Контекст

«Дот за дотом мы прорывали первую линию обороны»: как советские войска взломали линию Маннергейма

 

Воспоминания генерал-майора Филиппа Федоровича Алябушева*:

«Наконец был разработан детальный план решающей атаки. Планирование артиллерийского огня построили так, чтобы вконец запутать противника, учитывая опыт декабрьских боев. Тогда, во время переноса нашего артиллерийского огня в глубину оборонительной полосы, финны спокойно выходили из укреплений, занимали места в окопах и вели жестокий огонь по атакующей пехоте. Теперь мы решили прибегнуть к ложным переносам огня. Порядок артиллерийского огня был заранее разработан с точностью до минуты…

Незабываема ночь с 10 на 11 февраля. Никто в дивизии не спал. Шла окончательная подготовка к прорыву. Артиллерия, танки, пехота занимали свои места, согласно плану.

 Командный пункт дивизии перешел на другое, заранее подготовленное место (высота 54,2), ближе к огневым позициям. Связь там была уже готова.

К 8 часам все части заняли свои исходные рубежи и замаскировались так, что даже я с трудом мог обнаружить некоторые танки, хотя и знал о месте их пребывания.

На поле предстоящего боя не было никого.

В 9 часов 40 минут началась артиллерийская подготовка. Велась она классически. Тысячи снарядов полетели на головы врагов. Ни на одну минуту не прерывалась связь с командным пунктом. Два часа гремели орудия всех калибров, поднимая вверх груды земли. Осталось 20 минут до конца артиллерийской подготовки. Загудели моторы. Танки пошли вперед с исходного рубежа. Ровно в 12 часов они соединились с пехотой. За танками на бронесанях двинулись пехота и саперы со взрывчатыми веществами.

Враг думал только о своем спасении. Дезорганизованный ложными переносами огня, он потерял много людей убитыми и ранеными. А когда началась атака и наш огневой вал уже по-настоящему прикрывал пехоту, белофинны не решились вылезти из своих нор. Они боялись повторения внезапных огневых налетов.

Не прошло и получаса с начала атаки, а над центральным дотом высоты 65,5 уже развевалось наше знамя.

Остановить наши части теперь не смогла бы никакая сила. К концу дня почти без потерь взяты были и остальные железобетонные укрепления. Захваченные пленные заявили, что финны были ошеломлены внезапностью атаки.

В ночь с 11 на 12 февраля враг кое-где пытался перейти в контратаку. На некоторых участках было до десяти таких попыток. Но белофиннам уже не было спасения.

Дот за дотом мы прорывали первую линию обороны противника. Плохие дороги мешали быстрому продвижению наших войск. 15 февраля мы впервые применили танкодесантные операции. Прямо на танки с пулеметами и гранатами усаживалась пехота и громила врагов.

Финны отступали...»

*Генерал-майора Филипп Федорович Алябушев героически погибнет в перестрелке с немцами 25 июня 1941 г.



Источник: Бои в Финляндии. Воспоминания участников: 2 части. — М.: Воениздат, 1941.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Русские коварно ведут бой — нападают из засад, пробираются там, где пройти нельзя: немецкий военачальник о советских солдатах
6 февраля
Русский отбивается с большим упорством, контратакует. Его артиллерия особенно хороша. Пока пишу это письмо, слышу, как рвутся снаряды…
Немцы его пытали раскаленным железом, но он молчал: легендарный подпольщик Иван Кабушкин
4 февраля
В феврале 1943 года трагическая случайность оборвала работу, а затем и жизнь Ивана Кабушкина. Однажды он отправил в лес свою новую связную и ждал её возвращения.
Приговор Мелю – приговор Литве
5 февраля
Литовские судьи в феврале объявляют приговор по главному политическому процессу всего постсоветского периода.
У главы литовской ассоциации поисковиков провели обыск
4 февраля
Полицейские 1 февраля провели обыск у главы Литовской ассоциации военной истории «Забытые солдаты» Виктора Орлова.
Обсуждение ()
Новости партнёров