Дайджест

Патент для бизнеса: как снизить и чем помочь

 

1 января, с отменой единого налога на вмененный доход, в России практически произошла серьезная налоговая реформа. В её основе — рассчитывать патент для торговли исходя не из периметров торгового зала, а общей площади объектов. 

Фискальные преобразования являлись неизбежной данностью, однако перевод налоговых стрелок на бизнес и простых граждан не должен привести к коллапсу экономики и всплеску массовой безработицы.

Проблему разбираем на примере Прибайкалья, хотя все ее аспекты затронули, пожалуй, каждый региона нашей страны.

27 января в Иркутской области был принят закон о снижении в два раза стоимости патента для индивидуальных предпринимателей, занимающихся розничной торговлей и общепитом. Закон имеет обратную силу, действуя с 1 января 2021 года. Разработка законопроекта осуществлялась комитетом по бюджету, ценообразованию, финансово-экономическому и налоговому законодательству Заксобрания Иркутской области (председатель - Дикусарова Наталья Игоревна). Одним из инициаторов стал председатель комитета по собственности и экономической политике Николай Степанович Труфанов.

А 30 января указом губернатора Игоря Кобзева сняты ограничения на работу ресторанов и кафе с 23:00 до 6:00.

«Тяжёлый выбор»

Принятый областной закон – в принципе, новости для малого бизнеса Прибайкалья неплохая. Но в практическом применении все не так просто. Даже с учетом снижения стоимости патента совокупная налоговая нагрузка для разных категорий предпринимателей возросла в несколько раз. А так как не придумано никакого иного способа платить налоги, кроме как перекладывать их на конечного потребителя, по факту страдают не только коммерсанты, но и все жители региона. С другой стороны, для реализации множества социальных проектов, реализуемых в нашей области необходимо наполнять бюджеты различных уровней. Где тут найти золотую середину?

Разберемся по порядку. До 31 декабря 2020 года большинство представителей малого и микробизнеса платили удобный для всех ЕНВД. Единый налог на вмененный доход, который рассчитывался исходя из площади торгового зала. И вот с нового года его отменили на федеральном уровне. Перед предпринимателями встала дилемма. Или перейти на упрощенную систему налогообложения (УСН), или выбрать патентную систему (ПСН).

Весь прошлый год в правительстве и Законодательном Собрании Иркутской области готовились к этой налоговой реформе. Законом был расширен перечень видов деятельности, при которых индивидуальные предприниматели могут использовать патентную систему налогообложения. До 150 квадратных метров увеличили и максимальный размер торговых помещений, используемых в рамках ПСН.

Не удивительно, что 8 тысяч микропредприятий региона выбрали для себя на 2021 год патент. Однако не все предприниматели остались довольны своим выбором. К концу года из-за очередных изменений в федеральном законодательстве изменилась и суть патента. Если раньше, как и ЕНВД, он рассчитывался исходя из площади торгового зала, теперь в расчет стали брать общую площадь объекта.

Налог на «Теремок» стал слишком высок

Вот пример индивидуального предпринимателя Евгении Колесниковой из поселка Большой Луг, в 36 километрах от Иркутска. Его она озвучила 21 января на круглом столе «Предприниматели против повышения налогов». Там лично присутствовали либо были на Skype-связи представители 23 районов области. А органы власти представлял депутат Николай Труфанов. То, о чем говорила Евгения Колесникова - типичный пример для микробизнеса сельской глубинки.

Общая площадь ее магазина «Теремок» - 191 квадратный метр, из которых 52 квадрата составляет торговый зал. Остальное – подсобки, подвал, кабинет, лестничный проём, туалет и раковина, где продавцы могут помыть руки. За прошлый год она уплатила ЕНВД в размере 60 тысяч рублей. А с 1 января 2021 года налоговая инспекция рассчитала патент в 992 тысячи рублей!

Также она продолжает платить транспортный налог, НДФЛ, страховые взносы, отчисления в Пенсионный фонд РФ, которые мало изменились. В общем выражении налоговая нагрузка для отдельно взятого предпринимателя подскочила в несколько раз. За готовящееся в те дни двукратное снижение патента она поблагодарила областных парламентариев. Однако, даже с учетом снижения, рост налогов Евгении Колесниковой очень ощутим.

Также на круглом столе приводили тревожные примеры, когда владельцы сельских магазинов были вынуждены брать кредиты в банке, чтобы оплатить патент!

«Высокие налоги – смерть для бизнеса»

Николай Труфанов лучше многих коллег знает проблему малого бизнеса в глубинке. Ведь в Заксобрании региона он представляет интересы жителей «северов». Расстояния между райцентрами – как между столицами европейских государств. А людей, порой, живет, меньше, чем в одной московской высотке. Еще накладывается сложнейшая логистическая задача в виде «северного завоза» – через БАМ, на баржах, на самолетах, по зимнику. По словам парламентария, проблему безусловно нужно решать, анализируя опыт конкретных муниципальных образований.

Пожелания бизнесменов озвучил на круглом столе представитель Усольского района Михаил Ожиганов: «Мы призываем снизить налоги не потому, что мы так хотим, а потому, что это объективно слишком высокие налоги. Налоги, при которых предпринимательскую деятельность невозможно будет вести. А если предпринимателям придется закрываться, десятки тысяч людей потеряют работу. Соответственно, государству придется их обеспечивать, платя пособия по безработице».

Вывод дополнил другой участник круглого стола, представлявший некоммерческий фонд «Наша Сибирь»: «Высокие налоги могут обернуться в дальнейшем их еще большими потерями для всех уровней бюджетов. Патент, или налог на имущество подразумевают разовый сбор. Но, если, единожды их заплатив в таком объеме, предприниматель разорится и закроет «лавочку», бюджеты навсегда лишатся ежемесячных налогов (типа НДФЛ) и отчислений».

Если совсем не менять ситуацию, микробизнес ждет разорение, а жителей – закрытие магазинов.

Цены повышать нельзя!

Президент поставил задачу сдерживать рост цен на товары первой необходимости. Но это крайне сложно сделать при многократном и не всегда продуманном увеличении налоговой нагрузки. Тем более что иногда тарифные вилки, заложенные федеральным, или региональным законодательством, в итоге устанавливаются в окончательном виде уже на муниципальном уровне, без анализа последствий. Исправлять такие локальные «перекосы» можно до бесконечности. Но это потребует массу времени, которого как раз сейчас и нет - проблемы обостряет Covid. Вирус нанес сильный удар целым отраслям, надорвал не только туризм, сферу услуг, или общепит. Фактически, от пандемии пострадали все без исключения экономические ниши, включая самую массовую - розничную торговлю. По отзывам предпринимателей, люди стали покупать продукты в меньших объемах и иногда худшего качества.

Предприниматели надеются, что Николай Труфанов продолжит законотворческую работу в их поддержку. Никто не оспаривал необходимость налогов, без которых немыслима реализация всех программ на областном и муниципальном уровне. Речь шла о наиболее проблемных моментах налоговой реформы.

Для плательщиков ПСН их, по существу, два. И, соответственно, два способа решения: вернуться к расчету патента, исходя из торговой, а не общей площади зданий; принять на региональном уровне корректирующие коэффициенты. Для удаленных территорий, небольших населенных пунктов и т.д. Как это было при применении ЕНВД. Ведь доставлять товары в такие села и поселки гораздо дороже, чем в крупные города, а покупательская способность там зачастую ниже.

В любом случае, вопрос в несколько дней и даже недель не решить. Позицию правительства региона тоже понять можно. Снижение площадей для патента с общих на торговый зал поможет малому бизнесу, но одновременно будет означать немалые выпадающие доходы в муниципальных бюджетах. Если их секвестировать, «полетит» часть социальных программ.

Поэтому требуются детальные расчеты. А для них необходимо дождаться отчетности налоговой службы. Важней всего, что власти и бизнес-сообщество уже прислушиваются друг к другу. Ведь только в постоянном диалоге может быть найдена та самая золотая середина.

Автор: Максим Зимин