Контекст

В 1991 г. со дна колодца на Волыни были подняты останки 67 трупов: их всех убили бандеровцы

 

Почетный сотрудник госбезопасности полковник А.С.Терещенко пишет:

23 декабря 1943 года в селе Грушвице (Волынская область) бандеровцами* были схвачены, замучены и вывезены по направлению к хутору Доброволька 15 жителей села, среди них Сергей Кулиш, Мария Вакулюк, Степанида Кузьмич, Евдокия Корнейчук, Любовь Корнейчук и другие. Пятнадцать жителей одного села — за одну ночь!

Еще один случай. Забрела как-то в Дядьковичи женщина из Ровно в надежде обменять часть нехитрого домашнего скарба на продукты в селе. И надо же ей было попасть на глаза местному «коменданту» Василию Слободюку-Юрбе. Он «конфисковал» вещи, посадил городскую пришелицу на телегу и отвез на злокозненный хутор, где раздел ее, изнасиловал, расстрелял несчастную, а затем тело бросил в колодец.

Там же оказался в тот день и местный аптекарь по имени Мыкола. «Подвиг» этот совершил уповец из Дядьковичей Владимир Кухар-Лукашук по кличке Сковорода. А через месяц такая же страшная участь ожидала и новую заведующую аптекой, двадцатидвухлетнюю украинку Елену Дертко.

В январе 1944 года зашли уповцы к крестьянину Константину Музычуку, проживавшему в селе Новоселки, и забрали с собой 16-летнего сына Адама.

 В ходе поиска сына следы привели отца, обуреваемого страшным предчувствием, опять же к колодцу. Свидетели видели, как его, окровавленного, тащили и бросили в колодец. Несчастный отец увидел только следы свежей крови на срубе криницы, но как ни вглядывался вглубь, как ни звал Адама, ничего не увидел, никого не услышал.

Со временем один из убийц Александр Грицюк по кличке Олько свидетельствовал:

«Виновны они (жертвы. — Авт.) или не виновны — это меня совсем не интересовало, и я никогда над этим не задумывался. Я знал лишь одно: что я обязан точно выполнить приказ коменданта СБ…

Мне Дуб (Николай Пальчевский — комендант 4-й надрайонной СБ, родом из с. Дермань) внушил, что, уничтожая порученных мне людей, я приношу пользу УПА, поэтому убийства я осуществлял безразлично, без всяких зазрений совести».

После освобождения Ровенщины от немецко-фашистских оккупантов делалось две попытки — в апреле и июне 1944 года — поднять останки людей из колодца на хуторе Доброволька, но оба раза не удалось практически ничего сделать. Во-первых, работы усложнялись невыносимым смрадом от разложившихся трупов. Люди, участвовавшие в эксгумации, задыхались даже в противогазах.

Во-вторых, колодец был забросан гранатами и минами, которые могли взорваться в любую минуту. Кроме того, оуновцы загатили криницу-«могилу» камнями, бревнами и землей. При второй попытке, правда, удалось поднять останки пяти жертв, простреленную пилотку, военную фуражку и кусок одежды.

Константин Музычук из Новоселок узнал в этом куске часть пиджака сына. Инженер-капитан Фомин, который руководил печальными работами, разрешил отцу взять этот кусок ткани в память о сыне, казненном бандеровцами.

И только летом 1991 года воины-саперы подняли из колодца Куровского останки всех 67 трупов.

Таких криниц-«могил», как криница Куровского, на западноукраинских землях было сотни.

*ОУН-УПА — запрещенная в России организация, прим. RuBaltic.Ru.


Источник: Терещенко А.С. СМЕРШ против бандеровцев. Война после войны. — М.: ЭКСМО, 2013

Обсуждение ()
Новости партнёров