Экономика Экономика

Латышский язык и Евросоюз оставят Латвию без авиации

Источник изображения: ainonline.com
 

В Латвии забили тревогу из-за угрозы национальному авиасообщению, которое испытывает двойное давление европейской интеграции и латышского национализма. Латвийские высококлассные специалисты в области авиаперевозок улетают работать в Западную Европу, где зарплаты выше в несколько раз, а Латвия не может привлекать иностранных специалистов из-за требований знать латышский язык на высшем уровне. Национализм в очередной раз стреляет Латвии в ногу: он уже погубил латвийскую школу гражданской авиации, а теперь лишает страну безопасного авиасообщения.

«Более 60% задержек [вылетов] были вызваны нехваткой человеческих ресурсов в авиатранспортной отрасли, и только 25% были связаны с неблагоприятными погодными условиями», — пишет на страницах национал-консервативной газеты Latvijas Avīze Янис Грасис.

Такая ситуация характерна для многих стран, и в том числе для Латвии, где национальный авиаперевозчик — компания Air Baltic — рассчитывает резко увеличить количество рейсов и пассажиров в Рижском аэропорту.

Однако амбициозные планы Air Baltic упираются в элементарную нехватку обученных кадров.

Вместо роста воздушного транзита Латвия рискует получить серьезные угрозы в сфере авиационной безопасности, главная причина которых — требование к авиадиспетчерам государственного агентства «Латвийского воздушного сообщения» (GSV) знать латышский язык на высшем уровне.

«В соответствии с введенным в действие Кабинетом министров "Положением о проверке уровня владения государственным языком и процедуре проверки уровня владением государственным языком для выполнения профессиональных и служебных обязанностей, получения разрешения на постоянное проживание и получения статуса постоянного жителя Европейского союза, а также государственной пошлине за оценку уровня владения государственным языком" заявитель должен получить оценку владения языком на самом высоком уровне (С1)», — пишет Янис Грасис.

С1 — это знание государственного языка на уровне профессора латышской филологии. На С1 латышский язык не знает и абсолютное большинство латышей, не говоря уже о тех, для кого язык — не родной. Это обстоятельство дает Центру государственного языка, в простонародье именуемому языковой полицией, практически безграничные возможности для беспредела. Языковые инспекторы могут нарушить нормальный режим работы и извести проверками любое предприятие, оштрафовать и поставить вопрос о трудоустройстве любого сотрудника.

Самое смешное, что к авиадиспетчерам Центр государственного языка должен иметь отношение меньше, чем к кому-либо. Латвийским авиадиспетчерам вообще нет нужды говорить по-латышски.

Международный язык авиадиспетчеров всего мира — английский, и сотрудники «Латвийского воздушного агентства» ведут переговоры в основном с иностранными коллегами, которые не знают латышского вовсе. Главное, что от них требуется для безопасности полетов, — свободно говорить на языке Шекспира.

Абсурдные требования языкового законодательства приводят к тому, что в Латвии не хватает профессиональных диспетчеров и летать над Балтикой становится попросту небезопасно.

Латвийское авиасообщение испытывает двойной удар. По нему разом бьют европейская интеграция и латышский национализм.

Европейский рынок труда открыт, большинство стран ЕС не требуют от авиадиспетчеров знания своего языка на высшую категорию, и грамотные диспетчеры в прямом смысле слова разлетаются из Латвии по богатым странам Западные Европы, где зарплаты в 5 раз выше. Принимать же вместо них иностранцев в Латвии не могут из-за требований государства знать латышский язык на уровне профессиональных филологов.

В результате борьба «латышской Латвии» за спасение единственного государственного языка ведет к задержкам вылетов и значительно повышает вероятность авиакатастроф в небе над Балтикой.

Опасность ситуации характеризует уже то, что о ней написала националистическая Latvijas Avīze, которая в любой ситуации ратует за самые репрессивные меры в поддержку латышского языка. В ситуации с «Латвийским воздушным агентством» даже Latvijas Avīze не спорит, что корень проблемы — в языковой политике, и публикует предложение отменить требование к авиадиспетчерам знать латышский язык на высшем уровне.

Между тем эта история имеет свою предысторию. Непримиримый конфликт латвийской авиации с националистической идеологией исчисляется десятилетиями.

В этом году исполняется 20 лет со дня ликвидации Рижского Краснознаменного института инженеров гражданской авиации (РКИИГА), который создал Латвии собственную школу авиасообщения и был закрыт именно по соображениям борьбы за верховенство государственного латышского языка.

Ровесник латвийской государственности, Рижский Краснознаменный институт инженеров гражданской авиации был закрыт даже не потому, что русскоязычный профессорско-преподавательский состав плохо говорил по-латышски, а потому, что в латышском языке не было таких слов, на которых можно научить авиаконструктора строить и ремонтировать самолеты.

Это была беда всех технических вузов Латвии. Большинство из них почили в бозе, потому что власть запретила преподавать по-русски, а на латышском языке невозможно дать настоящее техническое образование. В нем просто нет специальной терминологии.

Для сохранения РКИИГА и других технических вузов достаточно было принять это во внимание и ослабить свои языковые требования. Однако Латвийское государство решило: либо в университетах и институтах Латвии будут говорить на единственном государственном языке, либо не будут никак.

Результатом стало сворачивание в стране высшего технического образования.

Так что сегодняшняя проблема с авиадиспетчерами является долгим отзвуком большой трагедии латвийской авиации. И главная причина — национализм, который в принципе несовместим с идеей технологического процесса.

Если идти в борьбе за идеалы «латышской Латвии» до конца, то надо вообще закрыть в стране авиасообщение, потому что работающие в этой отрасли люди в переговорах не используют государственный язык, не говоря уже о том, чтобы знать латышский на высшем уровне.

После пары-тройки авиакатастроф в небе над Балтикой из-за нехватки диспетчеров к этому все и придет. И в этом будет своя логика исторического развития.

Братья-литовцы уже объясняли латышам, что железные дороги в Прибалтике политически неблагонадежны как проводники геополитического влияния Кремля. Однако и самолеты в плане идеологии вызывают сомнение.

Телега — вот подлинный символ «латышской Латвии». Только она там и останется из всей транспортной отрасли после окончательного завершения ее строительства.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Статья доступна на других языках:
Читайте также
Власти Литвы анонсировали закрытие Вильнюсского аэропорта
17 июня
Власти Литвы допускают закрытие Вильнюсского международного аэропорта и строительство вместо него нового.
Латышские бабушки плачут: внуки в Англии перестают быть латышами
26 июня
Латвийский блогер об ассимиляции, вытеснении латышского языка английским и первопричинах происходящего.
Латвию предупредили об угрозе безопасности полетов из-за языковых требований к авиадиспетчерам
5 июля
Требование к авиадиспетчерам знать латышский язык на высшую категорию может пагубно влиять на безопасность полетов, считает доктор юридических наук Янис Грасис.
В Латвии придумали способ «тотальной латышизации»
8 июля
В Латвии появился национальный бренд — «Латыш/латышка». Такой логотип теперь украшает продукцию местных компаний — от кружек до автомобилей.
Обсуждение ()
Новости партнёров