Контекст

«Умирать было не больно — обескровленные дети просто засыпали»: нацистские детские лагеря смерти в Белорусской ССР

0  

На Гомельщине, в деревне Красный Берег Жлобинского района во время войны фашисты создали сборный пункт для детей, которых насильно отнимали у родителей. У тех детей забирали кровь для раненых немецких офицеров. В краснобережский лагерь смерти узников свозили из нескольких районов тогдашней советской Белоруссии. Отбирали детей в возрасте от 8 до 14 лет. Большинство сюда попадавших были девочки. У них чаще всего встречались первая группа крови и положительный резус-фактор. 

Тети и дяди в белых халатах вели себя с жертвами без особой строгости, но кровь забирали у них до последней капли. Умирать было не больно — обескровленные дети просто засыпали, а тем, кто еще подавал признаки жизни, губы смазывали ядом — этакий своеобразный «жест гуманизма» со стороны бездушных палачей.

Здесь, в Красном Береге, был апробирован новый «научный» метод забора крови. Детей подвешивали под мышки, сжимали грудь. Для того чтобы кровь не сворачивалась, делали специальный укол. Кожа на ступнях отрезалась, или в них делались глубокие надрезы. Вся кровь стекала в герметичные ванночки. Тела ребятишек увозили и сжигали. Свой метод отбора крови гитлеровские врачи считали «гуманным». Иным детям «везло» больше — их отправляли донорами в Германию и там забирали у них кровь для раненых офицеров и солдат вермахта.

Из материалов Немецкого архива Белоруссии известно, что всего из этого лагеря фашисты вывезли 1990 детей. А вообще, по официальным данным, в годы Великой отечественной узниками детских концлагерей стали более 35 тыс. одних только белорусских детей.

При разборе кирпичной кладки разрушенной печи в одном из домов в освобожденном райцентре Лиозно, что в Витебской области, нашли письмо 15-летней девочки Кати Сусаниной. На конверте стоял адрес: «Действующая армия. Полевая почта №… Сусанину Петру». В Лиозно белорусская школьница находилась в рабстве у одного из знатных оккупантов, уже осваивающих новые, «приобретенные Великим рейхом» земли. 12 марта 1943 года, в день своего 15-летия, более не в силах терпеть издевательства, Катя покончила жизнь самоубийством. Письмо было опубликовано в «Комсомольской правде» еще 27 мая 1944 года.

«Дорогой папенька! Пишу тебе письмо с немецкой каторги. Когда ты, папенька, будешь читать это письмо, меня в живых уже не будет. Моя просьба к тебе, отец, покарай немецких кровопивцев. 

Это завещание твоей умирающей дочери. Несколько слов о матери. Когда вернешься, маму не ищи, ее расстреляли немцы. Когда допытывались о тебе, офицер бил ее плеткой по лицу. Мама не стерпела и гордо сказала, вот ее последние слова: " Вы не запугаете меня битьем. Я уверена, что муж вернется и вышвырнет вас, подлых захватчиков, вон».

 И офицер выстрелил маме в рот. Дорогой папенька, мне сегодня исполнилось 15 лет. Если бы сейчас встретил меня, то не узнал бы свою дочь. Я стала очень худенькой. Мои глаза впали, косички мне остригли наголо, руки высохли, похожи на грабли. Когда я кашляю, изо рта идет кровь. Мне отбили легкие. А помнишь, папа, два года тому назад мне исполнилось 13, какие хорошие были именины. Ты мне тогда сказал: "Расти, доченька, на радость большой". Играл патефон, подруги поздравляли меня с днем рождения, и мы пели нашу любимую пионерскую песню. А теперь, когда я взгляну на себя в зеркало, — платье рваное, номер, как у преступника, сама худая, как скелет, и соленые слезы в глазах. Что толку, что мне исполнилось 15 лет. Я никому не нужна. Здесь многие люди никому не нужны. Бродят, затравленные голодными овчарками. Я работаю рабыней у немца Ширлина, работаю прачкой, стираю белье, мою полы.

 Работы много, а кушать два раза в день, в корыте с Розой и Кларой. Так хозяйка зовет свиней. Так приказал барон. «Русы были и есть свиньи». Я боюсь Клары, это большая жадная свинья. Она мне один раз чуть палец не откусила, когда я доставала из корыта картошку. Живу в сарае.

 В комнаты мне входить нельзя. Один раз горничная полька Юзефа дала мне кусочек хлеба. Хозяйка увидела и долго била Юзефу плеткой по голове и спине. Два раза я убегала. Меня находил их дворник. Тогда сам барон срывал с меня платье и бил ногами. Когда теряла сознание, на меня выливали ведро воды и бросали в подвал. Новость. Сказала Юзефа. Хозяева уезжают в Германию с большой партией невольников и берут меня с собой. Я не поеду в эту трижды проклятую Германию. Я решила, что лучше умереть в родной сторонушке, чем быть втоптанной в проклятую немецкую землю. Я не хочу больше мучиться рабыней у проклятых жестоких немцев, не дававших мне жить. Завещаю, папа, отомстить за маму и за меня. Прощай, добрый папенька. Ухожу умирать. Твоя дочь Катя Сусанина. Мое сердце верит — письмо дойдет. 12 марта 1943 года...».

Источник: Еленский О. В Белоруссии было 14 детских концлагерей


Читайте также
«Это было не отступление, а бегство. Слабых и раненых немцы затаптывали насмерть»: операция «Уран» — начало конца нацистов при Сталинграде
19 ноября
На двух главных участках фронта, выбранных для атак с севера, 3 500 орудий и тяжелых минометов должны были огнем расчистить путь для двенадцати пехотных дивизий, трех танковых и двух кавалерийских корпусов.
«Атака мертвецов»: 60 русских солдат одним своим видом обратили в бегство 7000 немецких штыков
15 ноября
Осовец — русская опорная крепость на реке Бобра у местечка Осовице западнее города Белосток. Построенная в 23 км от границы с Восточной Пруссией, она предназначалась для обороны стратегического коридора между реками Неман и Висла-Буг. Обойти Осовец было невозможно из-за сплошных болот.
«Риббентроп мучился в петле более 10 минут, Кейтель не мог умереть 24 минуты...»: как проходила казнь нацистов по итогам Нюрнбергского трибунала
20 ноября
20 ноября 1945 г. начал работу международный военный трибунал в Нюрнберге, который чуть менее чем через год приговорил к смертной казни через повешение 12 нацистских преступников.  На казни 16 октября 1946 г. присутствовал советский журналист газеты «Правда» Виктор Темин.
«Вода в Немане стала красной от польской крови»: какими «подвигами» прославился «руководитель» Литвы во времена «советской оккупации» Адольфас Раманаускас
21 ноября
Из интервью Г. Койфмана с полковником госбезопасности в отставке Н.Н. Душанским, который в 1940–1950-е гг. активно боролся с бандитизмом в Прибалтике.
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...