Контекст

Гитлер дал приказ удержать город любой ценой, но советские войска взяли его за сутки: 28 июля 1944 г. был освобожден Брест

«Если в 1941 году небольшая горстка наших воинов длительное время удерживала крепость, отражая натиск во много раз превосходящего противника, то теперь, в 1944 году, значительные силы немецких войск при наличии большого количества оружия и боевой техники, несмотря на строжайший приказ фюрера удерживать укрепленный район любой ценой, не могли удержаться здесь и двое суток», — писал в своих воспоминаниях генерал-лейтенант Иван Иванович Бойков об освобождении Бреста 28 июля 1941 г.

Освобождение Бреста стало частью Люблинско-Брестской операции, которая проходила с 18 июля по 2 августа 1944 года. Её осуществили войска I Белорусского фронта под командованием Маршала Советского Союза Константина Рокоссовского. План операции был утвержден Верховным Главнокомандующим 7 июля 1944 года, а 18 июля 1944 года залпы орудий возвестили об ее начале.

Немцы создали в районе Бреста мощный глубоко эшелонированный укрепленный район, насыщенный дотами, дзотами и другими укреплениями долговременной и полевой фортификации, связанными между собой ходами сообщения. Это была хорошо организованная оборона, прикрытая минными полями и проволочными заграждениями. Все дороги, ведущие в город с северо-востока, были заминированы. В систему обороны были включены и форты Брестской крепости.

Из воспоминаний рядового Алексея Степановича Завальнева: «Бои за город были нелегкими — за этот рубеж немцы сражались отчаянно. Из нашей 130-й стрелковой дивизии 28-й армии 1-го Белорусского фронта погибло 400 человек. Где-то 26 июля поступил приказ совершить марш-бросок в район Бреста. За ночь прошли от Кобрина до деревни Ковердяки, что с севера. Мы знали, что под городом шли бои. Остановились на рассвете, замаскировались, поели. Вскоре немцы перешли в наступление, двинули со стороны Лесной — я в перископ это хорошо видел. Но форсировать речку фашисты не решились, ждали чего-то. Вскоре мы поняли, чего. Танков! Машины некоторое время искали место, где бы пересечь реку, но тут мы открыли огонь и один танк подожгли. А наше командование вызвало подкрепление в виде катюш. Катюши — это страшно, скажу я вам. Когда снаряды летят, за ними пламя тянется метра полтора. Немцам такой копоти наподдали, что больше они наступать не решились. Перед нашим дивизионом стояла еще одна задача — перекрыть дороги из Высокого и Каменца, чтобы отрезать подход подкрепления. И мы никого не пропустили. А 28 июля утром я увидел в подзорную трубу, как над Брестской крепостью поднялось красное знамя — форпост был взят».

Старший лейтенант, командир разведроты 48-й гвардейской стрелковой дивизии 28-й армии Дмитрий Неустроев хорошо запомнил 28 июля 1944 г.: «Наступление, а затем и штурм Бреста и Брестской крепости запомнились мне на всю жизнь. Это были жаркие и незабываемые дни… Когда мы вошли в город, то на его месте нашли огромное пепелище. На месте домов торчали почерневшие трубы, как мрачные кресты на огромном кладбище гитлеровцев. Улицы были усеяны немецкими трупами, забиты изуродованными танками, артиллерией и миномётами…»

Войскам фронта, участвовавшим в освобождении города и крепости, была объявлена благодарность; восемнадцати соединениям и двадцати девяти частям, отличившимся в бою, присвоено наименование «Брестских», многие были отмечены орденами. Большая группа солдат, сержантов, офицеров и генералов, проявивших мужество и героизм при освобождении Бреста и крепости на Буге, была награждена орденами и медалями.

Освобождение героической Брестской крепости (Июль 1944 г.)

Источник: Вечерний Брест; Бойков И.И. На Брестском направлении // Буг в огне. — Минск: «Беларусь», 1965

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram!

Новости партнёров
×