Контекст

«Сожженные заживо»: уничтожение Коцели и Заречья палачами Хатыни

0  

Уничтожение Хатыни в марте 1943 г. происходило по сценарию, которой апробировали месяцем ранее в деревне Заречье (Минская область).  Людей разделили на две группы. Одной группе сообщили, что их ждет депортация, после чего согнали в амбар и сожгли заживо. Согласно показаниям на суде по делу о военнослужащих 118-го украинского батальона охранной полиции, которые сожгли Хатынь, в деревне Коцели во время операции было убито четверо, в Заречье десятеро, шестерых из которых сожгли в их собственных домах. Всего в Заречье было сожжено 30 домов.

Как и в деле о Хмелевицах, местные жители показали, что жертв было больше: «Участники карательной операции вошли в деревни Коцели и Заречье. После этого карательный отряд поджег дома нашей деревни Заречье. Я видел, как выстрелом в живот убили моего соседа. Двое участников карательной операции ограбили их дом, а третий убил мать моего соседа, выстрелив ей из винтовки в голову. Я выпрыгнул из окна и побежал, но вторым выстрелом тот же участник карательной операции ранил меня в руку и смертельно ранил выстрелом в грудь мою мать Марию Геину, которая скончалась несколько минут спустя.

В деревне Заречье сожгли около половины всех домов и застрелили не меньше 30 местных жителей». (Операцию возглавляли Вёльке и Васюра — палач Хатыни.)

«По приказу Васюры мы напали на партизан. Я видел, как он отдавал приказы перед нападением и командовал ротами и взводами, распоряжался, где установить орудия, минометы и стационарные пулеметы. Во время атаки по приказу командира второго взвода Ильчука был подожжен амбар, из которого вели огонь партизаны». «По приказу Васюры все участники карательной операции открыли огонь по деревне Заречье, по партизанам и местным жителям из всего оружия, что было в нашем распоряжении. В результате сгорело много домов и погибло несколько человек… Некоторые дома сгорели во время обстрела, остальные подожгли участники карательной операции. Все дома обыскали, и все имущество было изъято… Исполняя приказ, мы убили двоих людей, которые пытались сбежать из деревни».

Вместе с немцами украинские полицаи 118-го батальона охранной полиции собрали людей из деревни Осовы и сожгли их в местной школе. 

7 марта 1943 года в Борово 118-й батальон охранной полиции убил двоих местных жителей Петро Мелешко и Ивана Христовского, которых обвинили в том, что они делали сапоги и приклады винтовок для партизан. Их имущество и скот были конфискованы.


Источник: Пер Андерс Рудлинг. Террор и коллаборационизм во время Второй мировой войны: случай 118-го батальона охранной полиции в оккупированной Белоруссии // Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры – 2016 – № 



Читайте также
5 «иуд» Великой Отечественной войны
29 марта
Ни один разговор про коллаборационистов не обходится без упоминания этого имени. Оно стало нарицательным еще в войну — власовцами называли бывших советских граждан, вступивших в так называемую Русскую освободительную армию и воевавших на стороне Гитлера.
«Поставят у края ямы — и в упор. Остальные смотрят»: детские воспоминания о нацистской оккупации
3 апреля
В рамках «борьбы с партизанами» немецкие каратели уничтожали целые семьи. Рассказы детей, чудом уцелевших в ходе этих бесчеловечных акций.
«Мой сын успел спросить: «А жива ли мама?», — и тут же скончался»: воспоминание единственного выжившего при трагедии в Хатыни
22 марта
Ст. следователь следотдела КГБ при СМ БССР капитан Мурашко допросил в качестве свидетеля Каминского Иосифа Иосифовича, 1887 года рождения, уроженца дер. Гани Логойского района Минской области, из крестьян, белоруса, гр-на СССР, беспартийного, малограмотного, несудимого, женатого, пенсионера.
Они всегда негативно относились к России: блокадница о странах Прибалтики
1 апреля
Интервью с заместителем председателя Совета ветеранов войны и труда Балтийского района Калининграда Людмилой Боровковой.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...