Контекст

В 1938 году Константин Симонов написал стихотворение о боях за Кенигсберг. Через 7 лет это стало реальностью

 

У Константина Симонова есть стихотворение «Однополчане», в котором есть такие строки:

[...] Под Кенигсбергом на рассвете
Мы будем ранены вдвоем,
Отбудем месяц в лазарете,
И выживем, и в бой пойдем.

Святая ярость наступленья,
Боев жестокая страда
Завяжут наше поколенье
В железный узел, навсегда.

Интересно, что написаны они были не весной 1945-го, когда войска 3-го Белорусского фронта брали столицу Восточной Пруссии, и даже не после Великой Отечественной войны, а за три года до ее начала — в 1938-м. Сам писатель упоминал об этом стихотворении в своем дневнике:

«В конце концов, именно так оно и вышло. Но в июне сорок первого дистанция до этого упомянутого в стихах Кенигсберга пока что с каждым днем все увеличивалась. Реальность, отраженная в моем военном дневнике, была куда суровей моих предвоенных поэтических прогнозов».

Источник: ТГ «Красный фронтовик»

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
«Перед нами встали казаки. Это черти, а не солдаты. И кони у них стальные»: рукопашная кубанских казаков с немецкими танками
26 января
«Перед нами встали какие-то казаки. Это черти, а не солдаты. И кони у них стальные. Живым отсюда не выбраться…», — написал немецкий солдат пророческие слова в своем дневнике.
«Я видел ребенка, которому с какой-то "научной" целью вставили чужой кусок тела»: из воспоминаний советских военных, освобождавших Освенцим
27 января
В лагере имеется детский барак. Когда мы зашли туда, мои нервы больше не выдержали, у меня сперло дыхание и слезы меня начали душить. Туда свели еврейских детей разных возрастов (близнецов). На них, как на кроликах, производили какие-то эксперименты.
«Меня выволокли из блиндажа, и в него тут же угодил снаряд»: воспоминания Юрия Никулина о прорыве блокады Ленинграда
27 января
Была продолжительная артиллерийская подготовка. Двадцать градусов мороза, но снег весь сплавился и покрылся черной копотью. Многие деревья стояли с расщепленными стволами. Когда артподготовка закончилась, пехота пошла в наступление.
«Как на литовском называется Мемель?»: в 1944 г. Сталин подарил Литве Клайпеду, никаких юридических договоров о передаче составлено не было
28 января
Отсутствие юридически оформленного акта о передаче этих земель Литве признал в свое время и президент Литвы А. Бразаускас. Он заявил в 1990 г., и это заявление было опубликовано в газете "Советская Литва" 8 марта того же года, что "после войны нет официальных документов о присоединении Клайпедского края к территории Литвы…"
Обсуждение ()
Новости партнёров