоявшийся лидер президентской гонки.
Кибервойны и кибервоины: чем занимается Центр кибербезопасности НАТО в Эстонии
20 марта
После вступления Литвы, Латвии и Эстонии в НАТО последовало размещение специальных центров Североатлантического альянса во всех трех странах Балтии. В своей работе центры используют «стратегические коммуникации», подразумевающие целевое информационное воздействие на местное население в форме двустороннего диалога.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...