Контекст

Последний латышский дезертир: 50 лет прятался по лесам от советской власти и пришел в полицию в 1995 г.

 

Этот уникальный случай не имеет аналогов в мире и, наверное, достоин внимания режиссеров Голливуда. История о том, как 20-летний парень погубил свою жизнь, трусостью обрек себя на наказание, и вышел на волю из добровольного заточения лишь в 70 лет — в мае 1995 года, убедившись, что из Латвии выведены российские войска.

А в тот майский день 1995-го в полицейский участок Пелечской волости Прейльского района Латвии явился, будто призрак из прошлого, старик и заявил, что больше 50 лет скрывался, опасаясь наказания за дезертирство, совершенное в 1944 году. Это был Янис Пинупс.

Соседи по деревне Котлери считали его то ли погибшим, то ли пропавшим без вести. Родные о нем не говорили, никаких вестей от него не было. А на самом деле Янис скрывался рядом, да так тщательно, что все годы советской власти о нем никто ничего не знал.

И даже когда распался Советский Союз, и Латвия обрела независимость, Пинупс прятался, потому что в республике стояли российские войска, и он был убежден: если его найдут — посадят в тюрьму за дезертирство.

В августе 1994 российские войска были выведены из Латвии, но Янису понадобилось еще какое-то время, чтобы победить страх и убедиться в том, что ему ничего не грозит.

«Дома я появлялся только ночью», — признался Пинупс.

В полицейском участке его приняли сначала с подозрением, но потом вошли в положение. И Пинупс стал в тот момент своеобразным национальным героем. Но ненадолго. Очень скоро о нем забыли, потому что настоящими героями в Латвии считают не тех, кто прятался от советской власти, а тех, кто воевал с ней.

В советскую армию Яниса призвали в августе 1944 года. Попал на фронт, участвовал в двух боях. Получил контузию и, потеряв сознание, остался на поле боя. По его словам, очнувшись, увидел, что вокруг — никого. Решил вернуться домой.

Добирался несколько месяцев. Пришел в деревню Котлери 7 октября. Сообщил о себе лишь родным. Сначала прятался в лесу. Когда наступили холода, перебрался в хлев — там, прямо в навозе, вырыл землянку, в ней и жил.

В 1950 году перешел в старый дом своей семьи — та построила новый. Жил в нем, тщательно скрываясь от соседей. Помогал братьям в поле, ходил по грибы и ягоды.

Лет через 25 решил выйти из убежища — думал, что его забыли и вряд ли кто-то узнает. Но на автобусной остановке какой-то мужчина обратился к нему со словами: «Я тебя знаю, только имя забыл». Янис очень испугался и снова спрятался в своем семейном убежище.

В начале 1980-х рискнул пойти к врачу под вымышленным именем — растянул лодыжку, нужна была помощь хирурга. Пронесло.

После смерти братьев у него осталась сестра, которой было трудно смотреть за Янисом, а помочь-то ей по-настоящему он не мог.

Однажды, после того как выходил во двор колоть дрова, Веронику спросили, что за мужчина появился в ее хозяйстве. Пришлось что-то солгать. А для Яниса снова начались годы добровольного заточения.

Источник: оригинальная статья

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
«Дело людоедов»: во время войны немцы по ошибке сбросили в тайгу диверсантов. В итоге они начали есть друг друга
9 декабря 2019
18 февраля 1944 года группа диверсантов была сброшена в северной части Приуралья, но не в то место, куда планировалось. Возможно, что пилоту не хватило топлива на 300 км до расчетного квадрата, или он просчитался в условиях зимней ночи и встречного ветра.
Час расплаты: в России возбуждают дела против пособников нацистов в Прибалтике
9 декабря 2019
После длительного периода замалчивания советских лет в современной России начинают возбуждать уголовные дела по фактам зверств прибалтийских карателей. В Прибалтике новости о том, что их «герои» будут осуждены по всей строгости уголовного законодательства, вызывают истерику.
Иван образован: что поражало немцев, попавших в советский плен?
10 декабря 2019
В обращении военнослужащих вермахта с советскими военнопленными преобладала жестокость, вызванная не только идейными соображениями, но и возникшим в горячке войны чувством безнаказанности.
«Бандеровцы делали схроны в полях ржи, проходим, а они нам в спину стреляют»: как советские чекисты боролись с бандитизмом на Западной Украине
11 декабря 2019
Больше всего бандеровцев мы арестовывали в селах. Практически у каждого жителя в селе имелся большой подвал, из которого запасной выход вел за 100–200 метров от дома.
Обсуждение ()
Новости партнёров