Контекст

Как «команда Арайса» за свободу Латвии боролась

 

Протокол допроса бывшего командира взвода «Команды Арайса» Таливалдиса Озолса

ОЗОЛС Таливалдис Георгиевич, 1916 года рождения, ур. гор. Рига, по национальности латыш, из рабочих, б/п, вдовец, по соц. положению — из служащих, образование — окончил гимназию в г. Рига, со слов ранее не судим. Место службы: Кировский райпром — комбинат, чертежник (гор. Рига).

"На путь осуществления своей карательной деятельности по отношению к советским гражданам я встал в 41 году, вскоре после захвата немцами столицы Латвийской ССР гор. Риги, и, как я показал выше, в сентябре м-це 41 года добровольно поступил к немцам на службу в полицию.

В апреле м-це 42 года 5 или 6 раз я со своим взводом выезжал в Бикернецкий лес, где участвовал в истреблении мирного населения, преимущественно евреев.

В течение апреля м-ца того же года из тех поездок, которые только я совершал в Бикернецком лесу, было расстреляно не менее как 7 000 человек. На расстрел привозили стариков, женщин, подростков и даже таких женщин, у которых были грудные дети.

Людей брали для расстрела из Рижской тюрьмы, а также из Гетто, где содержались исключительно евреи. Я со своим взводом рано утром приезжал в Бикернецкий лес, расставлял своих полицейских по постам, чтобы люди, которых привозили другие команды на расстрел, не смогли совершить побег.

Я также выделял двух полицейских специально для подсчета, какое количество народу доставлялось для расстрела в Бикернецкий лес, и эти сведения сообщал оберштурмфюреру КРАУЗЕ, который был большим начальником в немецкой полиции «СД».

Кроме того, мое участие в истреблении мирного населения в Бикернецком лесу в апреле м-це 42 года заключалось в том, что я как офицер своих полицейских посылал непосредственно к месту расстрела.

Сбрасывали трупы в ямы и зарывали их землей, а когда людей привозили на расстрел в Бикернецкий лес, то я со своими полицейскими выгружал гражданское население с автомашины.

Остальное время в апреле м-це 42 года я со своими полицейскими участвовал в Бикернецком лесу в массовых расстрелах гражданского населения только два раза, причем так же, как и в апреле м-це, участие мое в тех расстрелах сводилось к тому, что мною показано выше.

За два раза в мае м-це во время участия моего в истреблении советских граждан там было расстреляно 1500 человек, причем их них 300 советских граждан были привезены на расстрел из больницы для душевнобольных. Среди них были также старики, женщины и маленькие дети.

В течение мая м-ца 42 года, кроме двух случаев моего участия в расстрелах, о чем я выше показал, я как командир взвода обеспечивал охрану немецкой полиции «СД» и нес караульную службу у здания Гестапо.

В июне м-це 42 года в первую половину месяца я продолжал нести охранную службу немецких государственных учреждений, в том числе и карательных органов, затем был командирован как офицер полиции «СД» вместе со своими полицейскими в г. Минск для борьбы против советских партизан.

Я помню, что на вылавливание партизан мы ходили 27, 28 и 29 июня 42 года, но наши облавы не дали положительных результатов и мы не смогли выловить советских партизан".

 

Источник: «Уничтожить как можно больше...». Латвийские коллаборационистские формирования на территории Белоруссии, 1942–1944 гг. — М: Фонд «Историческая память», 2009.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Обсуждение ()
Новости партнёров