Пятая колонка Пятая колонка

Разбитое радиоактивное корыто: Литва справляет юбилей со дня смерти своей энергетики

Источник изображения: ritmeurasia.org
 

Ровно 10 лет назад, в новогоднюю ночь с 2009 на 2010 год литовцы с песнями и танцами зарезали курицу, несущую даже не золотые, а бриллиантовые яйца — выключили второй, последний энергоблок Игналинской АЭС. Расскажу, в чем заключается эпичность этого «фейла».

Для начала о том, как устроен бизнес атомной энергетики. Первое: атомная энергия в части текущих расходов фантастически дешева. Для ее выработки не требуется сжигать миллионы тонн дорогих углеводородов, не надо тянуть газовые трубы через полконтинента или копать угольные карьеры до центра земли.

Потребность в топливе ядерного реактора — сотни килограммов в год. Один вагон.

Но! Постройка атомной электростанции на «нулевом» этапе — это колоссальные затраты. Кроме самого реактора, который стоит 5–7 млрд долларов, требуется построить еще и город. Да, целый город, причем «в чистом поле».

Дело в том, что по правилам безопасности атомные электростанции нельзя размещать ближе 30 км от крупных городов. А персонала, обслуживающего атомный гигант, требуется много.

К примеру, на Игналинской АЭС в годы ее расцвета работало до 5 тыс. человек. То есть с семьями — 15 тыс. А это значит, что город при атомной электростанции должно строить на население 30+ тысяч.

Вид на спальные микрорайоны ВисагинасаВид на спальные микрорайоны Висагинаса

Именно такой проект атомного гиганта и затеял в далеком 1975-м году Советский Союз в своем прибалтийском регионе, где электроэнергия была в жестком дефиците. Не знаю, как пересчитать на современные доллары тогдашние советские рубли, можете сами прикинуть.

Фото: moremhod.infoФото: moremhod.info

Но в 1983 году, через 8 лет, на берегу литовского озера Друкщяй (глухой медвежий угол на границе Литвы, Латвии и Беларуси, тогда еще советских) уже стоял город на 30 тысяч населения и был запущен первый реактор АЭС. В 1987-м заработал второй.

К тому времени уже строился третий и ровнялась площадка под четвертый.

На этой стройке работал весь Союз, ваш покорный слуга тоже приложил к ней руку. Думаю, если перевести рубли СССР в современные доллары, цена этого проекта перевалит за 50 млрд.

Одно из строительных подразделений / Фото: moremhod.infoОдно из строительных подразделений / Фото: moremhod.info

За несколько лет Литовская ССР из энергетической провинции превратилась в крупнейшего производителя электроэнергии в регионе. Одного реактора ей самой хватало за глаза, а энергию второго она гнала на экспорт в Латвию, Эстонию, Беларусь, Россию (тогда еще советские ЛССР, ЭССР, БССР, РСФСР).

***

И тут наступил 1991-й и, грянула «незалэжность». СССР в виде России ушел, забрав с собой долги Незалежных республик, а все бонусы в виде атомных электростанций — подарил. Бесплатно.

Итак, еще раз о бизнесе. Себестоимость «атомного» киловатт-часа, если учитывать только «накладные», — копейки. Генеральный директор Игналинской АЭС Виктор Шевалдин, когда я брал у него интервью 10 лет назад, накануне закрытия станции, сообщил, что станция продает энергию государству по 1,8 евроцента за один Квтч.

И прибылей с этой продажи станции вполне хватит, чтобы своими силами построить и третий, и четвертый энергоблоки. А государство продает его энергию потребителям за 18–20 евроцентов. Имея 1 000% прибыли!

Еще раз, если кто не понял. Если вы захотите включиться в атомную энергетику как инвестор, соблазнившись тысячепроцентной прибылью, не забудьте учесть в расходах строительство сначала города атомщиков, потом самих реакторов, вложить в это дело многие десятки миллиардов, а потом с прибылей расплачиваться по кредитам лет эдак 50. И картинка этого бизнеса перестанет быть радужной.

Но Литве атомная станция вместе с городом досталась ДАРОМ! Ее ей подарил советский Дед Мороз! И улетел.

***

Все 1990-е и начало 2000-х Игналинская АЭС работала на полную мощность, снабжая разваливающийся литовский бюджет твердой валютой. Экспорт электроэнергии для Литвы был единственным надежным источником доходов.

Фото: baltnews.ltФото: baltnews.lt

Но тут вместо доброго советского Деда Мороза прилетел Санта Клаус — Евросоюз. И поставил условие: хотите вступить к нам — закройте Игналинскую АЭС.

Обосновал: реакторы ИАЭС — «чернобыльского» типа. То есть опасные.

И неважно, что за 20 лет после аварии в Чернобыле реакторы Игналинки прошли глубочайшую модернизацию и МАГАТЭ (главный мировой надзиратель за ядерной безопасностью) признал их самыми надежными в Европе.

Документально, после сотен тщательных проверок! Евросоюз потребовал: закрыть, и все! Не обсуждается.

Литовцы немного покочевряжились и уступили, уж очень им хотелось в «Эуропу», аж между ног чесалось... В 2004 году был выведен из эксплуатации первый реактор ИАЭС, а в новогоднюю ночь с 2009 на 2010 год — второй. Литва из главного экспортера энергии в регионе стала ее главным импортером.

***

Для тех, кто не знает: закрыть атомную электростанцию — это не костер загасить по-пионерски. Угольную или газовую станцию закрыть — подождать, пока остынут котлы-турбины, попилить на металлолом, заровнять бульдозером и посадить зеленую лужайку. Делов — на неделю.

Зарыть АЭС до «зеленой лужайки» — десятилетия.

Сначала надо выгрузить отработанное ядерное топливо, охладить его в специальном бассейне, подождать несколько лет, пока оно «утихнет». Потом попилить кассеты на кусочки, разложить по бочкам, залить битумом и захоронить в специальном могильнике глубоко под землей.

Потом разобрать сами реакторы, вытащить оттуда радиоактивный графит-металл-оборудование (сотни тонн), точно так же распилить, уложить и захоронить. Все это делается не вручную, а специальными роботами-станками-автоматами. Для человека это трогать смертельно даже через 10 лет.

Потом, когда все самое страшное из реактора будет извлечено, надо сами эти роботы-станки-манипуляторы точно так же распилить, залить битумом в бочках и захоронить. А потом захоронить те станки-автоматы, которыми пилили эти станки...

Гендиректор ИАЭС Шевалдин сказал мне, что если к 2035 году сей процесс завершится до «зеленой лужайки», будет слава Богу. А до того на станции, как и во время активной эксплуатации, будут работать тысячи человек. Только не на прибыль (от продажи энергии), а на чистые и незамутненные убытки.

Так, собственно, и происходит. После выключения ИАЭС 10 лет назад на ней работают около 2 тысяч человек. И конца-края не видно. А еще весь этот процесс надо сурово охранять. Желающих вытащить из реактора какой-нибудь хрени на «грязную» радиоактивную бомбу в современной Европе имеется в товарном количестве.

***

Накануне закрытия ИАЭС осенью 2009 года я взял интервью у президента Литвы Дали Грибаускайте, она тогда только-только стала президентом, была такая веселая и оптимистичная, с комсомольским задором. В числе прочих я задал вопрос, а что там с перспективами атомной энергетики в Литве после закрытия ИАЭС?

Фото: regnum.ruФото: regnum.ru

Даля радостно ответила: все прекрасно! Мы сейчас закроем советскую (тоталитарную) атомную станцию, а взамен построим правильную, с хорошими, годными западными реакторами. Вот прямо сейчас к нам ломанутся инвесторы (Латвия, Эстония, Польша), строить будут французы или японцы, а мы уже и название новой станции придумали — Висагинская АЭС. Гоп-гоп!

...10 лет прошло.

Про «Висагинскую АЭС» литовцам лучше не напоминать — завоют матерно, могут морду набить. Литва покупает российский сжиженный газ, чтобы заткнуть дыры в своей энергетической «незалэжности».

Мыши кололись, плакали, но ели кактус.

А на границе с Литвой, в 50 км от столичного Вильнюса хитроумный белорусский «батька» строит СВОЮ атомную станцию при помощи «Росатома». В часе езды от умершей Игналинской АЭС, но со своей стороны границы, где комиссары Евросоюза — не указ.

Дело на мази, в 2020 году обещает пустить в промышленную эксплуатацию первый блок. И сразу за ним — второй.

***

Вишенка на торт. Когда в 1975 году проектировалась Игналинская АЭС, ее хотели ставить на белорусском берегу озера Друкшяй. Оно пограничное, имеет два берега — литовский и белорусский. С белорусской стороны это озеро называется Дрисвяты. Но проектировщики решили передвинуть станцию на 3 км в сторону Литовской ССР — там грунты оказались лучше.

Первоначально в проекте планировалось построить 4 реактора, самых мощных в мире: РБМК-1500. И тем обеспечить весь регион (от Варшавы до Пскова) практически дармовой электроэнергией. А потом достроить еще 2 реактора по мере промышленного развития региона…

Вот если бы в далеком 1975-м проектировщики не сдвинули станцию на 3 км в сторону Литовской ССР, зуб даю, что на белорусском берегу этого озера сейчас бы стояли бодро работающие 4 реактора и строились 5-й и 6-й.

И мудрый белорусский «батька», не попиливший в металлолом советскую промышленность, потирал бы руки.

P.S. На фотографии: так называемый «пятак» — крышка второго реактора Игналинской АЭС, 30 декабря 2009 года, я на нем стою. Подо мной бушует тепловая мощность 4,8 гигаватта. Через сутки с небольшим он умрет. Помянем…


Читайте также
Литва угрожает экологической безопасности Калининграда и Беларуси
13 декабря 2019
В Литве произошла авария на заводе по производству азотных удобрений Achema; это уже вторая техногенная катастрофа в Литве за последние недели.
Обсуждение ()