Дайджест

Великобритания: мюзикл вместо «закона Магнитского»

 

В воскресенье радио BBC опубликовало аудио версию мюзикла о «Законе Магнитского», который получил название «удивительной истории о крестовом походе американского финансиста за справедливость». 

Сотни интервью, видеороликов, статей, тысячи репостов в соцсетях, десятки презентаций, совещаний, выступлений, книг и снова все по кругу – Уильям Браудер, сделавший себе имя на смерти и больших деньгах, замыкает десятилетнюю мифическую историю британским Мюзиклом в исполнении звезд британских сериалов, спонсируя теперь  комедию из смерти своего «друга», с которым, что правда, знаком при жизни не был.

Совсем не удивительно, что для аудио формата своей истории Браудер выбрал именно мюзикл, да еще в жанре сатиры и юмора. А как еще можно относиться к выдумкам? Как юрист, я понимаю, что такая форма подачи, да еще с вымышленными диалогами, собирательными образами, представленными, как художественный вымысел, может быть продиктована опасностью быть привлечёнными за клевету. Ну уж коль британцы нашли в этой истории юмор, давайте тоже попробуем вместе с ними посмеяться.

Итак, Мюзикл длится 1 час 34 минуты и представляет собой комедийный рассказ о деятельности налогового консультанта, он же аудитор, он же адвокат, он же призрак Hermitage Capital Сергея Магнитского. На первый взгляд сюжет повторяет историю, описанную Браудером в его книге «Красный циркуляр». Но то ли поддавшись стремлениям усилить драматизм, то ли осознавая, что это повесть о несуществующем человеке, авторы, при поддержке именитых исполнителей, позволяют исследовать глубже этот феноменальный случай в области виктимологии.

К слову говоря, были еще попытки снять фильм по этой же книге на исторической родине Браудера, да с голливудским замахом, но, по его собственным признаниям, они пошли прахом. Рассказывая в ноябре 2018 года в очередном сотенном интервью о своем «крестовом походе» издателю журнала The American Interest Чарльзу Дэвидсонону, Браудер посетовал, что, мол, карьерой он занимался трижды «на Уолл-стрит, в Москве и в Вашингтоне, и в каждом месте имел дело с некоторыми по-настоящему мутными персонажами («really hairy characters»)». Про удивительные и чудовищные истории американо-российского происхождения британца по паспорту [Уильяма Браудера] в ненавистной ему настолько же, насколько любимой до этого России, не слышал только ленивый. Интересно было бы послушать о «темных личностях в Вашингтоне», с которыми он сделал по-настоящему себе карьеру – в виде Закона Магнитского, но об этом он предпочел не распространяться. Однако по его признанию, все, что было в его жизни дискомфортным и нечестным – ничто по сравнению «с такой дисфункцией и нечестностью, как в Голливуде».

Британия ему ответила честно – сатирой и юмором. В английском стиле. С междустрочием.

После первого прослушивания мюзикла не остается сомнений, что это всего лишь очередная попытка продвинуть известную легенду, сказку о хороших парнях и чудовищной России, и даже, возможно, актуализировать вопрос о принятии «Закона Магнитского» на территории Великобритании. Да, в этом плане Альбион оказался более прозорлив и не стал подмахивать новый расстрельный список, конечно, с оглядкой на собственные экономические интересы и многовековое достоинство.

Теперь уже воспетая легенда не предполагает логического и линейного выстраивания сюжета, критической оценки и анализа фактов. Всё повествование строится на игре чувствами и эмоциями слушателя. Мы уже его читали, на него смотрели, теперь очередь дошла и до ушей. Итак, как говорится в Писании: «Имеющий уши, да услышит!»

Сам мюзикл представляет собой комедию, которая через край переполнена насмешками, иронией и сарказмом. Магнитский и вовсе представлен в образе призрака, поэтому даже при большом желании трудно себе представить, что такой формат может уважать память хоть кого-либо. Абсурд этой истории подчеркивается всем форматом мюзикла.

Благодаря талантливому составу исполнителей образы и сюжет визуализируется довольно легко. Так, например, учитывая историю семьи и детство Браудера, призрак Магнитского так и видится в олицетворении «призрака коммунизма, бредущего по Европе», который в 20 веке сильно напугал страны атлантического блока, а теперь преследует и самого Браудера. Режиссер использует устойчивые образы на которых пытается возродить идеи и подходы холодной войны, таким образом вновь повесив на Россию, как на наследника СССР, ярлык оси зла.

На первый взгляд может показаться, что главная цель этого творческого порыва заключается в защите имени Сергея Магнитского. Не удивляйтесь, но в этом смысле можно найти один из немногочисленных фрагментов правды в истории Браудера. Сергей Магнитский действительно стал жертвой чужой игры, но только «его друг» Браудер, как он сам себя обозначил, даже здесь старается не вспоминать о своей роли в жизни и смерти Магнитского, причинах его ареста и своего, как сейчас уже кажущимся зловещим, молчания вплоть до его смерти.

Интересно, что иногда в тексте появляются странные высказывания, вслушавшись в которые, можно подумать, что режиссер специально дает своим слушателям ниточки для разгадки принципов деятельности Браудера, его мотивов и самого мюзикла.

Например, мы услышим такую фразу «the internet truth is the truth that you choose (в интернете правдой является только то, что вы выбираете), что совершенно точно характеризует механизм одурачивая Браудером аудитории. Как известно, пропаганда исключает анализ и критический подход, а для читателя-зрителя-слушателя создается догма – одна правда, которая не может быть оспорена и которой нет альтернативы. Ведь, как известно, именно благодаря глобальной сети легенда Браудера для обывателя стала фактом, а все, кто подвергал ее малейшему сомнению (не говоря уже о прямых доказательствах лжи) – становились персонами нон-грата или уж точно «агентами ФСБ».

Здесь вспоминается фрагмент интервью идеолога «Закона Магнитского» с режиссером Андреем Некрасовым. Реакция Браудера на попытку задать ему уточняющий вопрос говорит сама за себя – он оборвал разговор и покинул кабинет, пригрозив адвокатами. Некрасов в его глазах нарушил главное правило – усомнился! Его, величайшего мистификатора, не застигнешь врасплох (разве что только на допросе), потому и реакция Браудера на предложение Николя Бе от группы «Европа наций и свобод» (ENF) на заседании год назад в TAX3 Committee об открытой дискуссии с Некрасовым была отработанной и мгновенной: «Я знал, что будет вопрос от ФСБ!!!» и… отказался от дебатов.

Нельзя не отметить, что в пользу Браудера играет информационная среда, в которой мы живем. Глобальная паутина опутала весь мир, а информационные потоки стали менее контролируемыми и распространяются с огромной скоростью. В этих условиях старые и хорошо известные методы пропаганды обретают второе дыхание и предстают в более сильном виде.

Другой интересной фразой отмечу – you need money to do magnificent things… like justice [Для того, чтобы делать потрясающие вещи, например, бороться за справедливость, нужны деньги], в этом предложении хорошо описаны принципы, по которым действуют такие идеологи. Если расшифровать предложение, то под «потрясающими вещами» будет пониматься – гибридная война, а под «справедливостью» – западный проект мироустройства. Деньги в этой цепочке выступают средством достижения цели. Оказавшись в статусе «информационных первопроходцев», страны атлантического блока смогли создать внушительный арсенал инструментов идеологической борьбы, которые и нашли применение в лице Уильяма Браудера.

Канонизируя идиому о силе интернета и деньгах, режиссер по сути дает вдумчивому слушателю право выбора – верить или нет в эту версию, вскормленную все те же интернетом на немалых деньгах.

Продвигаясь по сюжету «произведения», невольно ловишь себя на мысли, что режиссер переиграл самого себя или Браудера. Вместо продвижения легенды британского Остапа Бендера, которая наверняка обошлась в копеечку, ведь актерский состав мог похвастаться весьма известными лицами, в итоге мы видим лишь высмеивание самого Браудера.

Как сказал Карл Маркс – «История повторяется дважды – сначала в виде трагедии, потом в виде фарса». История отдельного человека, российского гражданина, умершего в следствие необратимых изменений и при очевидном попустительстве дежурного врача – это трагедия. Фарс же заключается в том, что Браудер сделал и будет продолжать делать все возможное, чтобы мать Магнитского, его вдова и сын никогда не получили успокоения. Что может быть более безжалостным и подлым? Это его шоу. И поэтому Show Must Go On.

Источник

Обсуждение ()