История Украины

«Украинский народ за!»: почему присоединение Западной Украины в 1939 г. было легитимным

22 октября 1939 г. состоялись выборы депутатов в Украинское Народное Собрание. По официальным подсчетам, в выборах приняли участие 4 433 997 человек, т.е. 92,83% тех, кто имел право голоса.

«Каждый пятый не дожил до Победы»: как Украина пережила немецкую оккупацию

После захвата гитлеровской Германией территории Украины миллионы её граждан оказались в зоне оккупации. Им пришлось жить фактически в новом государстве. Оккупированные территории воспринимались как сырьевая база, а население как дешевая рабочая сила.

«На его теле не обнаружили увечий»: как советские спецслужбы устранили Степана Бандеру

15 октября 1959 года примерно в 15.00 мужчина, живший в доме № 7 по улице Крейттмейштрассе в Мюнхене, поднимался по лестнице в свою квартиру, находившуюся на втором этаже.

«Мы украинская полиция, привели жидов»: ад на земле в Бабьем Яре

Некоторые украинцы, рассчитывая, вероятно, на то, что им что-то достанется из еврейского имущества, еще до массовых расстрелов задерживали евреев, собирали их в одно место и затем передавали немецкой полиции.

Они шли на верную смерть: подвиг пожарных, прибывших первыми на Чернобыльскую АЭС после взрыва

25 сентября 1986 г. за мужество, героизм и самоотверженные действия, проявленные при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, Президиум Верховного Совета СССР присвоил звание Героя Советского Союза майору внутренней службы Л. П. Телятникову, лейтенантам внутренней службы В. Н. Кибенку (посмертно) и В. П. Правику (посмертно).

«В пять часов дня скомандовали: "Засыпать ямы!", — а из ям раздавались крики, стоны»: чудовищные страницы истории Украины

В последнее время на Украине все громче слышен хор голосов, поющих об ужасах «советской оккупации» Украины в годы Великой Отечественной войны. Ну что ж, бог им судья.

«Мама, зачем ты меня раздеваешь, на улице так холодно!..»: как немцы Украину от советской власти «освобождали»

Силой я был оторван от жены и троих любимых детей в этот самый страшный час жизни. Из колонны мне удалось бежать. Крики, стон и плач потрясал воздух.

«Русский не имеет права болеть»: Сырецкий концлагерь смерти в Киеве

— Русский не имеет права болеть, — не раз твердили и Радомский, и его заместитель, которого мы знали по кличке «Рыжий». Массовые расстрелы больных, которые производились на глазах у всех заключенных, должны были отбить охоту болеть. Но каторжный труд и голодный паек делали свое дело: люди гибли, как мухи.

Яков Палий — последний нацист Третьего рейха

В ходе следствия выяснилось, что Палий вовсе не был обычным мирным жителем. На самом деле еще в 1943 году его завербовали на территории Польши.

«Пока в лесу продолжалась резня, украинцы на телегах подъезжали к польским домам и забирали все»: Волынская трагедия

Это было в воскресенье, люди собирались идти в костел, некоторые уже вышли из дома. Утром в село пришла группа украинских мужчин: полицейских и гражданских.

Папу убили, маму тоже. Я пряталась под их телами: Волынская трагедия

Когда пришла наша очередь, родители молчали. Я все время сидела в платке, судорожно впиваясь в спину мамы… Люди, стоящие непосредственно перед нами начали падать на землю, грохот выстрелов стал оглушительным... Пули начали свистеть рядом с нами...

Конвоиры «истекали» припрятанной под форму куриной кровью: как советская разведка колола бандеровцев

Метод легендированного допроса активно применялся при розыске главарей националистического подполья.

«Били моих близких лопатой, кололи их вилами...»: воспоминания выжившей в Волынской резне

Я умоляла Бога, чтобы это был только сон. Но это был не сон. Это была реальность.

Как советские спецслужбы бандеровцев раскалывали: «Убивайте меня, я все равно вам ничего не скажу». Через день он выдал всех

В процессе этой операции в селе Глинна был задержан бандит «Муха», Дыдик Дмитрий, он в числе группы в 4 человека прорывался через наше оцепление,  двое из них были убиты, один тяжело ранен, «Муха» расстрелял все патроны по нашим бойцам, двоих бойцов ранил

Почему культ страдания сыграл с украинской литературой злую шутку (часть 2)

В предыдущей статье мы выяснили, что образ Тараса Шевченко — святого страдальца — стал неким эталоном, путеводной звездой для последующих поколений авторов.