Политика Политика

Сможет ли Литва испортить отношения Польши и Белоруссии?

Источник изображения: baltnews.lt
0  

Вильнюс предлагает Варшаве вариант польско-литовской перезагрузки на основе «общих» интересов и угроз, начав с эмбарго на «грязную» электроэнергию строящейся в Белоруссии АЭС. Каковы истинные намерения литовской дипломатии и отвечает ли предлагаемый формат сотрудничества региональным интересам Польши?

Министр иностранных дел Литвы Л. Линкявичюс в ходе переговоров с государственным секретарём Канцелярии президента Польши К. Щерским активно агитировал за присоединение Варшавы к эмбарго на электроэнергию строящейся в Островце «небезопасной» АЭС. Глава литовской дипломатии призывал своего польского коллегу взять на вооружение «передовой» законодательный опыт Литвы, где в настоящий момент разрабатывается закон, который запретит закупку электроэнергии у «небезопасных» поставщиков. При этом глава МИД Литвы не стал вдаваться в подробности относительно того, что же в литовском понимании подразумевается под термином «небезопасность», а также какие критерии должны лежать в основе её оценки.

Секретарь президентской канцелярии Польши Кшиштоф Шчерский на встрече с Линасом ЛинкявичюсомСекретарь президентской канцелярии Польши Кшиштоф Щерский на встрече с Линасом Линкявичюсом

Логичным при обсуждении данной инициативы было бы упоминание Международного агентства по атомной энергетике с надзорными функциями в области мирного использования атомной энергии в качестве того самого органа, отвечающего за экспертизу в области ядерной безопасности. Но в силу каких-то соображений специализированная структура Организации Объединённых Наций осталась за скобками. То есть имеется Литва со своим законом, которым должны руководствоваться другие страны. И неважно, что он подменяет работу международной организации, в состав которой на сегодняшний день входят 168 государств, чья деятельность в области мирного использования атомной энергии строго регламентируется международными договорами и конвенциями. 

Да и сама перспектива принятия Сеймом Литвы такого «инновационного» закона выглядит очень туманной. А если вспомнить ранее провалившийся первопроходческий опыт Литвы в области продвижения собственной терминологии применительно к международному праву – речь о словосочетании «справедливая цена» в споре с «Газпромом» в Стокгольмском арбитраже (в 2016 г. отклонил иск из-за «абстрактности понятия»), – то такая инициатива будет выглядеть смехотворной в глазах мирового сообщества. И, похоже, у соседей по региону есть понимание этого. На днях Латвия отказала Литве в просьбе о присоединении к белорусскому бойкоту, заявив устами министра иностранных дел Э. Ринкевича, что там «не заходят так далеко, чтобы рассматривать какие-либо законы». 

Зачем Литва пытается навязать собственную повестку Польше?

В Вильнюсе с обеспокоенностью следят за активизацией польского внешнеполитического вектора на белорусском направлении, где в последнее время Варшава всё активнее вторгается в сферу традиционного влияния Литвы. В конце 2016 г. по итогам визита министра иностранных дел Белоруссии В. Макея в Польшу принято решение о наращивании торгово-экономических связей между двумя странами. В ходе переговоров одной из тем обсуждения стала энергетика. 

Сотрудничество с Минском в этой сфере позволит Варшаве решить свои экологические проблемы в условиях жёстких требований европейского законодательства в области защиты окружающей среды.

Не секрет, что в Польше основная генерация электроэнергии, на долю которой приходится 85% всей вырабатываемой электроэнергии (34 млн кВт), осуществляется на теплоэлектростанциях (ТЭС), половина которых работает на каменном угле, треть – на буром угле (на природном газе – всего 3%). Угольные ТЭС являются самыми мощными источниками загрязнения окружающей среды из-за концентрации микроэлементов и радионуклидов в золошлаковых отвалах ТЭС, а также из-за выбросов летучей золы в атмосферу. 

Согласно директиве N 2010/75/ЕС Европейского парламента и Совета ЕС о промышленных выбросах (о комплексном предотвращении загрязнения и контроле над ним) страны ЕС должны получать комплексные разрешения и устанавливать ограничения на выбросы загрязняющих веществ, в первую очередь в энергетическом секторе. Срок действия директивы истекает 1 января 2018 г. К этому времени страны ЕС обязаны провести модернизацию промышленных фондов, в первую очередь наиболее загрязняющих производств – ТЭС, для приведения показателей выброса в соответствие с установленными пороговыми значениями. 

С учётом заявлений официального Минска о готовности к запуску первого блока АЭС к 2018 г. (срок выполнения странами – членами ЕС требования Директивы о промышленных выбросах) логичным выглядит и переход к этому времени польско-белорусского энергетического сотрудничества в активное русло.

Одна из задач литовской дипломатии заключается в том, чтобы устранить с атомного рынка Белоруссию

Одна из задач литовской дипломатии заключается в том, чтобы устранить с атомного рынка Белоруссию

В пользу того, что такой диалог может быть возобновлён в любое время, говорят и ранее сформированные предпосылки к этому. Ещё в 2003 г. белорусские энергетики осуществили первую пробную поставку электроэнергии в Польшу, где оператором стала Берёзовская ГРЭС. В 2008 г. между польской компанией «Кульчик Холдинг» и Министерством энергетики РБ было подписано соглашение о строительстве соединяющей энергосистемы двух стран мощной ЛЭП. Причём польская компания брала на себя все расходы по строительству Зельвенской конденсационной электрической станции (в качестве сырья – польский уголь) и необходимой инфраструктуры (до 2015 г. планировалось построить линию электропередачи мощностью в 500 кВт с возможностью реверсного режима, а к 2019–2020 гг. – увеличить мощности ЛЭП до 1 тыс. кВт). Проект был приостановлен в 2008 г. из-за ухудшения польско-белорусских отношений.

Активизация энергетического диалога между Польшей и Белоруссией отвечает экономическим интересам двух стран (Варшава, ко всему прочему, могла бы зарабатывать на транзите белорусской электроэнергии на европейский рынок), требованиям экологической политики ЕС, а также неизбежно приведёт к наращиванию сотрудничества и в области логистики. Вместе с российской польская портовая инфраструктура взамен Литвы вполне может удовлетворить растущие экспортные потребности белорусской экономики. В этой связи логичной выглядит и переориентация Минском после 2018 г. части своих экспортных потоков с литовского направления на польские мощности.

Всё это и объясняет попытки литовской дипломатии втянуть Польшу в политический скандал с Белоруссией с целью подрыва поступательной динамики польско-белорусского сотрудничества и открывающейся в этой связи перспективы польского лидерства в качестве постсоветского интегратора в программе «Восточное партнёрство» ЕС.

Шансы литовской дипломатии разом решить две задачи: устранить с атомного рынка Белоруссию, сделав стройку АЭС экономически нецелесообразной за счёт европейского бойкота, и одновременно погасить импульс польско-белорусского сотрудничества за счёт политического скандала – ничтожны. Потому что современная история не знает случаев, когда более слабый игрок навязывал свою внешнеполитическую повестку лидеру. В данном случае Литва полностью зависит от Польши в таких жизненно важных вопросах, как синхронизация электросетей с единым европейским контуром и интеграция в единый европейский газовый рынок. 

В первом случае Объединённым центром исследований Еврокомиссии рекомендовано синхронизировать электросети Прибалтики через Польшу. Во втором – газовая перспектива Литвы полностью зависит от доброй воли польских властей, которые сегодня не спешат с реализацией совместного с Литвой газопровода в силу нежелания последней демонстрировать конкретные шаги по нормализации двусторонних отношений.

Вильнюс, пытаясь руками Польши решать собственные вопросы, совершает стратегическую ошибку. Литовским властям, вместо втягивания соседа в потенциальный политический скандал с Белоруссией, следовало бы сосредоточиться на решении застарелых двусторонних проблем, что и стало бы настоящей перезагрузкой. 

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...