Контекст

Сходились в рукопашную, заманивали немцев в ловушку: в августе 1944 г. советские войска вышли на границу с Германией

 

Наступила ночь на 17 августа 1944 г.  В темной бездне неба слышалось беспрерывное гудение наших и неприятельских самолетов, летевших в чужие тылы на бомбежку. А на земле было светло, как днем, от подвешенных вражеской авиацией ракет. Временами все же становилось темно, и тогда над позициями противника взлетали ракеты, и гитлеровцы принимались ошалело стрелять из автоматов, а то и пулеметов.

Враг явно нервничал, предчувствуя новый удар наступавших. А на нашей стороне было тихо: бойцы отдыхали перед атакой. Не спалось только командирам. Они поджидали возвращения разведчиков, отправившихся за «языками». На этот поиск возлагали большие надежды, так как полных и подробных данных об обороне противника на том пли ином участке не было, имелись лишь сведения, что здесь нашим войскам противостоят крупные силы, в том числе свежая 549-я пехотная дивизия. Разведчики, однако, возвращались без «языков»: противник был бдителен. Это ставило в довольно затруднительное положение наши части, изготовившиеся к нанесению удара.

И вдруг — удача. Вот как рассказал впоследствии об этом замполит 2-го батальона 297-го стрелкового полка Ф. А. Костин: «...Готовясь к прыжку в логово фашистского зверя, наш батальон в августе 1944 г. вышел на рубеж вдоль пограничной реки Шешупе. На противоположном берегу враг закрепился на заранее подготовленных позициях. Дело предстояло трудное, кровопролитное. Командиры голову ломали, пытаясь возможно точнее распознать систему вражеской обороны. Но противник был достаточно бдителен и осторожен, нам не удавалось ни «языка» захватить, ни обнаружить огневые точки наблюдением. И вот в одну из ночей батальонная разведка задержала в зоне нашей обороны литовского юношу Костуса Гликаса, который с риском для жизни сумел пробраться через боевые порядки противника... 

Он дал такие ценные сведения о противнике, о которых мы лишь мечтать могли. Он указал количество и расположение огневых точек, показал, где находятся доты и, что особенно ценно,— проходы в минных полях. Мы прошли по этим проходам, как по чистому полю, часть дотов обошли, блокировали, а те, что были в глубине, подавили огнем артиллерии. Говоря короче, мы выполнили боевую задачу с минимальными потерями. И этим во многом были обязаны Гликасу».

Наступление началось, как только перевалило за полночь. Огнем нашей артиллерии гитлеровцы были ошеломлены. Оставшиеся в живых неистово сопротивлялись. Немецкое командование бросало в контратаки группу за группой. Но ничто не могло остановить наступательного порыва наших войск.

Долго, очень долго ждали этого знаменательного момента все советские воины. Этот наказ стремились выполнить и воины 262-го стрелкового полка, и вся армия.

Немцы бросили против нее свой ближайший резерв и все огневые средства, обрушили с фланга пулеметный и артиллерийский огонь. Но рота, искусно маневрируя, ворвалась на огневые позиции артиллерийской батареи противника, в рукопашной схватке уничтожила орудийные расчеты и, продвинувшись на шесть километров, захватила еще три населенных пункта.

Тогда противник бросил против 1-го батальона 12 танков и до 300 солдат, большая часть которых наступала на роту Александра Дудкина. Однако пехота врага была отсечена от танков и после короткого боя отступила, понеся большие потери. Танки же были уничтожены нашей артиллерией.

Вот как описывалась эта схватка в нашей печати: «Пехотинцы довольно спокойно пропустили немецкие танки и занялись следовавшими за танками автоматчиками. Танки с ходу наскочили на наши батареи истребителей. Немецкие машины горели, по ним били с 50—100 метров. Кругом поваленные деревья, изрытая черная земля, растоптанные кусты, следы гусениц. Вот место, где три танка вырвались из смертельного кольца и понеслись, ломая деревья. Артиллеристы за ними. Настигли. Расстреляли».

Так 17 августа 1944 г. в 5 часов 30 минут подразделения 262-го стрелкового полка 184-й стрелковой дивизии, возглавляемые подполковником Юрковым, первыми в войсках 3-го Белорусского фронта, первыми в Красной Армии вышли на границу Восточной Пруссии в районе бывшей погранзаставы № 56.

В Восточной Пруссии (фронтовой выпуск № 11)

Источник: Навстречу победе: Боевой путь 5-й армии. Октябрь 1941 г. - август 1945 г. - М.: Наука. - 1970

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Советский летчик во время войны упал с высоты 3500 метров и выжил. Он полагал, что спустился на парашюте
19 августа
Бледные и испуганные однополчане глядели на него: парашют был опломбирован! Получается, что Мурзаев получил удар по голове частью обшивки самолета, а парашют не раскрыл.
Украинский полицай о Бабьем Яре: «Маленьких детей, которые не уходили с рук матери, расстреливали вместе с матерями»
18 августа
Из протокола допроса в «СМЕРШе» в качестве обвиняемого бывшего полицейского украинской полиции В. Покотило
40 лет прятался за печкой: последний «лесной брат» скрывался от советской власти до 1986 г.
19 августа
Большую часть времени «Тарзанас» прятался за печкой у приютившей его одинокой женщины Онуте Чинчикайте. На тропу войны он больше не ступал, а вся его «партизанская» деятельность сводилась лишь к тому, чтобы перебираться от одного хутора к другому.
Советские солдаты запускали ракеты одновременно с немецкими ракетчиками и вражеские самолеты не понимали, куда сбрасывать бомбы
17 августа
Потом он рассказал о способах борьбы с немецкими ракетчиками, которые применялись у него в полку. Ракетчиков было трудно ловить в лесу, поэтому делали просто: на болота и в разные самые глухие места засылали по ночам десяток наших ракетчиков
Обсуждение ()
Новости партнёров