Контекст

«Немцы подходили и включали газ»: Сырецкий концлагерь в Киеве

0  
Источник изображения: Сырецкий концлагерь. Трупы, вырытые из ям. 1943 г. // ЦДКФФАУ, од. зб. 0-4232.

Воспоминания бывшего заключенного Сырецкого концлагеря В. Давыдова, помещенные на выставке «Комсомол и молодежь Советской Украины в Отечественной войне» в Историческом музее г. Киева [1945 г.]

Я был партизаном. Всего два раза мне удалось перевезти медикаменты. В третий мой приезд в Киев в марте 1943 г. меня задержал на Евбазе тот же Жорж Пузенко и отвел в полицейское управление (Короленко, 15). Я там провел 9 суток. Я перенес там пытки, побои, издевательства, мне выбили там два зуба. Меня обвиняли в том, что я работник НКВД... На другой день нас, 11 человек, повезли в Сырецкий концлагерь. Перевозили нас в известной «душегубке», которая в данном случае была просто транспортом.

Начальник лагеря фон-Радомский со своим штатом, с овчарками, принял нас. Нас выстроили в шеренгу, проверили по списку. С нас сорвали лучшие вещи, каждого били палкой по голове, испытывая, кто из нас свалится от ударов. Потом начали лагерную «зарядку». 10 штатных бандитов гнали нас под беспрерывными ударами палок на протяжении километра. Команда все время менялась: «кругом, ложись, вставай, бегом, гусиным шагом (на корточках), рыбьим шагом (на животе)».

На утро нас распределили по работам. Я назвался плотником, и это меня спасло на первое время от страшнейших побоев. Обычно работы были непосильны, издевательски бесцельны, людей заставляли носить землю с места на место. На носилки насыпали по 8–10 пудов земли и заставляли носить бегом, при чем били лопатами и стреляли. Тут же убивали.

Иных и живыми закапывали в землю. Одному из таких закопанных живьем в землю Ефиму Вилкису удалось выбраться из-под земли и спастись. Впоследствии он удрал вместе с нами из Бабьего Яра.

Сейчас он находится в Киеве. Зачастую людей впрягали в каток человек 10–12 и били до тех пор, пока те не сдвигали каток с места. Часто приказывали заключенному взобраться на дерево, а двум другим — подпиливать это дерево. Вместе с деревом падал и погибал человек.

Всего в лагере было 2000 человек, в большинстве молодежь. Из них 500 женщин. Все питание было: 200 грамм просяного хлеба, 1 раз в день похлебка-баланда, 2 раза в день кофе. Во время ходьбы с работы на работу, на обед и с обеда нас заставляли петь украинские песни. И вот наша советская молодежь пела советские песни и этим выражала свой протест. Любимыми песнями были «Катюша» и «Тачанка».  

Только на 4-й день мы докопались до трупов и узнали, зачем нас привели сюда. Мы должны были откапывать и сжигать трупы убитых фашистами людей. С еврейского кладбища привезли памятники, на них накладывали рельсы и дрова, на дрова — ряд трупов. Все поливали нефтью. Потом снова — ряды дров и трупов. Получались огромные штабеля в 2–3 тысячи трупов. Все заливалось нефтью. Приезжал кто-нибудь из немецких начальников и длинным факелом поджигал эту гору трупов. Немцы спешили, потому что бои уже приближались к Киеву.

В этой адской обстановке мы провели месяц и 10 дней. Вскоре после начала раскопок к Бабьему Яру начали приезжать душегубки. Из них раздавались вопли и крики людей. Душегубка останавливалась недалеко от нас. Немцы подходили и включали газ. В машине слышны были сначала стуки, постепенно все умолкало. Немцы ходили вокруг машины, прислушиваясь. Через 15 минут, когда в машине было уже совершенно тихо, открывали настежь задние двери.

Мы видели там тела, совершенно голые, красные, еще потные, теплые. Тут были парни, девушки, дети, женщины с грудными детьми. Некоторые умирали группами, обнявшись. Тех, кто еще дышал, немцы пристреливали.

В душегубке помещалось человек 80. Однажды привезли в душегубке молодых красивых девушек с модными прическами. В последние дни душегубки стали прибывать все чаще и чаще, по десятку раз в день. Привозили людей в одежде, с документами, с различными вещами. Видно было, что немцы торопятся: слышна уже была артиллерийская стрельба.

Нас заставляли вытаскивать и сжигать эти трупы. К запаху разлагающихся трупов присоединялся запах жареного мяса. После сжигания оставались кости и драгоценности. Заключенных заставляли собирать золото. Число работающих увеличили до 300 — за счет мужчин, привозимых в душегубках. Нам было ясно, что с окончанием раскопок нас должны уничтожить. Все заключенные считали себя заживо погребенными. Наша охрана в официальных рапортах называла нас трупами. Лишь немногие из нас упорно надеялись на возможность побега.

В. ДАВЫДОВ (подпись)

ДАВЫДОВ Владимир Юрьевич, рожд. 1915 г. Состоял в комсомоле с 1932 г. Инженер. До войны работал на строительстве «Волгострой».

На обороте написано ручкой: «Нач. 1 уч-ка ОСМУ-2»

Источник: Бабий Яр: человек, власть, история

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...