Контекст

В воду входили 25 тысяч воинов, до другого берега добирались не более 5–6 тысяч: как советские войска форсировали Днепр

 

23 сентября 1943 года с небольшого поселка Комарин началось освобождение Белоруссии от немцев. Для этого необходимо было форсировать Днепр. Нам сегодняшним трудно представить, что творилось в те дни на Днепре. Апокалипсис! Писатель Виктор Астафьев, тоже форсировавший реку, свидетельствовал: «Когда с одной стороны в Днепр входили 25 тысяч воинов, то на противоположном — выходили не более 5-6 тысяч».

Читаешь воспоминания фронтовиков, и кровь стынет в жилах. Иван Васильевич Ковалев тогда был сержантом, командиром минометного расчета 81-й стрелковой дивизии:

«Только мы спустили лодки на воду, как начался массированный артиллерийский обстрел, потом в небе появились немецкие самолеты. Из шести лодок переправилось только три. Две почти сразу полностью были разбиты прямым попаданием, третья лодка не доплыла до берега метров 15–20, снаряд ударил возле нее, и она перевернулась. Берег и воды Днепра были красными от крови. Самое страшное было то, что негде укрыться от непрекращающихся взрывов. Полная беспомощность: смотришь направо — лодка утонула, налево — плот разнесло, страх буквально сковывает тебя.

В момент переправы мы ясно осознавали: наша жизнь находится только в руках фортуны. Честно говоря, я не понимаю, как остался жив. Те, кто преодолели реку, отчаянно выскакивали на берег и старались как можно глубже закопаться в землю».

Форсирование Днепра шло одновременно на многих участках от Лоева до Запорожья. Историк-краевед Руслан Герасимов из райцентра Брагин рассказывает:

«После переправы ад продолжался. В нашем районе деревня Галки, например, за одну ночь 12 раз переходила из рук в руки. А первым освободили от немцев Комарин».

Из воспоминаний бывшего командира 360-го стрелкового полка Героя Советского Союза генерал-майора Н. Сташека, почетного гражданина Комарина:

«Темной ночью я был вызван на вспомогательный командный пункт армии и лично от командующего армией генерала Пухова Н.П. получил задачу: 

— В течение полутора-двух часов форсировать Десну и, не ввязываясь в бой с противником, стремительным броском к рассвету выйти к Днепру, форсировать его в районе Комарина и удерживать захваченный плацдарм до подхода главных сил. 

— Задача ясна — ответил я, — есть лишь один вопрос: где взять переправочные средства?

Командарм помрачнел. Видимо, он ожидал такого вопроса и поэтому ответил не задумываясь: 

— Средства переправы ищите у реки, у меня их нет.

<...> К сожалению, расстояние свыше 50 км до рассвета нам преодолеть не удалось. К этому времени к Днепру вышел только авангардный батальон под командованием заместителя командира полка подполковника Николая Михайловича Новикова. Противник встретил батальон артиллерийско-минометным и пулеметным огнем. Но несмотря на это батальон приступил к сооружению плотов из подручных средств и рыбацких лодок.

Выход основных сил полка к реке был для противника абсолютно неожиданным. Чувствовалось замешательство в его рядах. Воспользовавшись этим, главные силы полка форсировали реку на подручных средствах в трех-четырех километрах южнее авангардного батальона. Дружной внезапной атакой главные силы противника были уничтожены, и к наступлению темноты был захвачен районный центр Комарин.

<...> Вскоре противник опомнился и начал переходить в контратаку. Но полк не просто оборонялся, а в каждые сутки по нескольку раз атаковал, хотя запасы боеприпасов с каждым часом уменьшались...

При нанесении очередной контратаки противнику удалось выйти в тыл второго батальона в районе размещения медицинского пункта. Фашисты бросились в яростную атаку, предвкушая легкую победу. Заметив приближение фашистов, командир санитарного взвода мл. лейтенант медицинской службы Иван Данилович Фионов подал команду "в ружье". Раненые, даже те, кто не мог передвигаться, но мог хотя бы одной рукой держать оружие, заняли круговую оборону и встретили противника организованным ружейно-пулеметным огнем... Когда боеприпасы были на исходе, т. Фионов поднял бойцов в атаку. Она была настолько неожиданной для противника, что он опешил, фашисты растерялись и начали отступать. Раненые пробили себе путь и отошли в тыл. Сам товарищ Фионов получил тяжелое ранение в живот, но до последней минуты управлял боем».

Героическое форсирование Днепра, 1943. Путь на Киев открыт. Сборник кинодокументов и кинохроники

Источник: оригинальная статья



Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Обсуждение ()
Новости партнёров