Контекст

«Немощных стариков и больных мы расстреливали прямо в постели»: деятельность латышских полицаев в Белоруссии во время войны

 

На Ваш суд выносятся документальные свидетельства, рассказывающие о том, как «бравые» латышские солдаты «защищали» независимость своей Родины в Белоруссии:

Протокол допроса бывшего сотрудника «СД» латыша  Альберта Конрадса

от 25 декабря 1944 года

— Дайте подробные показания о Вашей карательной деятельности по Белоруссии

— Уже на второй день по прибытии моем в Минск я был направлен в «гетто» для доставки евреев к месту их казни, которое находилось в лесу, в пятнадцати километрах за городом по Смоленскому шоссе.  

Лично я был прикреплен к двум немцам из полиции «СД», сержантам ШМИДЕЛЬ и ГЕНЕРТС. Оба они были из Германии, штурмовики, члены национал-социалистической партии Германии. С этими штурмовиками я проводил «акции» по «гетто». Мы брали евреев из квартир, сгоняли их целыми семьями на площадь, здесь — в «гетто», а затем отправляли их на грузовиках к месту казни в лес. Там мы их в массовом количестве расстреливали. 

Помню, были случаи, когда на квартирах мы заставали немощных стариков или совершенно больных людей. Тогда мы их расстреливали здесь же в постелях. Остальных членов семьи, в том числе женщин, детей и стариков, гнали на площадь, насильно загоняли их там в грузовики и отправляли в лес на расстрел.

По пути мы избивали людей, которых вели на расстрел. Лично я бил прикладом винтовки, а ШМИДЕЛЬ и ГЕНЕРТС — плетью.

Мое участие в таком массовом уничтожении евреев в Минске продолжалось более месяца. Затем в моей «работе» наступил некоторый перерыв. Примерно к ноябрю мес. 1942 г. в г. Минск стали прибывать евреи из Франции, Румынии, Польши, Германии, Австрии и других стран Европы.

К этому времени немцы доставили к месту казни специальную газовую камеру, представляющую собой обыкновенную автомашину с железным кузовом. Запертые в этой машине люди умерщвлялись путем действия отработанных газов, причем эта машина стояла на месте, а мотор работал на холостом ходу. 

Лично я участвовал в посадке евреев из эшелона на грузовики, сопровождал их к месту нахождения газовой камеры и насильно загонял в кузов камеры. Многие отказывались пройти в камеру, мы применяли силу. Я действовал прикладом винтовки, а немцы били их специальными плетьми. Наполнив газовую камеру 50–60 человеками, среди которых были женщины, дети и старики, мы закрывали герметически дверь и пускали в действие мотор. Отработанные газы проникали в кузов камеры и находившиеся в ней люди через 10–15 минут умерщвлялись. Трупы их мы, при помощи специальной команды из арестованных, сбрасывали в заранее заготовленные рвы. Заполненные трупами рвы потом засыпали землей, а арестованные, привлеченные к этой работе, расстреливались.

Это массовое уничтожение евреев продолжалось около 2-х месяцев, пока не наступили сильные морозы. Я также участвовал в расстрелах советских людей разной национальности весной и летом 1943 года. Весной 1943 года, когда в г. Минске партизаны убили офицера гестапо, а летом, когда был убит областной комиссар Белоруссии КУГЕ. В обоих случаях мы расстреляли несколько сот человек, по преимуществу арестованных за антигерманскую деятельность, партизан и евреев из «гетто».

— Какую другую карательную деятельность вы проводили в Минске?

— В 1942–1943 гг. в промежутках между массовыми уничтожениями евреев в Минске я направлялся в карательные экспедиции против партизан. На такие экспедиции я выезжал в гор. Слуцк, Лугайск и др. населенные пункты, названия которых забыл. Помимо того я участвовал в «акциях» по уничтожению евреев, находившихся в слуцком «гетто». Я сгонял евреев с квартир на местную площадь, аналогично тому, как это делалось в Минске, сажал их на грузовики, на которых они доставлялись к месту массового расстрела. В Слуцке при моем активном участии было умерщвлено несколько тысяч евреев. Затем слуцкое «гетто» было нами сожжено. Я также неоднократно участвовал в боевых действиях против партизан, в которых убитые и раненые с их стороны были.

Протокол допроса мне зачитан вслух в переводе на латышский язык следователем, записано с моих слов верно, в чем и расписываюсь:

Н. КОНРАДС

ДОПРОСИЛ: НАЧАЛЬНИК СЛЕДОТДЕЛА ВО НКГБ РИЖ. БАССЕЙН

Ст. лейтенант Госбезопасности […]

Дедушка троллит латышских нацистов. День легионеров вафен СС. Рига

Источник: «Уничтожить как можно больше...». Латвийские коллаборационистские формирования на территории Белоруссии, 1942–1944 гг. — М: Фонд «Историческая память», 2009.



Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
«О, русс партизан, гут, гут!» — так немцы отреагировали на поднявшего руки вверх чемпиона СССР по боксу. Скоро они пожалели об этом
13 ноября 2020
Он сразу ориентируется: бьет одному по челюсти, бьет второму по челюсти. Они падают, он вырывает гранату из кармана и швыряет ее в дзот.
«Я не могу понять, как русский смог собрать столько войск и техники, чтобы поставить нас в такое положение»: из писем немцев из-под Сталинграда
19 ноября 2020
Первоначальный тон писем немецких солдат из-под Сталинграда был бравый. Немецкая армия, несмотря на большие потери, продвигалась вперед. Казалось, еще немного — и город на Волге падет.
«Немцы очень быстро узнали о приходе сибиряков, вернее, почувствовали его на себе»: контрнаступление советских войск под Москвой
16 ноября 2020
Сибиряки ударили по немцу с ходу. Пехотинцы, разведчики, артиллеристы, они влили в ряды защитников Москвы свежую сибирскую мощь. Заскрипели лыжи, привезенные из родной тайги. Заработали таежные охотники-следопыты.
«Гамак» над костром: как бандеровцы казнили советских партизан
24 ноября 2020
На куске сетки-рабицы, подвешенной стальными тросами за толстый сук вековой сосны, лежало обгорелое тело человека. Трудно было выяснить его возраст. Труп был весь черный, скукоженный и находился в неестественной позе. Было одно ясно — это мужчина. Ноги и руки несчастного были связаны колючей проволокой.
Обсуждение ()
Новости партнёров