Контекст

«Тела в одном месте, а головы в другом конце двора»: Каунасский погром

0  

Захарий Грузин, прошедший через все ужасы Каунасского гетто и концлагеря Дахау, пишет:

«23 июня Советские войска оставили Каунас. Город оказался в руках «партизан». Не ожидая прихода немцев, по радио было объявлено о создании Временного литовского правительства, а также оглашено решение Фронта активистов Литвы об освобождении страны от еврейского населения. Они обвинили евреев в организации и участии в депортации литовских семей в Сибирь!..

23–го с утра деятельность «партизан» еще была направлена на охрану мостов и административных зданий, но к вечеру, после того как шовинистически настроенные элементы стали доказывать, что за депортацию евреи должны быть немедленно наказаны, что они должны держать ответ за содеянное, «партизанам» нашли другое, более важное применение. Начались погромы. С этого дня судьба каждого еврея зависела только от настроения и желания «партизан» и их добровольных помощников.

Они могли на свое усмотрение делать все, что хотели — отправить в штаб, на один из фортов города, пристрелить или зарубить человека и членов его семьи топором, или убить лопатой на месте.

Немцы в то время еще не имели приказа об истреблении еврейского населения. В погромах они тогда не участвовали, но литовские националисты и примкнувшие к ним криминальные элементы в таком приказе не нуждались. Безучастие тогдашнего временного правительства, отсутствие строгого запрета на организацию погромов послужило сигналом к безнаказанности самовольных действий.

Никто не запрещал убивать, грабить, захватывать квартиры. И церковь не стала препятствовать бандитам. Немцам не надо было организовывать погромы, за них все выполняли местные националисты и уголовники.

Погромщики делали свое дело не только в городах, но и по всей Литве. Многие тысячи евреев, пойманные на дорогах, ведущих к Латвийской или Белорусской границам, были ограблены и расстреляны на месте. То же самое происходило и в других прибалтийских республиках.

В Каунасе евреев, схваченных на улицах или арестованных дома, сначала отправляли в заранее намеченные места сбора: в духовную семинарию, милицейские участки, превращенные в штабы, в городской карьер для добычи гравия или в тюрьму. Оттуда их переправляли на VII форт.

События тех дней описаны в книге бывшего узника Каунасского гетто, известного еврейского писателя Иосифа Гара «Гибель евреев Каунаса», которая посвящена его погибшей в гетто малолетней дочери. Вот что мы можем там прочитать:

«…Погромщики врывались в еврейские дома, вооруженные лопатами, топорами, ножами, стрелковым оружием. Некоторые бандиты расстреливали людей разрывными пулями «дум–дум». Убивали всех, кого находили. Зверствовали.

Некоторые тела были найдены без голов, тела в одном месте, а головы в другом конце двора или комнаты…

…недалеко от моста через реку Нерис вооруженные бандиты задержали группу из 25 человек. Их заставили танцевать, петь советские и религиозные еврейские песни, потом по команде заставляли ложиться и вставать. Изверги охотно созывали прохожих полюбоваться зрелищем. Когда их жертвы падали от усталости они их обливали водой и продолжали издеваться. Таким образом люди были окончательно замучены. Потом их принудили стать на колени и убили всех выстрелами в затылок. Впоследствии снимок этой экзекуции появился в одном из немецких журналов с надписью: «Так освобожденные народы Восточной Европы мстят своим врагам...»

Источник: Грузин З. Judenfrei // «Спектр» — 2001 — № 6

Читайте также
«Не убивайте меня, я ведь еще ребенок!»: 1941 г. глазами немецких солдат
20 июня
«Красноармейцев брать в плен лишь в исключительных случаях, другими словами, если нет другого выхода. А в остальных случаях их необходимо расстреливать, то же самое распространяется и на военнослужащих женщин».
«Какое пиво?! Война началась!»: фронтовик Юрий Никулин — о 22 июня 1941 г.
22 июня
Что такое? Все говорят о войне, а мы спокойно идем за пивом. На станции увидели людей с растерянными лицами, стоявших около столба с громкоговорителем. Они слушали выступление Молотова.
Почему СССР оказался не готов к войне 22 июня 1941 года?
22 июня
В романе Валентина Пикуля «Честь имею» два ветерана Первой мировой обсуждают неизбежность войны с Германией, действие происходит в 1940 году.
Русофобия националистов Латвии лишила работы местную молодежь
22 июня
Национальное объединение ВЛ/ОС-ДННЛ продвигает закон, запрещающий латвийским работодателям требовать при приеме на работу знания русского языка.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...