Экономика Экономика

Литва непригодна для международного бизнеса

Источник изображения: Skelbiu.lt
0  

Второй срок президентства Дали Грибаускайте ознаменовался массовым исходом иностранных инвесторов из страны. Парадоксально, но за годы, которые у власти в республике находилась бывший еврокомиссар по финансам и глава республиканского Минфина, инвестиционный климат настолько испортился, что даже местные компании предпочитают переносить производства в соседние страны.

Грибаускайте в своих публичных выступлениях всячески подчеркивает историю экономического «успеха» Литвы, приводя один из главных аргументов — членство в Организации экономического сотрудничества и развития. Основной довод литовского руководителя заключается в том, что сам факт участия в этой престижной структуре уже подтверждает успешность экономического развития республики.

При этом широко известно, что экономика Литвы напрямую зависит от финансовой помощи Евросоюза. Согласно данным исследования Le Figaro, в 2017 году Литва стала рекордсменом среди Прибалтийских государств по размеру европейских дотаций. Вильнюс внес в общую казну ЕС 244 млн евро, а получил 1,8 млрд евро — больше почти в 7,5 раза.

При этом сложно спрогнозировать, как будет вести себя экономика Литвы, когда доля европейских вливаний в бюджет республики уменьшится. Ведь, по данным одного из четырех крупнейших аудиторских агентств в мире — международной компании KPMG, брюссельские дотации в экономике Литвы составляют 18,6%.

То есть зависимость от структурного европейского финансирования носит фундаментальный характер, и в случае его урезания страна окажется в крайне сложной ситуации.

Такой сценарий вполне реалистичен в силу ряда объективных факторов, прежде всего текущей реформы ЕС, триггером которой стал Brexit. Взнос Великобритании в европейский бюджет составлял порядка 18 млрд евро.

В этой связи Брюссель вынужден пересмотреть финансирование ряда инфраструктурных проектов, а также принцип дотаций экономик «Новой Европы».

Европейские партнеры должны учесть, что с 2004 года — начала членства Литвы в Евросоюзе — в экономику республики было влито более 20 млрд евро. Но это не привело ни к промышленному подъему, ни к улучшению социально-экономической ситуации. Наоборот, страну накрыла волна рекордной эмиграции. Сегодня в республике проживает 2,8 млн человек, но уже к 2050 году численность населения может составить 2,4 млн человек. А по данным Eurostat, к 2080 году в Литве останется 1,6 млн жителей. Цифры страшные, если учесть, что в 1991 году в стране проживало 3,6 млн человек.

Да и в самой Литве всё чаще стали говорить об остроте данной темы. Так, в прошлом году заместитель председателя Центробанка Литвы Раймондас Куодис предупредил о том, что «при сохранении нынешних демографических тенденций в Литве скоро останется два с половиной города, а затем исчезнут и они».

Действительно, с каждым годом всё больше и больше вымываются трудовые ресурсы, которые являются основным драйвером экономического роста. В условиях отсутствия их должного замещения на фоне увеличения количества людей пенсионного возраста история экономического успеха просто невозможна.

Так что же сегодня происходит с экономикой Литвы? О ее состоянии можно судить в первую очередь по инвестиционному климату. Как правило, капитал идет туда, где ему комфортно. Для этого власти создают условия наибольшего благоприятствования, ведут прямой диалог с бизнесом, своевременно учитывая его пожелания.

В Литве всё наоборот. Позиция главы государства заключается в том, что бизнес должен подстраиваться под власть, которая ведет непрекращающуюся геополитическую борьбу за энергетическую независимость от России.

Причем издержки этой политики литовские власти перекладывают на плечи собственных предпринимателей. Доходит до полного абсурда, когда в стране со статусом свободной рыночной экономики хозяйствующие субъекты осуществляют свою экономическую деятельность под диктовку государства. К примеру, что касается поставок газа, то все крупные предприятия обязаны закупать треть необходимого объема у норвежского поставщика — компании Statoil. На этот счет принят целый закон «О терминале СПГ в Клайпеде», который не только противоречит базовому принципу ЕС о конкуренции, но и является прямым вмешательством государства в деятельность частного бизнеса. А за несоблюдение требований закона можно запросто получить многомиллионный штраф.

В результате флагман литовской экономики — концерн по производству минеральный удобрений Achema, который, кстати, является одним из основных налогоплательщиков, был доведен до критического финансового состояния. Руководство предприятия обратилось с открытым письмом к премьер-министру Литвы Саулюсу Сквернялису с требованием учитывать интересы бизнеса при проведении налоговой политики.

Как отмечается в письме, «фонд заработной платы Achemа почти равняется налогу за терминал СПГ, который достигает 20 млн евро в год и который должен уплачиваться, даже когда предприятие не работает и не потребляет газ». Таким образом, бизнес призвал литовские власти к ответственности за критическое состояние предприятия.

Пример концерна Achema показателен и отражает реальную ситуацию в экономике. Отсюда и отсутствие благоприятного инвестиционного климата в стране. Подтверждением этому является уход очередной крупной иностранной компании из Литвы. 20 июня стало известно, что швейцарский концерн по производству продуктов питания Hochdorf Group прекратил свою деятельность в этой прибалтийской республике. Причиной ухода с рынка стала сельскохозяйственная политика государства.

«Сельскохозяйственная политика в Литве, которая на фоне нынешних низких цен на белок на международном рынке привела к высоким ценам на молоко на внутреннем рынке, побудила Hochdorf к закрытию завода», — заявили в компании.

И это далеко не единичный пример. Проблема носит массовый характер. Только за последние два года закрыли свою деятельность на территории Литвы такие гиганты, как Coca–Cola, Estrella, Prisma, AIG, «Лукойл». В 2017 году американская страховая компания American International Group прекратила деятельность своего центра услуг. В этом же году по экономическим соображениям свернул свое присутствие и финский концерн Suomen Osuuskauppojen Keskuskunta, которому принадлежат магазины Prisma и ассоциация грузоперевозчиков Linava. В ассоциации пояснили, что данное решение было обусловлено убытками транспортного предприятия из-за российского эмбарго как следствия политики санкций, направленной против России.

Стоит напомнить, что Литва громче всех требовала ввода антироссийских санкций, в итоге пострадав от них больше остальных европейских стран.

Итогом двух президентских мандатов Дали Грибаускайте стал полный провал экономической повестки. Окончание ее полномочий сопровождается не только массовым исходом из Литвы иностранных инвесторов, но и угнетением местного бизнеса. Литовские производители всё чаще решают перенести производство в третьи страны, в том числе и в Россию, борьба с которой для Грибаускайте стала основой ее президентства. Что ж, эту борьбу, судя по состоянию экономики, глава Литовского государства явно проиграла.

Читайте также
Евросоюз воскресит Игналинскую АЭС?
20 июня
Пересмотр Евросоюзом своих финансовых обязательств по закрытию Игналинской АЭС может стать поводом для литовских властей задуматься над тем, как вернуть ранее утраченный энергетический суверенитет страны.
А напоследок я скажу: Грибаускайте завещала готовиться к вторжению России
21 июня
Президент Литвы Даля Грибаускайте заявила в интервью немецкому журналу Spiegel, что нужно готовиться к вторжению России в Литву.
Депопуляция ведет к росту налогов в Прибалтике
19 июня
Под видом налоговой реформы прибалтийские политики предлагают повышение прямых и косвенных налоговых сборов.
Грибаускайте призвала Литву готовиться к «вторжению» России
20 июня
Президент Литвы Даля Грибаускайте считает, что ее страна должна быть готова к нападению со стороны России. 
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...