Политика Политика

В Киеве и Варшаве обвинили Россию в нападении на польское консульство

Источник изображения: depo.ua
0  

В ночь на 29 марта в Луцке неизвестные обстреляли польское генконсульство из противотанкового гранатомета. 

Атака произошла около 0:30. Согласно предварительным выводам правоохранителей, выстрел произведен из РПГ‑26. Попадание снаряда оставило 70‑сантиметровую дыру в крыше здания. Повреждены кровля и окно. Взрыв был настолько мощным, что его слышали в селе Боратин, находящемся в 6 километрах от места происшествия. Источники в полиции рассказали местным СМИ, что обстрел велся «не прицельно и неумело». При атаке никто не пострадал. Во время инцидента в здании находился только один сотрудник — он спал в помещении, куда был произведен выстрел. «Попади снаряд 20 сантиметрами ниже, была бы трагедия», — рассказал вице-консул Кшиштоф Савицкий. Семья консула при этом проживает в другом крыле консульства. Украинская прокуратура в связи с обстрелом возбудила уголовное дело по статье «Терроризм». Собственное расследование намерена провести польская сторона. 

«Странное совпадение»

По факту нападения на консульство в польский МИД был вызван украинский посол Андрей Дещица. Позже произошедшее в Луцке по телефону обсудили президенты обеих стран. Петр Порошенко и Анджей Дуда осудили обстрел и подчеркнули, что провокация не должна навредить двусторонним отношениям. С аналогичным заявлением выступил МИД Украины. Ведомство не исключило, что обстрел был «инспирирован извне». 

Украинские политики и чиновники практически мгновенно начали обвинять в нападении на консульство Россию.

Советник министра иностранных дел Зорян Шкиряк назвал атаку «очередной грязной провокацией российских спецслужб», добавив, что не сомневается в том, что заказчики теракта находятся в Кремле. Вице-премьер по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Иванна Климпуш-Цинцадзе высказала мысль, что Польшу и Украину хочет поссорить «третья сторона», очевидно имея в виду Москву. 

Владимир Вятрович, директор Украинского института национальной памяти, сказал, что «чекистско-провокационные атаки» на Украину случаются не впервые и их цель — посеять раздор между соседями. «“Нападение”, “Волынь”, “польский” — слова, которые сейчас услышат в новостях наши западные соседи, должны напугать не менее самого факта обстрела», — уверен он. 

В качестве обоснования «российского следа» пресс-секретарь Порошенко Святослав Цеголко сообщил, что с Дудой от имени украинцев якобы пытались связаться подосланные российскими спецслужбами пранкеры. По его мнению, это косвенно указывает на причастность россиян к нападению на польское консульство.

В Польше от столь скороспелых выводов воздержались, но также высказывали версии о «руке Кремля». Мотив тот же — испортить украинско-польские отношения. Сенатор Богдан Клих, в прошлом экс-министр обороны, высказал мнение, что обстрел в Луцке похож на «работу россиян». Глава Бюро национальной безопасности Павел Солох подчеркнул, что случившееся стоит рассматривать в контексте продолжающейся агрессии России против Украины. Сославшись на «внутреннее убеждение», о том, что за атакой стоит «третья сила» извне, рассказал спикер Сената Станислав Карчевский. 

Станислав КарчевскийСтанислав Карчевский

За день до обстрела закончилась VIII сессия Парламентской ассамблеи Польши, Литвы и Украины, на фоне которой, считает Карчевский, выстрел из гранатомета по консульству — «странное совпадение».

Евродепутат от Польши Михал Каминьский напомнил об участившихся провокациях на польско-украинском приграничье и указал на то, что как польские, так и украинские радикальные националисты якобы финансируются Москвой. 

«Наша земля»

Трения между украинцами и поляками действительно нарастали на протяжении нескольких месяцев. Связано это в том числе с тем, что польские власти, включая президента и премьера, стали резче высказываться против исторической политики Киева. Лидер правящих консерваторов Ярослав Качиньский два месяца назад фактически поставил Украину перед выбором: либо путь в Европу, либо прославление бойцов ОУН-УПА. Стороны стали активно критиковать риторику друг друга; параллельно в ответ на серию нападений на украинские мемориалы и кладбища в Польше симметричная волна вандализма прокатилась по Украине. 

10 января в селе Гута Пеняцкая неизвестные подорвали памятник полякам10 января в селе Гута Пеняцкая неизвестные подорвали памятник полякам

10 января в селе Гута Пеняцкая неизвестные подорвали памятник полякам, убитым в 1944 году гитлеровскими войсками, в состав которых входила дивизия СС «Галичина». Вандализм в отношении мемориала повторился в начале марта. Примерно в это же время осквернили польское кладбище в селе Подкамень. Памятные кресты и мемориальные таблички залили краской, исписали надписями: «Смерть ляхам». 8 февраля шариками с красной краской закидали генконсульство Польши во Львове, на заборе написали: «Наша земля». И Киев, и Варшава регулярно осуждают подобные инциденты и так же рутинно утверждают, что за вандалами стоят российские агенты. 

Никаких доказательств участия Кремля не приводится. Обоснование ограничивается ссылками на «гибридную войну» и то, что России выгодно рассорить соседей.

Хаос

Для наблюдателей, следящих за потоком новостей из Украины, инцидент в Луцке не выглядит чем-то удивительным. Подобные выпады — вполне естественное следствие агрессивного политического климата, сложившегося в стране за последние годы. Многочисленные отряды националистов и радикалов проводят силовые акции в каждом регионе, открыто бросают вызов властям и вступают в стычки с правоохранителями, зачастую оставаясь безнаказанными. Многие радикалы впоследствии приобрели статус ветеранов АТО (объявленной Киевом антитеррористической операции на Донбассе). 

Поджог телестудии канала «Интер» в сентябре 2016 годаПоджог телестудии канала «Интер» в сентябре 2016 года

Одна из наиболее громких акций — поджог телестудии канала «Интер» в сентябре 2016 года. Тогда руководство канала обвинили в сговоре с россиянами. С начала года ветераны АТО при поддержке ряда депутатов Верховной рады участвуют в конфронтации с властями вокруг блокады Донбасса. Периодически конфликт доходит до физического противостояния, выстрелов в воздух. Так, в результате мартовской стычки на блокпосте в Славянске в больницу попали семь полицейских. 

Ситуация усугубляется тем, что в хаосе, возникшем во время и непосредственно после Евромайдана, в руки населения попало множество единиц оружия, украденного и «экспроприированного» из райотделов милиции и военных частей.

В одном только Львове пропала тысяча пистолетов Макарова, более 170 автоматов Калашникова, снайперские винтовки и пулемет. Даже обстрелы из гранатометов не являются из ряда вон выходящим сценарием. 24 февраля в Дарницском районе Киева из РПГ‑22 обстреляли частный дом. А 20 марта в Ровно из гранатомета обстреляли Управление патрульной полиции. На месте преступления остался тубус РПГ с надписями: «За УНА-УНСО, за Бiлого Сашка» и «Fuck the police!».

Некоторые соотечественники в свое время ругали Ярослава Качиньского за то, что он, невзирая на «бандеровские» красно-черные знамена, гулял по майдану и даже со сцены кричал: «Слава Украине!» Присутствие националистического элемента воспринималось меньшим злом, небольшой неприятностью, неспособной бросить тень на братание с «майданными» силами. 

Теперь Польше, всячески помогающей Украине проводить евроинтеграцию и стоящей с Киевом единым фронтом в противостоянии Москве, приходится мириться с украинскими реалиями. Полякам остается вновь дежурно заявить о дружбе и просто свыкнуться с мыслью, что на Украине может произойти буквально всё что угодно. 

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...