Persona Grata Persona Grata

Показные европейские толерантность и мультикультурализм уходят в прошлое

Источник изображения: www.columbian.com
  5241 0  

Путеводитель описывает турецкий Бодрум как место, популярное у английских, французских, скандинавских и русских туристов. Теперь у журналистов — тоже. На мягкий бодрумский песок, прямо к ногам отдыхающих, вынесло тело сирийского ребенка, утонувшего в Средиземном море вместе с матерью и братом. 

Эта семья бежала от войны. Сначала — из Дамаска в Алеппо, потом — из Алеппо в Кобани, потом — из Кобани в Турцию. Надеялись с помощью контрабандистов перебраться в Грецию. Перегруженное судно в шторм перевернулось. 

Фотографии трехлетнего Айлана Курди заставили весь мир залиться крокодиловыми слезами. Художники расчехлили кисти. Политики — от Канады до какого-нибудь уездного Уимблдона — уже приспособили трагедию под свои нужды.

Питер Баклитч, кандидат от правой Партии Независимости Соединенного Королевства, цитата из твиттера:

"Этот сирийский ребенок был неплохо одет и выглядит упитанным. Он умер потому, что его родители жаждали хорошей жизни в Европе. Все это — плата за нежелание стоять в очереди".

Цитата из Питера Баклитча, кандидата от правой Партии Независимости Соединенного Королевства. Эти слова — да и всю страницу в твиттере — Баклитчу пришлось удалить, но разве он один так думает? Нашествие мигрантов заставляет Европу, как холеную барышню при виде мышей, подбирать юбки и с визгом забираться на стол. 

Там, где еще вчера хвастались свободными границами, вырастают заборы с колючей проволокой. Каждая хата — с краю. 

Англия не принимает, Польша не принимает (у нее, оказывается, полно беженцев с Украины), Германия не принимает, Австрия не принимает, Венгрия. Пусть вон Греция за всех отдувается.

Кстати, мигранты — это ведь не только какие-то бродяги и авантюристы. Бродяга не купит себе билет на поезд за 200 евро. Война гонит в Европу человеческую лаву, в которой уже не отличить хирурга или инженера от мелкого карманника. Да и кто будет разбираться? Европа в истерике. 

Показные толерантность и мультикультурализм готовы смениться чем-то противоположным. Чем-то, на что намекал своим поступком террорист Брейвик. 

Не желая ни слышать, ни думать о причинах нашествия, Европа бьется в истерике и ждет крысолова, который очистит помещение от «недолюдей». А крысолов тут как тут. Крысолов не заставит себя ждать.

Интервью с Мартином Демпси, главой комитета начальников штабов:

Ведущая (с пафосом и состраданием): На этой неделе мы видели очень страшные фотографии утонувших детей на берегу. Проблема мигрантов — самый серьезный такой кризис в Европе со времен Второй Мировой. Когда вы видите такие фотографии, когда вы понимаете, сколько мигрантов погибло, возникает ли у вас ощущение, что настал момент вмешаться?

Демпси: Конечно. По крайней мере, на двух последних встречах с моими коллегами по НАТО, а мы встречаемся каждые 4 месяца, этот вопрос стал главным для обсуждения среди военных. Приходит понимание, что это настоящий кризис.

Прям даже неудобно как-то напоминать Мартину Демпси, откуда кризис взялся. Мы создаем вам проблему, чтобы помочь вам с ней справиться. «Кто калечит, тот и лечит». Старая имперская технология, чем-то похожая на действия братвы в 90-е. Европе предлагают окончательно определиться с крышей. 

Кризис с мигрантами — способ ускоренной фашизации континента и подготовки его к войне. И очень вовремя в Южном Средиземноморье начинаются учения НАТО "Единый Трезубец", а министр обороны Италии требует новой интервенции в Ливии: там — вот ведь напасть какая! — завелись боевики из Исламского Государства.

Паоло Гентильони, министр иностранных дел Италии:

"Либо мы положим конец этому в ближайшие несколько недель. Либо в двух шагах от побережья Италии появится новое Сомали. И тогда нам придется действовать другими методами".

И они готовы действовать другими методами. Под американской крышей каждый получит свою долю. В конце концов, исламисты — исламистами, но оставшийся от Каддафи нефтеперерабатывающий комплекс в Мелите до сих пор контролирует итальянская ENI. 

Колониализм и война — вот две безотказные пилюли от экономического кризиса. 

Чем громче звонит биржевой колокол на Уолл-Стрит, чем глубже падают котировки, тем сильнее канонада вокруг Дамаска, тем больше детских тел найдут поутру на каком-нибудь пляже. Брезгливость здесь неуместна в такой же степени, как и показное сострадание. Чем, кроме цвета кожи, сирийские или ливийские беженцы отличаются от беженцев с Донбасса? Какой обыватель и в какой стране теперь может быть полностью уверен в том, что сам завтра не окажется в потоке беженцев?

Фрагмент из видео о тренировочном лагере "Азова":

Мальчик – 1: "Мы воюем с украинскими предателями, теми, кто — у них нервы слабые — поддались вот этим провокациям. Ну и с российской армией".

Мальчик – 2: "Для меня война с российской стороны — это наглость к Украине. То есть они хотят себе большего. Война — это просто могила большая для людей".

Девочка: "Они хотят забрать Луганск, Донецк, чтобы расшириться еще больше. Но это наша страна и мы должны её защищать".

Это тренировочный лагерь "Азовец", созданный фашистами из батальона Азов для детей и подростков. Лагерь открыт 22 июня, вы поняли? 22 июня. Здесь малышей учат собирать и разбирать автомат Калашникова, преодолевать преграды, оказывать первую помощь на поле боя. Страница батальона, со всеми иллюстрациями, прекрасно себя чувствует в одной из российских соцсетей. Роскомнадзор не в курсе, очевидно. За лето в лагере побывали десятки иностранных журналистов. И кое-кому показались странными нацистские татуировки и лозунги. Ну и что? Ведь журналист лишь отражает реальность, верно? Вот и англоязычная КиевПост не смогла не отразить. 

Цитата из статьи на сайте kyivpost.com:

"Поздно вечером, сидя у костра, дети поют свои любимые песни — патриотические песни борцов за свободу Украины, сражавшихся в середине 20-го века. Мы вслушиваемся в слова одной из песен. Она о том, как украинские солдаты побеждают своих врагов. Сегодня враг — Россия. Мальчик, сидящий на пеньке, тихонько шепчет: "Я хочу, чтобы мы убили всех русских и война закончилась".

Объективность. Ничего личного. Как для американского телеканала Vice, что входит в медиаимперию Руперта Мердока — с его знаменитым эксклюзивом из Сирии.

Фрагмент из фильма ТК Вайс об ИГИЛ:

"Ты кем хочешь быть, малыш? Джихадистом или смертником? — Джихадистом. 

Почему мы убиваем неверных, ну-ка встань. Что делают неверные? — Они убивают мусульман".

Самое главное — не забыть вовремя увлажнить глаза перед портретом Айлана Курди. Столь дорогая цивилизованному миру слезинка ребенка. Как шутил Марк Твен, «Бог придумал войну для того, чтобы американцы выучили, наконец, географию».

И поднимая в воздух бомбардировщики, и выбрасывая за борт новых безработных, и запуская конвейер очередной междуусобицы где-нибудь подальше от своих границ, эти люди будут размахивать у вас перед носом нашим же Достоевским, учить вас толерантности и человеколюбию.

Цитата из романа Ф.М.Достоевского «Братья Карамазовы»:

"Для чего познавать это чертово добро и зло, когда это столько стоит? Да весь мир познания не стоит тогда этих слезок ребеночка к «боженьке»... Пока еще время, спешу оградить себя, а потому от высшей гармонии совершенно отказываюсь. Не стоит она слезинки хотя бы одного только того замученного ребенка, который бил себя кулачонком в грудь и молился в зловонной конуре неискупленными слезами своими к «боженьке»!".

А снимок с Айланом Курди спрячут в толстый фотоальбом, где китайский мальчик плачет на руинах Шанхайской железной дороги, а мальчик из Хиросимы несет в крематорий своего брата, где бегут от пожара вьетнамские дети,а советские — с ужасом смотрят на небо. Где люди в форме выносят из-под обстрела учеников бесланской школы №1.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up