Контекст

Как «команда Арайса» за свободу Латвии боролась

0  

Протокол допроса бывшего командира взвода «Команды Арайса» Таливалдиса Озолса

ОЗОЛС Таливалдис Георгиевич, 1916 года рождения, ур. гор. Рига, по национальности латыш, из рабочих, б/п, вдовец, по соц. положению — из служащих, образование — окончил гимназию в г. Рига, со слов ранее не судим. Место службы: Кировский райпром — комбинат, чертежник (гор. Рига).

"На путь осуществления своей карательной деятельности по отношению к советским гражданам я встал в 41 году, вскоре после захвата немцами столицы Латвийской ССР гор. Риги, и, как я показал выше, в сентябре м-це 41 года добровольно поступил к немцам на службу в полицию.

В апреле м-це 42 года 5 или 6 раз я со своим взводом выезжал в Бикернецкий лес, где участвовал в истреблении мирного населения, преимущественно евреев.

В течение апреля м-ца того же года из тех поездок, которые только я совершал в Бикернецком лесу, было расстреляно не менее как 7 000 человек. На расстрел привозили стариков, женщин, подростков и даже таких женщин, у которых были грудные дети.

Людей брали для расстрела из Рижской тюрьмы, а также из Гетто, где содержались исключительно евреи. Я со своим взводом рано утром приезжал в Бикернецкий лес, расставлял своих полицейских по постам, чтобы люди, которых привозили другие команды на расстрел, не смогли совершить побег.

Я также выделял двух полицейских специально для подсчета, какое количество народу доставлялось для расстрела в Бикернецкий лес, и эти сведения сообщал оберштурмфюреру КРАУЗЕ, который был большим начальником в немецкой полиции «СД».

Кроме того, мое участие в истреблении мирного населения в Бикернецком лесу в апреле м-це 42 года заключалось в том, что я как офицер своих полицейских посылал непосредственно к месту расстрела.

Сбрасывали трупы в ямы и зарывали их землей, а когда людей привозили на расстрел в Бикернецкий лес, то я со своими полицейскими выгружал гражданское население с автомашины.

Остальное время в апреле м-це 42 года я со своими полицейскими участвовал в Бикернецком лесу в массовых расстрелах гражданского населения только два раза, причем так же, как и в апреле м-це, участие мое в тех расстрелах сводилось к тому, что мною показано выше.

За два раза в мае м-це во время участия моего в истреблении советских граждан там было расстреляно 1500 человек, причем их них 300 советских граждан были привезены на расстрел из больницы для душевнобольных. Среди них были также старики, женщины и маленькие дети.

В течение мая м-ца 42 года, кроме двух случаев моего участия в расстрелах, о чем я выше показал, я как командир взвода обеспечивал охрану немецкой полиции «СД» и нес караульную службу у здания Гестапо.

В июне м-це 42 года в первую половину месяца я продолжал нести охранную службу немецких государственных учреждений, в том числе и карательных органов, затем был командирован как офицер полиции «СД» вместе со своими полицейскими в г. Минск для борьбы против советских партизан.

Я помню, что на вылавливание партизан мы ходили 27, 28 и 29 июня 42 года, но наши облавы не дали положительных результатов и мы не смогли выловить советских партизан".

 

Источник: «Уничтожить как можно больше...». Латвийские коллаборационистские формирования на территории Белоруссии, 1942–1944 гг. — М: Фонд «Историческая память», 2009.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...