Дайджест

Большая оливковая революция в Грузии

 

Выращивание оливок уже давно перестало быть вопросом, касающимся исключительно культуры и традиций средиземноморских стран, и превратилось в один из наиболее доходных сегментов мирового бизнеса. 

Вопрос в том, что просто взять и вклиниться в этот бизнес может далеко не каждая страна — выращивание оливок требует определенных климатических условий. В связи с этим даже такие крупные мировые экономики, как США или Китай, вынуждены экспортировать продукт, спрос на который вместе с ценой неуклонно растет. Это позволяет странам, где существуют необходимые условия, наращивать имеющийся потенциал или возрождать собственные оливковые традиции. 

В этом плане показателен пример Грузии, которой пророчат лавры страны, способной открыть «второй фронт» на рынке маслин.

Возвращение грузинской оливки

В мае 2010-го года мировые информационные агентства чуть ли не как сенсацию подали новость о том, что 20 тысяч саженцев оливковых деревьев были высажены в селе Машнаари Сигнахского района на востоке страны. Однако это не сенсация, а лишь восстановление исторической справедливости. Несмотря на то, что во времена советской власти выращивание оливок в Грузии сошло на нет, даже в советской научной литературе, с 40-х годов по середину 80-х, можно встретить упоминания о местной оливковой культуре.


Например, упоминается об оливковых деревьях возрастом до 250 лет на горе Урта Зугдидского района, а в селениях Хетта, Цапщи — о 200-250-летних. В Поти хорошо росли и плодоносили маслины трапезундских сортов. В ущелье Тоэквара встречаются одиночные деревья на известковых скалах. Крупная плантация маслины в Абхазии имеется в Новом Афоне, в усадьбе бывшего монастыря.

Этот экскурс в историю можно продолжать, но важно другое — сегодня «оливковое возрождение» в Грузии происходит не только в бизнес-сегменте и развитии сельского хозяйства. Возрождение традиций происходит и в сознании самих грузин, и в той же грузинской кухне, истоки которой в народе хранят как зеницу ока.

В этой связи показательны слова Текуны Гачечиладзе — шефа-новатора, создателя новой грузинской кухни, возглавившей гастрономическую революцию в Грузии. Оливки, как она уверяет, нельзя считать чем-то новым для местных широт.

«Когда-то давно оливы росли в Грузии естественно, но потом что-то произошло и деревьев совсем не стало. Наш терруар идеально подходит для олив, и в соседней Турции они также прекрасно растут, существует даже чудесное турецкое оливковое масло, так почему бы и нам не иметь свое собственное? Почему вдруг это не в нашей традиции? Оливковое масло было нашей традицией, просто мы ее утратили», — сказала она.


Возрождая оливки, Грузия делает ставку на инновации

Стоит отметить, что сегодня оливки уже нельзя отождествлять исключительно с понятием «жидкое золото», поскольку они используются не только в производстве оливкового масла. Например, листья используются в косметологии и медицине. И даже косточкам оливок нашли применение. Испанские ученые из университетов Хаэна и Гренады разработали способ переработки оливковых косточек в биоэтанол — топливо, которое производится из растительного сырья и сможет в будущем заменить бензин и дизельное топливо.

Таким образом, возрождение выращивания оливок в Кахетии — это стратегия развития агропромышленного комплекса Грузии с учетом последних достижений в науке и технологиях. К слову, эти достижения сегодня активно внедряются в выросших словно из-под земли грузинских технологических садах. Благоприятный климат, схожий со средиземноморским, — главное условие для возделывания культуры. А высокая урожайность достигается через внедрение инновационных технологий полива, которые здесь оттачивают до идеального состояния. Так что довольно скоро оливки из Грузии могут оказаться и на вашем столе.


Деревья здесь начинают плодоносить уже на третий-четвертый год. Благодаря правильному уходу средняя урожайность приближается к отметке до 100 кг с одного взрослого дерева старше 10 лет. Хорошая продуктивность, высокая цена на продукт и растущие рынки сбыта — что еще нужно для идеального бизнеса?

Обсуждение ()