Политика Политика

Линкявичюс отправился налаживать отношения с Польшей

Источник изображения: delfi.lt
0  

После того как правящая коалиция в Литве объявила о новой «перезагрузке» отношений с Польшей, глава литовского МИД совершил первый «перезагрузочный» визит в Варшаву. 

Поездка министра иностранных дел Литвы Линаса Линкявичюса в польскую столицу началась с возложения цветов у памятников участникам восстания 1863–1864 годов в Царстве Польском и северо-западных губерниях Российской империи и жертвам крушения польского президентского борта под Смоленском в 2010 году. Затем Линкявичюс провёл переговоры со своим коллегой Витольдом Ващиковским и посетил дискуссию о европейской безопасности, организованную Польским институтом международных дел. В ходе переговоров на первый план вышли вопросы глобального характера: судьба Европы при Трампе (встреча проходила в день его инаугурации), европейская безопасность, совместные усилия по противостоянию России и защите проживающих в Британии соотечественников после и во время Brexit.

Существенные разногласия по этим темам между Варшавой и Вильнюсом отсутствуют. Подходы стран во многом совпадают. Линкявичюс, в частности, назвал 2017 год стресс-тестом для трансатлантического и европейского единства. Стороны согласились с тем, что паниковать из-за Трампа не стоит, вместо чего надо в скорейшем порядке активизировать диалог с новой администрацией США. 

Сошлись они и на необходимости дальнейшего укрепления НАТО, в том числе договорились приветствовать размещение дополнительных военных контингентов на своей территории и ближе двигаться к нормативам Альянса по тратам на оборону размером минимум 2% ВВП.

Стороны сошлись на необходимости дальнейшего укрепления НАТО
Стороны сошлись на необходимости дальнейшего укрепления НАТО

Польша уже достигла данного показателя и собирается в скором времени довести его до 3%, Литва рассчитывает достичь заветных 2% к 2018 году. Говоря о том, боится ли Литва России, министр сказал: «Нет, не паникуем, для этого нет повода, но мы и не расслабляемся».


Нехватка политической воли 

Если судить по частоте межгосударственных контактов, на первый взгляд может показаться, что между Литвой и Польшей вообще нет проблем. За четыре последних года литовские чиновники приезжали в Варшаву более 30 раз, о чём напомнил довольный Линкявичюс, пожелав, чтобы тенденция сохранялась в дальнейшем. Однако что касается контактов по двусторонней проблематике, то на фоне единства по вопросам геополитики они, наоборот, планомерно сокращались. Поэтому Линкявичюс предложил начать «перезагрузку» с малого – реанимировать совместные рабочие и экспертные группы. Например, совместную Комиссию по образованию и культуре, которая не собиралась на сессию с 2009 года, или Межпарламентскую ассамблею.

Сколь-нибудь реальное потепление литовско-польских отношений невозможно представить без улучшения положения литовских поляков. В противном случае любая «перезагрузка» не уйдёт дальше красивых слов.

На этом фронте Литве только предстоит делать конкретные шаги. Пока что сторонам в Варшаве удалось лишь в очередной раз повторить декларацию о том, что двусторонние проблемы не должны заслонять сотрудничество по отражению «российской угрозы». Меж тем до сих пор не ясно, чем будет заниматься созданная недавно в Сейме «Группа 3 мая», призванная реагировать на чаяния польского меньшинства. Скепсис вызывает уже тот факт, что созвали группу по инициативе консерваторов, которые ранее поддерживали решения, ущемляющие интересы литовских поляков. «Не является ли это попыткой в очередной раз нивелировать национальность жителей Вильнюсского района? К чему она ведёт?» – задавалась вопросами депутат Вильнюсского совета Ромуальда Пошевецкая. 

Объявившее о начале «перезагрузки» правительство пока тоже конкретными инициативами навстречу польскому меньшинству не отметилось, за исключением идеи премьера Саулюса Сквернялиса пустить в Литву польское телевидение.

Саулюс Сквернялис

Саулюс Сквернялис

Воссозданный в 2015 году Департамент национальных меньшинств в отчётах о проделанной работе докладывает о многочисленных семинарах, конференциях, курсах, премиях, поддержке культурных центров. К разрешению наиболее болезненных для литовских поляков вопросов всё это отношения не имеет, будь то реформа образования, отсутствие Закона о национальных меньшинствах, написание имён и фамилий или вопрос двуязычия в топонимике. 

В перспективах улучшения литовско-польских отношений без реальных дел сомневаются и в Варшаве. «О “перезагрузке” в отношениях Польши с Литвой говорят давно, почти с каждой сменой правительства в Вильнюсе. Тем не менее до сих ни одна попытка восстановить отношения не принесла результатов, – отмечало польское издание Wiadomości незадолго до визита главы МИД Литвы. – Всё разбивалось о вопросы вокруг польского меньшинства в Литве; кроме написания имён, основной проблемой является польское образование, которое, по мнению польских активистов, маргинализировано Вильнюсом и местными властями». 

Журналист Przegląd Bałtycki Доминик Вильчевский считает, что причина сложившейся ситуации кроется в отсутствии воли со стороны Вильнюса. Многие литовские политики сопротивляются уступкам польскому меньшинству, подчёркивает он. «Обратите внимание: предыдущее правительство рассматривало проект закона о написании польских имён четыре года и не смогло его принять. Так может случиться и в этот раз», – предупредил Вильчевский.


Не закрываем школы – и хорошо

Главный сигнал из Литвы в Польшу: не раздувайте проблемы и не драматизируйте. Именно об этом польскую публику попросил в Варшаве Линас Линкявичюс в обстоятельной беседе с Wiadomości. «Я был удивлён тем, что в Польше есть ощущение, будто ситуация с польским образованием в Литве драматична. Это попросту неправда, тем более что в последние годы многое изменилось в лучшую сторону», – уверен министр. В подтверждение своей позиции он решил утопить польских журналистов в цифрах. 

Так, на Литву приходится лишь 1% из 20‑миллионной Полонии (мирового сообщества поляков), при этом на территории Литвы находятся 20% всех польских школ и детских садов, которые располагаются за пределами Польши. Бюджетные траты на польские школы примерно на 1/5 выше, чем на другие школы. А на ремонт польской школы им. Иоахима Лелевеля в Вильнюсе недавно выделили 2,2 млн евро. «За последние три года ни одна польская школа не была закрыта, несмотря на резкий спад числа учащихся, – сообщил Линкявичюс и тут же перешёл в контрнаступление: – В то время как в Польше закрылись 8 из 12 литовских школ, есть проблемы с учебниками и бюджетными расходами на национальные меньшинства, которые сократились на 30%». 

Слова министра красноречиво характеризуют разрыв в понимании проблемы между польской и литовской стороной. Суть протестов польского меньшинства в Литве сводится не столько к размеру бюджетных ассигнований, сколько к реформе образования как таковой.

Митинг против дискриминации школ нацменьшинств в Вильнюсском крае

Митинг против дискриминации школ нацменьшинств в Вильнюсском крае

На смену непрерывному 12‑летнему циклу обучения в средней школе вводится трёхступенчатая модель: начальная школа, прогимназия и гимназия. Школам нацменьшинств запретили формировать последние гимназические классы. Возникла угроза того, что польские школы могут закрыть или «слить» с литовскими. Кроме того, всех выпускников обязали сдавать единые экзамены на литовском языке, что ставит польских школьников в невыгодное положение по сравнению с их литовскими сверстниками. Поэтому польская община считает реформу дискриминационной, а «Избирательная акция поляков Литвы» регулярно проводит пикеты и митинги в защиту права обучаться на родном языке. В том числе пикеты организовывались в защиту школы Лелевеля, про которую говорил Линкявичюс. Хвастаясь размером бюджетных трат на польские школы, глава МИД Литвы демонстрирует незнание ситуации и претензий литовских поляков. Ровно в этом Литву обвиняли польские власти.

Угроза закрытия пяти польских школ в Вильнюсе вынудила три профильных комиссии польского Сейма в марте 2016 года вручить протестную ноту литовскому послу.

Михал Дворчик, председатель Комиссии по связям с поляками за рубежом, обвинил Литву в том, что она не отвечает на запросы польской общины. В декабре на баталии вокруг школы Лелевеля жёстко отреагировал польский МИД. Замминистра иностранных дел Ян Дзедзичак сетовал не только на то, что литовские власти не прислушиваются к голосу школы, но и на то, что «литовская сторона непостижимым образом игнорирует мнение польского государства по данному вопросу». 

Литовская сторона на это отвечает: не стоит беспокоиться, школу в итоге не закрыли – и хорошо. По данным газеты Kurier Wileński, на 2013 год в Литве было 48 польских школ и 33 двух- и трёхъязычные школы с польскими классами. Но, писало издание, до недавнего времени таких школ было более 120, в них обучались более 22 тысяч учеников. Сейчас в польских школах учится около 18 тысяч человек. И это тоже результат политики литовских властей. Литовские школы в Польше тоже закрываются, здесь Линкявичюс прав. 

В 1999 году их было 12, сейчас – четыре. В начале 2013 года было решено закрыть литовские школы в Видугерах, Пшиставаньце и Новинниках (все в Пуньской гмине). Вместе с тем, подчёркивает газета, речь шла о малокомплектных сельских школах на 11, 9 и 26 учеников соответственно. Закрывались они с ведома и по воле местных властей, включая большинство местных литовцев. Аналогично закрывались польские малокомплектные школы в районе. Такого объяснения придерживается и польское Министерство образования. Польская пресса отмечает также существенную разницу в демографии: в Литве, по официальным данным, проживают 200,5 тысячи поляков (6,6% населения страны), по неофициальным – порядка 300 тысяч. В Польше, по официальной статистике, живут 5,5 тысячи литовцев (посольство Литвы настаивает на цифре в более 15 тысяч человек), литовские школы и классы посещают более 500 учеников.


Без понятия!

Как известно, первый шаг к решению проблемы – признать наличие проблемы. А это для литовских властей является самостоятельной проблемой. Местных польских активистов и политиков в прессе зачастую изображают тайными или явными «агентами Москвы» и маргиналами, поэтому их претензии не привыкли воспринимать всерьёз. Даже когда сложности признаются, литовский МИД стремится всеми силами публично нивелировать их, низвести до несущественных вопросов и утверждать, что драматизировать не стоит. 

Коли не стоит драматизировать степень проблем – зачем браться за «перезагрузку»? Ведь по стратегическим вопросам и так Польша и Литва прекрасно ладят. Более того, всякий раз делается акцент на то, что «сдерживание России», помощь Украине и дела НАТО намного важнее и существенней чаяний литовских поляков.

Для них Линкявичюс пока выразил готовность вернуться к вопросу написания имён и фамилий. Отвечая на вопрос, почему четыре года подряд Сейм не смог решить этот, казалось бы, чисто технический момент, министр развёл руками. 

«Мы пытались сделать это. Я пытался, премьер-министр Буткявичюс пытался, но оппозиция была сильной, – сказал Линкявичюс. – Почему? Понятия не имею. Не могу подобрать каких-либо аргументов в пользу остановки процесса». Разрешение полякам записывать в документах имена нелитовскими буквами латинского алфавита – действительно хороший первый шаг для потепления двусторонних отношений. Но поскольку протесты консерваторов столько лет саботировали соответствующие инициативы правительства, пока нет оснований считать, что ситуация кардинально изменится. 

В целом визит Линкявичюса оставил впечатление, что «перезагрузка» является далеко не приоритетом в отношениях Вильнюса с Варшавой.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...