Blogпост Blogпост

Эстонский каратель о расстрелах в Пскове: "Не считал, сколько убил"

Источник изображения: ria.ru
 

Взяли заключенных, отвезли к яме, расстреляли, трупы никто не считал, потом выпили водки — так буднично описывал свои преступления бывший эстонский каратель, служивший в Великую Отечественную войну в Пскове и области.

Эти и другие факты из жизни оккупированной территории можно узнать из рассекреченных Управлением ФСБ по Псковской области архивных материалов, с которыми ознакомилось РИА Новости.

Речь идет о протоколе допроса эстонца Арнольда Веедлера, служившего охранником штаба германской службы безопасности СД, а затем в концлагере Моглино, а также о копии протокола осмотра мест расстрелов и сжигания трупов советских мирных жителей и военнопленных у поселка Андрохново.

Сегодня, в понедельник, Следственный комитет России сообщил о возбуждении уголовного дела о геноциде по факту событий в Псковской области.

 

Расстрельный "дебют"

Как рассказывал Веедлер на допросе, первый раз он участвовал в расстреле заключенных осенью 1942 года, когда служил в оккупированном гитлеровцами Пскове в охране штаба СД.

"Человек 15 заключенных мы взяли из подвалов, где помещалось полицейское управление, посадили на машину и поехали в тюрьму. Там еще взяли человек 30-35, их тоже посадили в машину. Всего было две машины. Заключенные были одни мужчины, все гражданские лица", — вспоминал Веедлер.

По его словам, после прибытия на место расстрела узников раздели, разделили на пять-шесть групп. 

"Одну группу за другой подводили к яме и расстреливали", — говорил каратель. "Я, все охранники стреляли, которые сопровождали заключенных… Никто из расстреливаемых не убежал", — добавлял Веедлер.

 

Казни без подсчетов

Весной 1943 года Веедлера в числе других эстонцев перевели охранником в моглинский лагерь, где тот также участвовал в массовых казнях.

"В моглинском лагере мы уже носили немецкую форму, которую получили в Пскове. На шапке осталась та же эмблема — череп и кости, на рукаве буквы "СД", — вспоминал Веедлер. 

Начальником охраны лагеря был эстонец Торн, указал Веедлер. Впоследствии Торн был найден КГБ СССР, осужден и расстрелян.

"Примерно в июле-августе 1943 года я сопровождал большую группу заключенных на расстрел", — показывал Веедлер. "В июле 1943 года из моглинского лагеря погрузили людей в четыре или пять машин, точно не помню. Это была большая группа, человек сто, если не больше. Люди были разной национальности, среди них были дети, женщины… На месте заключенных опять разделили на группы, раздели, подводили к яме и расстреливали, взрослых и детей", — рассказывал каратель.

Каратели не утруждали себя подсчетом количества своих жертв. "Я тоже стрелял, сколько убил, не считал. Все расстреливали, но никто не считал", — добавил Веедлер.

А после возвращения в лагерь палачи получили поощрение от своих нацистских руководителей. "После расстрела всех закопали, вернулись в лагерь, угощали нас водкой", — вспоминал Веедлер.

По его словам, в том расстреле участвовали все охранники лагеря. Среди них Веедлер вспомнил эстонцев Луукаса, Криспина, Пуркуу. Спустя некоторое время на расстрел увезли группу из 50-60 человек, рассказывал Веедлер.

"Говорили, что это евреи. Привезли на то же место, где и раньше расстреливали. Всех расстреляли", — добавлял он. Среди тех, кто участвовал в том расстреле, Веедлер назвал и эстонцев Лепметса и Ойселя.

Как и других карателей, Веедлера после войны нашли сотрудники КГБ. За свои преступления он был расстрелян по приговору суда.

 

Следы зверств за колючей проволокой

Общую картину зверств гитлеровских карателей и их пособников на Псковщине дополняют результаты проведенного в мае 1945 года осмотра мест расстрелов и сжигания трупов мирных советских граждан и военнопленных у поселка Андрохново.

"При осмотре было установлено следующее: в 20 метрах (от) южной стороны поселка Андрохново и в 500 метрах от шоссейной дороги, идущей (в направлении) Ленинград — Псков и в 800 метрах от склада кожживсырья в лесу обнаружена площадка — кладбище захороненных расстрелянных советских военнопленных. Площадь диаметром 50 метров, которая обнесена кругом колючей проволокой", — говорится в тексте протокола об осмотре места этой страшной находки.

Для надежного сжигания трупов каратели сначала обливали их горючей жидкостью — гудроном, отмечалось в протоколе.

На территории склада кожевенного сырья также было найдено два места расстрела и захоронения военнопленных. Кроме того, недалеко от склада, на обочине проселочной дороги было обнаружено еще три места казни и захоронения пленных воинов Красной армии, причем в каждом из этих трех мест, по-видимому, находилось по несколько десятков трупов.
Помимо этого, дальше по направлению к Андрохново были найдены еще десять мест расстрелов и захоронений военнопленных. Наконец, на западной стороне поселка было обнаружено множество пепла от сожженных трупов.

Ранее РИА Новости также ознакомилось с датированными 1966-1967 годами многостраничными протоколами допросов эстонцев Иоханнеса Охвриля и Виктора Тейнбаса, служивших охранниками в моглинском концлагере, а также других свидетелей. На допросах преступники рассказывали, как содействовали уничтожению мирных граждан Псковщины, а также называли имена других эстонских карателей и подробно описывали, как нацисты казнили узников концлагеря.

Концлагерь Моглино был организован гитлеровцами вскоре после оккупации Пскова в 1941 году. Изначально в моглинской "фабрике смерти" содержались советские военнопленные, которые под прицелом немецких автоматов ремонтировали дорогу Рига — Псков. По воспоминаниям местных жителей, из 280 солдат через несколько месяцев в живых осталось не больше 30.

С марта 1942 года в лагерь стали свозить еще и мирное население, в том числе детей. Место стало называться пересыльным лагерем для неблагонадежных лиц и находилось в прямом ведении Псковского внешнего отдела эстонской полиции безопасности и СД. 

По планам нацистского командования, часть региона после Второй мировой войны планировалось передать Эстонии, и поэтому эстонские каратели активно задействовались на оккупированной Псковщине. Историки считают, что в этом лагере с 1941 по 1944 год могли погибнуть порядка трех тысяч человек.

Ранее сообщалось, что СК России начал доследственную проверку после обнаружения в Моглино захоронения мирных граждан, погибших от рук нацистов в годы войны. В настоящее время поисковики Западного военного округа работают на месте бывшего концлагеря, ими уже обнаружены останки 45 красноармейцев. Останки будут захоронены на мемориальном кладбище.

Оригинальная статья
Читайте также
Оскверняют памятники жертвам Холокоста: вакханалия неонацистов в Прибалтике и на Украине
7 июля
В годы Великой Отечественной войны еврейское население республик СССР пережило чудовищный геноцид со стороны нацистов. В Прибалтике и на Украине уничтожение целого народа проходило при активном участии местных жителей.
Трагедия Моонзунда: забытая страница войны с нацизмом в Эстонии
2 июня
Топоним «Моондзундские» острова обычно ассоциируется с известным романом Валентина Пикуля, посвященным событиям Первой мировой войны: осенью 1917 года в ходе операции «Альбион» германский флот и высадившийся десант захватили архипелаг.
«Волчьи схроны» бандеровцев: как советские спецслужбы штурмовали логово украинских националистов
31 июля
Когда мы прибыли к этому бандитскому логову и окружили его, засевшие там бандиты, в ответ на требование сдаться, немедленно открыли огонь и ранили несколько наших бойцов. Бой они вели отчаянно, несмотря на своё абсолютно безнадежное положение.
Политолог: власти Латвии используют тезис о «советской оккупации», чтобы обелить нацизм
22 мая
Тезис о «советской оккупации» Латвии является идеологической платформой для проведения властями республики политики обеления нацизма. Об этом заявил директор Балтийского центра исторических и социально-политических исследований Виктор Гущин.
Обсуждение ()