Контекст

«Боялся ли я бандеровцев? А кто их не боялся! Они тебя заколют, да и всё»: из жизни западноукраинского села в 1950-е гг.

 

Шрамко Евгений Филимонович, бывший после войны председателем колхоза в селе Копылье (Волынская область), вспоминал:

После войны бандеровцы в село тайно ходили. Нападали на активистов. Но и простым людям доставалось. Бо пришла советская власть, люди начинали новую жизнь, организовали «колгосп» (прим. — колхоз). Молодые хлопцы туда записывались, работали на больших тракторах с железными колесами. Их убили в поле во время работы... Почему убили? «А чего они пошли в «колгосп»?», вот и вся причина... 

Привезли девчат, учителей. Их тоже порезали... А «докторка»? Она ведь приехала людей лечить, кому мешала? У этих одна песня — «А чого она приехала с того сходу (восток) сюда на захид (запад) мешать тут нам агитацию проводить!». И ее постреляли. 

После еще прислали девчат... Так уже те девчата на квартире не ночевали, прятались ночью в погребах, чтоб их не нашли. Вот ведь до чего дошло. С конца войны до 55-го от них житья не было — целых десять лет!

Боялся ли я бандеровцев? А кто их не боялся! Оружия ведь поначалу никакого не имелось. Как быть? Они ножами тебе заколют, да и все. Потом даже призыв дали, що бритвы, ножи и косы потребно брать на поля. Такое тогда оружие было. 

Милиция появилась уже во время войны, в 44-м. И опосля она никуда не исчезла. Що ж ты думаешь, их милиция словит? Они же ночью ходили. А милиционер — он тоже человек... Ежели его словили, то словили. И милиционера забьют як хотят. Бывало и так... 

Председателей били. Правда, в других селах, у нас-то не. Мене хотели убить. За що? Да все за то же — що главой «колгоспа» пошел. Приходилось ховаться. То в одном месте ночевал, то в другом... Такая была у меня жизнь. Они как-то раз на мене засаду сделали. Хорошо, одна жинка вышла, начала там тарахтеть, вспугнула их. Так що я ушел, а они остались. То мене уже видали оружие, револьвер, поэтому я беспечно ходил. Года три или четыре я его таскал. Потом поехал в Москву на выставку, да занес и сдал его, якобы больше не треба. Да и на самом деле он мне больше не понадобился.

УПА-ОУН, запрещенная в России экстремистская организация — прим. RuBaltic.Ru

Источник: Смоляков С.Н. Я дрался с бандеровцами. — М.: Яуза, 2017

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Обсуждение ()
Новости партнёров