Чемодан Чемодан

На Украину я не вернусь: из Мариуполя в Москву

  2211 0  

Три года назад Александр переехал из Мариуполя в Москву. Сегодня он предприниматель, владелец мастерской по ремонту музыкальной и бытовой техники. Аналитический портал RuBaltic.Ru предлагает вашему вниманию историю человека, которому хватило упорства «зацепиться» в российской столице. Рассказ о проезде через границу между ДНР и Украиной, о сложностях и преимуществах жизни в Москве, о том, как живет украинский Мариуполь спустя три года после начала конфликта на Украине, в рубрике «Чемодан».

«Саня, а поехали в Москву?»

В Мариуполе я окончил морской лицей, даже немного успел поработать в порту по специальности. Когда друг открыл мастерскую по ремонту телефонов и ноутбуков, я начал ему помогать вести бизнес, а потом понял, что это «мое». Уволился из порта, потому что на ремонте техники можно было зарабатывать больше.

Я работал в мастерской до декабря 2014 года. Зимой дела пошли не так хорошо: заказов стало меньше, соответственно, меньше денег. Это было связано с сезонностью, но я тогда только начинал работать на себя. Мне было 20 лет, и даже мелкие трудности воспринимались серьезно. Я решил вернуться к морской профессии.

Ближе к зиме всерьез зашел разговор о призыве в украинскую армию (конфликт в Донбассе между Вооруженными силами Украины и ополчением самопровозглашенных республик продолжался уже более полугода — прим. RuBaltic.Ru). Идти воевать особо не хотелось. В принципе, до начала вооруженных столкновений на Украине я планировал пойти в армию по контракту, но без участия в боевых действиях.

Три года назад Александр переехал из Мариуполя в МосквуТри года назад Александр переехал из Мариуполя в Москву
Пожалуй, желание уйти в рейс и нежелание идти в армию больше всего меня заботили в конце 2014 года. И тут друг мне предложил: «Саня, а поехали в Москву?» А почему бы и нет!

Я человек спонтанный. Если в голову пришла какая-то идея, просто беру ее и воплощаю, особо не задумываясь, нужно мне это или нет, а уже потом нахожу оправдания для своих поступков.

В Москву из Мариуполя я уехал в начале 2015 года — как мне тогда казалось, чтобы заработать денег на гонорар крюинговой компании и уйти в рейс. Тысячи долларов мне бы хватило.

Мариуполь — Донецк — Ростов

История выезда в Россию из Мариуполя была очень интересной. В ночь перед поездкой я узнал, что билеты нам никто не покупал и даже не бронировал. Добираться пришлось, что называется, своим ходом.

Мы рано утром проснулись, заказали такси и поехали на вокзал. Мы ехали втроем, а в кассе вокзала было только два билета до Ростова. Разделяться было нельзя — решили поехать в Донецк и уже там взять билеты: нам сказали, что оттуда автобусы ходят чаще.

Не останавливала ли нас обстановка и те новости, которые приходили из Донецка? Нет. А что нас должно было останавливать? Выбора особого не было, а ехать нужно было, раз уж мы решились.

Пока мы ехали из Мариуполя в Донецк, я старался особо не смотреть в окна. Заметил только, что некоторые сёла по дороге были полностью разбиты: все дома сгорели или были разрушены.

На блок-посту ДНР одного парня просто так нетрезвые военные сняли с автобуса. Они сказали, что у него нестриженые ногти, значит, у него в окопах не было времени их стричь, поэтому он военный. Хотя я сомневаюсь, что парню даже 18 лет было.

Мы приехали в Донецк. Стало понятно, что нам до Ростова еще как-то нужно добраться: в кассе было всего два билета, а нас по-прежнему трое. Поэтому мы заказали такси, но оно долго не приезжало.

Пока мы стояли на улице, нам предложили поехать на другом такси и по более привлекательной цене. Мы недолго думая сели в машину.

В минивэне было семь человек: нас трое, женщина с ребенком и два добровольца из России — участники боевых действий. Благодаря военным, мы всю территорию ДНР проехали без проблем и без единой остановки. Хотя изначально смущал тот факт, что водитель был однорукий.

Из поездки мне еще запомнилось, что вся граница ЛНР c Россией была в дырах от пуль. Всё, что было металлическим и сплошным, выглядело как решето. Впечатление было не очень приятное. Некоторые дыры были размером с пулю, некоторые — размером с кирпич. Явно там велись боевые действия, и не десять минут.

Вместе с нами в Москву ехало человек тринадцать, но каждый добирался как мог. Наша группа из трех человек выехала из Мариуполя последней, но в Ростов приехала первой. Остальные очень долго проезжали границу и территорию ДНР. Их останавливали на всех постах.

Группе, которая приехала последней, удалось добраться до Ростова только со второй попытки. Их автобус зацепил кабель связи и сорвал его, из-за этого блокпост остался без связи — автобусу проезд запретили и отправили его назад.

«Когда мы приехали в Ростов, нас ждал еще один неприятный сюрприз»«Когда мы приехали в Ростов, нас ждал еще один неприятный сюрприз»

Когда мы приехали в Ростов, нас ждал еще один неприятный сюрприз. Оказалось, что билеты до Москвы подорожали в два раза. И у нас денег хватает опять же только на двух человек. Мы связались с нашими «работодателями», они доплатили денег, и мы доехали до Москвы.

Через день или через два после того, как я приехал в Москву, мне позвонил отец и сказал, что трассу, по которой мы проезжали, закрыли, и там теперь будет граница. Если бы мы поехали на два дня позже, нас вернули бы обратно и требовали бы пропуска.

Примечание RuBaltic.Ru: 13 января 2015 года пассажирский рейсовый автобус двигался по той же трассе Н‑20, по которой ехал Саша, и остановился на пропускном пункте вблизи города Волноваха для прохождения паспортного контроля. Во время остановки автобус был, предположительно, обстрелян из РСЗО «Град». В результате 12 человек погибло, 18 было ранено.

Первые впечатления о Москве

Когда я приехал в Москву, первое, что почувствовал, — отсутствие дискомфорта: будто я не уезжал в другую страну и в другой город. Мне в Москве понравилось. Я был как дома, зашел в метро и сразу понял, что уже разобрался здесь: ни разу не заблудился. Сам город внушал мне: «Чувак, ты приехал домой!»

Конечно, очень пугали цены, потому что я всё переводил в гривны: цены в России были очень высокими по сравнению с Украиной. Но когда получил первую зарплату за неполный рабочий день — 400 или 500 рублей — и сравнил ее с московскими ценами, я понял, что даже это деньги. Моя средняя зарплата в день была 1,5 тысячи — достаточно, чтобы прожить.

Работа в «благотворительном фонде»

Я приехал в Москву 11 января и собирался вернуться домой к апрелю. Работа была довольно-таки сомнительная — благотворительный фонд по сбору помощи детям-сиротам и инвалидам. Часть средств действительно передавалась в детские дома, остальное доставалось людям, на которых мы работали. Когда мы только устроились, думали, что работодатели делают всё на благотворительных началах, но потом нам все карты раскрыли.

Работа заключалась в том, что я в футболке с надписью ходил с коробочкой в руках между машинами и собирал деньги. Делал я это ненавязчиво, в окна не стучался, просто ходил между машинами — люди, видя надпись на коробке, опускали стёкла и бросали деньги в коробку. Мы работали обычно в пробках или на определенных перекрестках с «длинными» светофорами, где собиралось много машин.

Когда я уезжал из Мариуполя, не до конца понимал, чем буду заниматься, но примерно догадывался. Мне не очень хотелось всем рассказывать, чем я занимаюсь в Москве. Поэтому для всех друзей и родителей я придумал «ширму», будто я уехал в Россию делать ремонты в квартирах.

Организаторы украинцев набирали специально, потому что очень немногие русские люди захотят заниматься подобной «работой» за такие деньги.

В принципе, деньги были относительно нормальные, учитывая, что нам оплачивали жилье. Изначально нам обещали 45 тысяч рублей, в итоге мы получали 20 тысяч и ниже. И когда я понял, что организаторы не только государство, но еще и нас очень сильно обманывают, мы с другом ушли.

Покоряя Москву

В один из дней я проснулся рано утром и разбудил друга: «Просыпайся, Саня, поехали. Куда? Не знаю куда». У нас на двоих было три тысячи рублей. Мы собрали свои вещи, вышли на улицу и позвонили по первому объявлению «Хостел», которое увидели на столбе. Приехали туда, договорились о жилье — 300 рублей за сутки.

По идее, на двоих нам хватало денег на пять дней жизни. Нужно было срочно найти работу, чтобы оплачивать хотя бы жилье и пропитание, причем такую работу, где зарплату выплачивали бы ежедневно. Это было сложно, но мы примерно в течение недели разобрались — устроились мастерами по ремонту в разные сервисные центры. Товарищ раньше меня нашел работу с выплатой зарплаты раз в две недели. Соответственно, мне нужно было такое место, чтобы зарплата была каждый день.

Когда я устроился на первую работу, то понял, что в сфере ремонта телефонов совсем ничего не понимаю, потому что в Мариуполе были совсем другие телефоны.

Первые полгода жизни в Москве для меня были очень тяжелыми. Я вроде бы и работал, и видел перспективы, а толку не было. Уволился из одной мастерской, устроился в другую. Первые месяцы там было лучше, заработок выше, а потом всё скатилось до 15–16 тысяч в месяц, причем это ни от меня, ни от моего работодателя не зависело. Не сезон. Так бывает.

Начались проблемы с жильем: не хватало денег, чтобы за него заплатить. Мы к тому времени втроем с еще одним парнем из Мариуполя снимали квартиру. На проезд уходило тысяч пять, столько же — на еду. А за жилье нужно было платить 15 тысяч. При зарплате в 16 тысяч это было затруднительно.

«Первые полгода жизни в Москве для меня были очень тяжелыми»«Первые полгода жизни в Москве для меня были очень тяжелыми»

Пару недель мы бесплатно пожили у друга. А потом, в июле-августе, пришлось заселиться в хостел. Это был самый ужасный хостел из тех, которые я видел: административное здание, в котором не было отопления и горячей воды. В душе стоял бойлер, которого хватало на 10 минут. Если два человека искупаются по 5 минут, то следующему приходилось ждать еще час, пока нагреется вода. А в хостеле было четыре комнаты по восемь человек в каждой.

До конца августа 2015 года я ни с кем не общался, кроме друга, с которым приехал. Не то чтобы времени не было или еще чего-то. Не было возможности даже познакомиться с кем-нибудь. Как ни крути, это была другая страна и другой город. Для человека, который от своего дома ни разу не отъезжал дальше, чем на 100 километров, поездка за полторы тысячи километров всё-таки была сложной. 

Потом я нашел компанию ребят, с которыми до сих пор общаюсь. Их жизнь полностью завязана на роке. Они слушают музыку, коллекционируют автографы разных музыкантов. Я выбивался немного из их круга общения, потому что был единственным, кто работал.

Когда я познакомился с этими ребятами, у одной из девушек мама уехала в Болгарию. Все деньги, которые ей оставили, девушка, конечно, прогуляла давно. Она приглашала в гости разных знакомых, знакомых знакомых, у которых были деньги на алкоголь и еду. И так продолжалось всё лето.

Мне эта компания понравилась тем, что ребята не делают ничего противозаконного: не пьют в общественных местах, бутылки не разбрасывают, ничего не портят. Все вечеринки происходят в клубах или в чьих-то квартирах.

В Мариуполе скучно, но не плохо

Затем я устроился на третью работу. Начал более или менее нормально зарабатывать. Я продолжал жить в ужасном хостеле, но благодаря новой компании стал чувствовать себя намного лучше. У меня даже получилось накопить денег на поездку домой к родителям и встретить с ними Новый год.

Дома я пробыл две недели. Посмотрел на всё это и понял, что делать там мне больше нечего. Заскучал, а мне хотелось работать, двигаться куда-то. Я просто отдохнул в Мариуполе, но больше не чувствовал себя там дома. Я собрал вещи и поехал опять в Москву.

Почему не остался в Мариуполе? Там скучно, хотя и неплохо, работа есть. Люди, которые живут в Мариуполе и в Донецкой области, жалуются, что жить стало хуже, зарплаты — меньше, работы мало. Но когда я был там, не заметил этого. Да, тарифы подняли, но машин на дорогах меньше не стало, магазинов техники — тоже. Если у человека нет денег, он не будет покупать себе ненужную технику, правильно?

В 2017 году я тоже ездил на праздники в Мариуполь. Заметил, что на всех столбах висели объявления типа: «Требуется работник. Зарплата от 4 тысяч гривен» (8,9 тысячи рублей в январе 2017 года — прим. RuBaltic.Ru).

Мне показалось, что в Мариуполе даже стало немного лучше, чем было до моего отъезда. Люди жалуются, потому что у них что-то постепенно ухудшается, а что-то улучшается, но замечают они, по-моему, только плохое.

Как живет прифронтовой Мариуполь?

Я не смотрю новости, то есть совсем не смотрю. Просто не вижу в этом смысла. Я ведь никак не могу влиять на то, что происходит на Украине, в России и в мире, а самое важное всё равно узнаю от кого-нибудь.

Я общаюсь с друзьями и родственниками, которые живут в Мариуполе. Насколько понимаю, город живет так же, как и жил. Люди отдыхают, в кино ходят, покупают что-то, в парках гуляют.

В Мариуполе сложно арендовать квартиру, особенно если тебе 22 года и ты хочешь съехать от родителей. Средняя зарплата — 4 тысячи гривен, снять квартиру стоит 1,5 тысячи, и 2,5 тысячи придется заплатить за коммунальные услуги.

Военная составляющая? Большая часть Мариуполя смотрит на украинских военных с усмешкой или старается их не замечать. В городе не очень хотят видеть рядом с собой военных. Хотя они повсюду, но это на жизнь Мариуполя никак не влияет.

Есть девушки, которым они очень сильно нравятся, но большинство отказывается приходить на свидание, если парень или мужчина будет в форме.

По Мариуполю не ходит страшилок об «Азове», пытках и изнасилованиях (о чём люди часто говорят в Донецке — прим. RuBaltic.Ru). Военные сейчас откровенно в жизнь людей не лезут.

В 2014 году случалось нечто подобное: пьяные военные без причины расстреливали машины, люди иногда пропадали. Не уверен, насколько это достоверно, но говорят, что пропадали.

Я знаю несколько реальных историй того времени. В 2014‑м или в начале 2015 года мой друг гулял по улице, его забрали украинские военные, отвезли в мариупольский аэропорт и заставили копать окопы. Через три дня или через неделю его отпустили, сказали: «Беги через поля». Автоматную очередь над головой расстреляли — он и еще несколько человек побежали.

Мой одногруппник тоже побывал в передряге. Он гулял с компанией вечером по городу. Все были трезвые, не дебоширили, но наткнулись на группу пьяных украинских военных. В результате эти военные расстреляли одного человека из компании и уехали. Просто так. Такое было. Сейчас такого нет.

Мне кажется, что сейчас в Мариуполе более адекватные военные. Например, во всех магазинах стоят надписи: «Людям в форме алкоголь не продаем», — и это поддерживается и соблюдается.

Сложности жизни в Москве для украинцев

Самый главный недостаток жизни в Москве для украинца — это отсутствие гражданства и предвзятое мнение россиян об украинцах.

Есть проблемы с официальным устройством на работу. Для работодателя нанимать иностранца — это повышенные налоги. Если за гражданина России нужно платить 13% налога, то за украинца — 30% от зарплаты. Тем, кто приезжает в Россию на заработки, довольно тяжело найти нормальную работу с нормальной зарплатой. Поэтому приезжие обычно работают на стройках.

Что значит «предвзятое отношение»? С украинцами не хотят иметь дело. Возможно, это связано с политическими событиями, может быть, и раньше такое было.

Если честно, мне и самому иногда не очень приятно общаться с украинцами. Прожив полтора года в Москве, я не общался ни с одним адекватным человеком с Украины. Они постоянно пытались меня обмануть. У меня был работник, который листовки разносил. Всё закончилось тем, что он просто спился.

Преимущества жизни в Москве

Я всегда хотел жить в большом городе. Мариуполь мне казался тесным. Там ничего интересного не происходило. Если тебе что-то нужно было, в том числе по работе, всё приходилось заказывать из Донецка или из Киева. В Москве проблем с поставками чего-либо нет. Здесь регулярно проходят какие-то мероприятия, на которых можно отдохнуть от работы.

Московский стиль жизни мне нравится. В Мариуполе я также работал с утра до позднего вечера. Когда домой приходил, те, кто работал до четырех часов дня, на меня смотрели косо: «Что ты так долго делаешь на работе?» Мне нравится работать, а в Москве это норма.

Мне очень нравится московское метро. Из любой точки города, учитывая размеры Москвы и официальные 15 миллионов жителей, в любую другую точку можно добраться в течение часа — очень удобно.

В Москве много интересных людей, все чем-то занимаются. Здесь есть большие перспективы для бизнеса. Я ведь не собираюсь всё время заниматься только ремонтом техники, хочу развиваться, может быть, в продажи уйду. Планов много, и в Москве их можно реализовать.

В Москве много интересных людей, все чем-то занимаются. Здесь есть большие перспективы для бизнеса«В Москве много интересных людей, все чем-то занимаются. Здесь есть большие перспективы для бизнеса»
В Мариуполе, например, есть граница, в которую легко упереться. В Москве — только перспективы: если захочешь, можешь стать миллионером.

Работая в Мариуполе, купить себе квартиру очень сложно. Работая в Москве, любой россиянин с обычной зарплатой может на нормальных условиях взять ипотеку. Да, люди жалуются, что дорого и долго. Но за свою квартиру можно платить столько, сколько люди обычно платят за съем комнаты. Мне кажется, это очень даже доступный вариант.

Я бы не хотел уезжать ни в Мариуполь, ни на Украину в целом. Там меня ничто не прельщает; даже если бы было жилье и стабильная работа, я бы не вернулся.

Единственное, что может заставить меня уехать из Москвы, — это какой-нибудь закон, который запретит мне жить и работать на территории России. Но я упрямый, поэтому даже в таком случае постараюсь как-нибудь остаться здесь.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up