Экономика Экономика

«Лукашенко торгует Украиной»: что стоит за очередным нефтяным спором России и Беларуси

Источник изображения: Коллаж RuBaltic.Ru
0  

Беларусь приостановила экспорт нефтепродуктов в страны Балтии, Польшу и Украину. Причиной тому стали поставки некачественного сырья из России, из-за которого якобы пострадало оборудование белорусских нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ). Действительно ли проблема настолько серьезная, как пытается показать Минск? О том, что стоит за очередным белорусско-российским конфликтом, аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал ведущий аналитик Фонда национальной энергобезопасности Игорь ЮШКОВ.

— Г-н Юшков, у вас есть объяснение, почему белорусская сторона так недовольна качеством российской нефти?

— Судя по тому, что Россия признает факт повышения в сырье содержания хлора (так называемой органики), то, вероятно, какие-то изменения действительно произошли. Другой вопрос — насколько это губительно для белорусских НПЗ.

Минск явно хочет выжать максимум из этой истории. Его стратегическая задача-максимум — снова усадить российских коллег за стол переговоров и обсуждать налоговый маневр, договориться о компенсациях для белорусской нефтеперерабатывающей промышленности. Может всплыть и вопрос цены на газ. Речь идет о возвращении формата больших переговоров. Нынешний инцидент будет использоваться в этом контексте.

Беларусь будет утверждать, что изменение качества российской нефти наносит большой урон ее НПЗ, пытаясь подстегнуть Москву к проведению политического диалога.

Сейчас ведь история развивается по линии компаний «Транснефть» — «Белнефтехим».

— Россия выступает против ее политизации?

Позиция России сводится к тому, что это некий технический инцидент, который нужно обсуждать в рамках действующих контрактов. Между «Транснефтью» и «Белнефтехимом» заключен контракт, в котором прописаны все нюансы, в том числе и вопрос качества сырья.

Задача-максимум для Беларуси ясна, а задача-минимум — получить компенсацию за ущерб от некачественной нефти, который либо есть, либо может быть выдуман.

И здесь выясняются интересные детали.

У белорусских НПЗ вроде как вышло из строя какое-то оборудование, и они сократили объем переработки примерно на 40% (по крайней мере, звучала такая цифра). Потом они говорят, что из-за сокращения производства все нефтепродукты вынуждены отправлять на внутренний рынок. Хотя в новостях фигурирует именно Мозырский НПЗ, а он и до этого работал в основном на внутренний рынок, а не на экспорт.

Теперь, я думаю, Беларусь возьмет этот сокращенный объем поставок, умножит его на цену экспортных поставок и будет просить Россию выплатить компенсацию за недополученную прибыль.

Добавим к этому и стоимость оборудования, которое, как утверждается, вышло из строя.

— Как в этой ситуации должна действовать Россия?

Мне кажется, она должна настаивать на экспертизе, чтобы выяснить, действительно ли было повреждено какое-то оборудование из-за некачественной нефти, действительно ли нужно было сокращать объемы производства.

Какие-то ответы на эти вопросы мы получим буквально в течение нескольких дней, потому что нефть с содержанием хлора идет, помимо Беларуси, в Польшу и страны Центральной Европы. И никаких заявлений от них мы пока не слышали.

Поляки сообщили, что их предупредили о подходе к польско-белорусской границе той самой нефти с измененными характеристиками. Посмотрим, что будет, когда она поступит на польские НПЗ. Если у них ничего не сломается, то возникнут вопросы уже к белорусской стороне: а почему у вас вдруг оборудование вышло из строя?

— Примечательно еще и то, что президент Беларуси Александр Лукашенко две недели назад объявил о намерении ограничить транзит российской нефти в Европу из-за ремонтов трубопроводов.

Здесь я бы разделил две разные истории. Заявление Лукашенко — это из сферы нашего большого конфликта, связанного с налоговым маневром. Россия не дает Беларуси компенсацию, Беларусь угрожает остановить транзит. Плюс еще яблоки и груши, которые в апреле в Беларуси ну никак не могли вырасти — Россия перекрыла их поставки. А дальше последовали слова Лукашенко о нефтепроводе «Дружба»…

Это одна линия. Ситуацию с качеством нефти, по-моему, стоит рассмотреть отдельно. Российский министр энергетики наверняка не врет и не лукавит, когда говорит, что сейчас просто происходит аварийный инцидент, не связанный с общим контекстом белорусско-российских отношений.

Думаю, попадание в трубу хлорных соединений — это не злой умысел России, не часть какой-то игры против Беларуси.

Я слышу рассуждения о том, что Москва в ответ на угрозы Минска перекрыть транзит решила «загадить» нефть. Но если бы Россия хотела показать своим соседям, что не хвост виляет собакой, а наоборот, она бы действовала иначе.

Если вы хотите перекрыть нам транзит, то вентиль может быть закручен и выше — тогда вы сами останетесь без нефти. Такая бы была логика, если бы коспирологическая версия о злонамеренных действиях России соответствовала действительности.

Просто так добавлять в нефть какие-то хлорорганические соединения? Зачем, если от этого пострадают не только белорусы, но и потребители в других странах? Тогда и европейцы могут потребовать компенсацию (как минимум за то, что нефть не соответствует контрактным нормам). Не вижу смысла.

К тому же, если бы мы действительно провернули этот трюк, то российская сторона просто не признавала бы наличия проблемы. Но Россия-то признала!

Соответствующие заявления сделали и в Минэнерго, и в «Транснефти».

Примечательно, что Беларусь не перекрывала транзит нефтепровода «Дружба». Нефть по-прежнему идет, в этом плане ничего не изменилось. Так что угрозы Лукашенко не сбылись. Здесь просто важно не путать нефтепроводы и нефтепродуктопроводы.

— Это важный момент. Беларусь ведь приостановила экспорт светлых нефтепродуктов на Украину, в Польшу и страны Балтии, сославшись на поставки некачественного сырья из России.

Да, речь идет о нефтепродуктах, полученных из этой самой некачественной нефти. Возникает вопрос: если вы прекращаете поставки нефтепродуктов, то куда вы их деваете? Вы же их не утилизируете, а поставляете на внутренний рынок. В таком случае, чем кардинально отличаются рынки Беларуси и Украины?

Было подозрение, что белорусы просто оставят эти объемы у себя в хранилищах и продадут позже. А заодно и получат компенсации с России за якобы нереализованную продукцию.

Но потом белорусская сторона пояснила, что она уже настроила свои НПЗ на снижение мощностей, когда нефть только пересекла границу. И в итоге продукции стало хватать только для удовлетворения потребностей внутреннего рынка.

Кстати, почему среди стран, которым перекрыли поставки, числится Украина? Потому что она является самым маржинальным покупателем — покупает белорусские нефтепродукты по самым высоким ценам.

Теперь появляется возможность весь объем непроданных нефтепродуктов умножить на украинский ценник и выставить России как можно более крупный счет.

— Образно говоря, Лукашенко торгует Украиной?

В данном случае это наиболее выгодно с экономической точки зрения. Но я думаю, что долго такая ситуация не продлится. Неделю максимум, а дальше поставки возобновятся.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...