Контекст

Как рижанин Рождество в Сахаре в 1933 г. отмечал

0  

В рижском еженедельнике «Для вас» в 1934 г. писали:

«Елка на посту Тагит…

Африка, пески, пустыня, и высоко на горе белый, затерянный пост. Последний. Дальше уже некуда идти …

Рождество в Африке! — просто не верится, что сегодня Рождественский сочельник, что где-то там за морем лежит снег, готовятся к елке…

Жарко. Пересыхают губы. В глазах песок.

Я пришел на пост Тагит с пополнением и должен был уже на следующий день возвратится обратно, но решил все-таки провести сочельник под крышей.

Зажечь елку, посидеть, вспомнить!

Да, елку…

Но откуда же в Сахаре елка?

Мы взяли верхушку пальмы, обрезали ее пирамидой и поставив в кадку, наполненную песком, торжественно водрузили на стол. В амбулатории был мобилизован весь запас пакетов с ватой, которой мы обложили кадку и посыпали «елку» снегом. Толстые свечки, разрезанные пополам, кое-как обмотанные проволокой, украсили ее.

Может быть, это странное зеленое сооружение и произвело бы забавное впечатление на постороннего человека, но поверьте, для нас,  затерянных на одиноком посту южной границы Алжира, это была настоящая елка, связывающая нас с остальным миром, в котором сейчас звенят колокола и зажигают свечи.

Вечером, разведя караулы и закрыв ворота, спустили флаг. В Сахаре не бывает сумерек: ночь наступает сразу, без предупреждения, и на неожиданно потемневшем небе вспыхивают яркие южные звезды.

Мы поставили нашу елку на наружную веранду. Зажгли. На столе бутылка коньяка и стаканы. Сидим молча. Не хочется говорить.

Каждый вспоминает свое, родное, и такое далекое, далекое…

Из темноты двора слышится чей то голос. Это один из легионеров, прислонившись к стене, напевает:

— О таненнбаум, о таненнбаум…

Немец, очевидно. Увидел наши огни и тоже вспомнил про родину…  Кто его знает? В легионе не спрашивают, как зовут человека, и откуда он пришел. В легион приходят только те люди, которым нечего терять.

Источник: Для вас – 1934 - № 52

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...