Контекст

«Центральная улица забита телами наших пленных, их расстреляли, когда поняли, что не успеют вывести»: 75 лет назад советские войска освободили Данциг

 

30 марта войска Красной Армии полностью овладели портом и городом Данциг (ныне Гданьск). Остатки вражеских войск были отброшены в заболоченное устье Вислы, где через некоторое время — пленены. В итоге боев за Данциг немецкая армия лишилась многочисленной, хорошо вооруженной группы войск. Она потеряла важнейший порт, первоклассную военно-морскую базу и крепость на Балтийском море. Разгром данцигской группировки противника, изгнание немцев из города и крепости Данциг стали серьезным успехом советских войск.

Представляем на ваш суд воспоминания участников штурма Данцига.

Связист Склянников М.З.:

«А после Сопота наша дивизия штурмовала Данциг. Позже нам рассказывали, что командующий фронтом Рокоссовский предъявил ультиматум гарнизону Данцига с требованием сложить оружие, но немцы ответили: "Данциг не сдадим. Защищать город будут все — армия, старики, женщины и дети"…

Начался ближний бой, в отворотах траншеи мы стреляли в упор. Появились у нас первые раненые и убитые. Я прихватил в плен одного немца, забрал у него новенький "парабеллум". Мы прорвались вперед от берега на расстояние примерно километр, как произошла неприятность. Осколок снаряда угодил в рацию, прямо в приемопередатчик, и рация вышла из строя. Старший лейтенант, командир группы, спросил, что можно сделать в такой ситуации. Ответили, что надо заменить рацию, но для этого необходимо вернуться на левый берег. Получив "добро", мы, погрузили раненых на катер, переправились на левый берег, заменили рацию и вернулись к пристани, откуда начиналось форсирование. Но нас остановили, сказали, что пока переправы не будет, мол, на правом берегу творится что-то непонятное… А потом мы узнали, что произошло. Штурмовая группа увлеклась продвижением вперед, этим воспользовались немцы и отсекли группу от пути отхода к берегу, окружив ее танками. Группа с боем прорвалась в цех химического завода, заняла там оборону, но была добита немцами в этом цеху.

Штурмовая группа оказалась обреченной, погибли все за исключением одного старшины, которому удалось незамеченным скрыться в бункере, набитом гражданскими поляками. Они дали ему цивильную одежду, он через развалины и подвалы пробрался к своим и рассказал об этой трагедии. Рассказал, как немцы добивали выстрелами в упор всех наших раненых бойцов… 

На следующий день мы уходили из Данцига. Шли мимо химзавода. И я увидел, как возле цеха в длинный ряд выложены трупы солдат из моей штурмовой группы. Их готовили к захоронению… И я понимал, что только случай спас мою жизнь… Не попади осколок в рацию, и мне бы пришлось лежать сейчас в этом ряду…». 

Воспоминания танкиста Захарова А.В.:

«В самом Данциге была каша, не поймешь, кто где. Город постоянно бомбят и обстреливают, народ туды-сюды. И когда бои вроде утихли, нас расположили в предместье в одном поместье. И как-то мы решили сходить в город. Наш помпотех, Чеботарев, я и другие ребята пошли по центральной улице, а она оказалась забита телами наших пленных. Горы людей, мы прямо по трупам шли… 

Их, видимо, гнали в порт, но когда поняли, что не успеют эвакуировать, с двух сторон улицы расстреляли… 

У них по карманам лежали записки с данными о себе, мы их собрали и сдали все в штаб».

Артиллерист Казацкер И.В.:

«К концу марта взяли Гдыню, а через два дня — Данциг В нём не осталось ни одного целого дома, так что ориентироваться в нём по плану было сложно, а поэтому батальон регулировщиц расставили на основных перекрёстках. Я видел разрушенные города, но Данциг состоял из одних развалин… В плен попали тысячи немецких солдат и офицеров, огромное количество вооружения и боеприпасов. Я получил приказ подобрать помещение для штаба полка, и мне пришлось изрядно побродить по городу.

С каждым часом появлялось всё больше и больше гражданских лиц, которые выбирались из бомбоубежищ, промышленных подвалов, из-под завалов домов и даже мостов. Все грязные, голодные, напуганные. Большинство женщины с детьми и дети без родителей, но были и мужчины старше среднего возраста...».

Сапер Свердлов Л. С.:

«В сорок пятом никто пленных уже не трогал… Только поляки из Войска Польского продолжали бесчинствовать без разбора. И когда, в том же Данциге, поляки, ни с кем не церемонились, пленных расстреливали и на наших глазах выбрасывали гражданских немцев из окон с верхних этажей зданий, мы сразу заступались, а поляки с возмущением кричали нам в ответ: "Кого вы жалеете!? Они же вашу страну всю разрушили!", а мы им говорили, что мы ведь не фашисты и нельзя уподобляться зверям...»

Освобождение Польши

Источник:  Я помню



Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Читайте также
Нацисты взлетали на воздух: как советские войска брали неприступные немецкие ДОТы
25 марта
Если учесть, что ДОТ могли взаимодействовать с огневыми точками, расположенными в каменных строениях , то можно себе представить, насколько мощной была оборона противника.
«На такой гуманизм, видимо, способны только русские»: немцы о советских солдатах
27 марта
«Уже прошло полдня, как пришли русские, а я еще жива». Эта фраза, с нескрываемым изумлением произнесенная немецкой старухой, была квинтэссенцией немецких страхов. Пропагандисты доктора Геббельса добились серьезных успехов: прихода русских население боялось порою даже больше, чем смерти.
Выкопать «душмана», пришить ему пальцы и поменять на пленного советского солдата: спецоперация разведки СССР в Афганистане
24 марта
Молодой хлопец из небольшой белорусской деревни Игорь Колос попал в плен к душманам по глупости, по своей собственной беспечности. Решив сбегать за сигаретами, он самовольно оставил часть и направился к близлежащему дукану.
«Черная оспа»: как советской власти удалось остановить эпидемию страшной болезни
26 марта
Тайная операция КГБ, милиции и медиков спасла людей от ужаса, который под Новый год привёз в столицу известный художник спортивных плакатов.  
Обсуждение ()
Новости партнёров